Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Контракт Хиддинка. Отставка Вайнштока. Хоккейная Открытая лига


Дмитрий Морозов: Сегодня три острые темы, а об остальном, наверное, напомнят наши слушатели. Итак, тема номер один – это неприятная история с главным тренером сборной России по футболу Гусом Хиддинком, который до сих пор не подписал контракт с Российским футбольным союзом, пикировка между Виталием Мутко и национальной академией футбола. Вам слово, профессор.



Роберт Воскеричян: История довольно неприятная, согласен. Но в общем то она укладывается в стиль и образ действий президента Российского футбольного союза. Об этом много говорилось. Думаю, фактическую сторону вопроса мы можем оставить. Я предлагаю просто обсудить, почему вообще такое возможно, а именно: что, с одной стороны, Национальная академия футбола, которая имеет бюджет примерно 55 миллионов долларов, что почти то же самое, что и бюджет собственно РФС, но при этом отношение к этой структуре, как выяснилось, вполне утилитарное. То есть они в качестве кошелька или пиджака пытались использовать, хотя, в общем то, помимо того, что они дают деньги, это уже совсем неплохо. Они еще дают некие методики, они еще дают некие идеи. Они имеют определенную скаутскую систему в области современных футбольных методик и так далее, тому подобное. Да и вообще, крупный бизнес впервые вот так по-крупному взялся за такой социальный проект, как футбол. И что выясняется? Что, в общем-то, по большому счету, НАФ и не нужна Российскому футбольному союзу, кроме как источник денег для определенных проектов.



Дмитрий Морозов: Получается так, что и Национальной академии футбола не нужен Российский футбольный союз, то есть происходит некая подмена полномочий, вам не кажется?



Роберт Воскеричян: Да дело не в полномочиях. Дело в том, что у каждого была и должна быть своя ниша. И в общем-то, НАФ эту нишу выдерживала. Собственно говоря, мы ни разу не слышали, что Капков или даже его шеф Абрамович каким-то образом пытались влезть в политические сферы, то есть там, где царствует Мутко. Они ограничили свой ареал, свою зону деятельности финансированием, но под присмотром и по согласованию с самой академией. Но выяснилось, что у Мутко несколько иное представление о том, как это должно происходить. И выяснилось это неожиданно, когда Мутко стал настаивать на подписании договора в отсутствие Капкова, который, как мы знаем, уезжал в Екатеринбург, по-моему, его не было в Москве. И такое давление на третьеразрядного чиновника из системы НАФ, который вообще никаких прав не имеет, это то, что президент РФС не вполне представляет себе всю структуру и архитектуру такого рода взаимоотношений – такой исполкомовский подход. Партия сказала «надо», а ну-ка попробуй, комсомол! А это не комсомол, комсомола уже нет. Есть здесь еще и подводные камни. Все знают, что Хиддинк получает 2 миллиона евро. А на самом деле, для того, чтобы он эти два миллиона евро получал, а сейчас будет получать еще больше, если подпишет, вместе с налогами и вместе с еще некоторыми перелетами и прочими бонусами, а также с помощниками речь идет о 7-8 миллионах евро. Вот примерно сумма, которую ежегодно отдает НАФ. А Мутко то думал, что дам я ему 2 миллиона евро и подпишу сам договор, два миллиона я и сам найду. Вот примерно та ситуация, которая подвигла Виталия Леонтьевича на столь смелые шаги. Теперь то он, конечно, понял, что 7-8 миллионов он не найдет, и теперь пытается наладить отношения с НАФ. Но я не знаю, чем это закончится. Потому что, по-моему, дело идет к разрыву.



Дмитрий Морозов: Слово Александру.



Слушатель: Я по поводу матча «Олимпик» - «Зенит». В перерыве этого матча болельщики вывесили баннер со словами «Косово – сердце Сербии» и «Мы не отдадим Косово». Полиция попыталась вмешаться с целью снять баннер, но болельщики не подчинились. В результате полиция была вынуждена применить слезоточивый газ. А вот Контрольно-дисциплинарный комитет УЕФА оштрафовал наш клуб на 10 тысяч швейцарских франков. Я знаю, что Роберт Воскеричян очень любит считать чужие деньги. Хоть они не такие большие, но, может, вы знаете, куда они идут в дальнейшем, на что расходуются?



Роберт Воскеричян: Во-первых, я вам скажу, что я не люблю считать чужие деньги. А вообще, деньги считаю по мере необходимости в качестве профессионального дипломированного экономиста. Что касается этого инцидента, то эти деньги совершенно ничего не значат для «Зенита», это совершенно понятная акция. И болельщики, которые это сделали, они сделали это совершенно искренне. А УЕФА, которое наказало «Зенит» за эту акцию, сделало это в соответствии со своими правилами, которые гласят, что футбол и трибуны футбольных сооружений находятся вне политики. Вот и все, вся эта история по большому счету не стоит и выеденного яйца. Вот и все.



Дмитрий Морозов: Дозвонился Олег Алексеевич нам.



Слушатель: Я был на матче с чехами по теннису. И у меня очень неприятные ассоциации остались. В частности, люди размахивали флагами, мешая другим смотреть, следить за игрой. Это мне напомнило мое детство, когда мы играли в футбол, а девочки махали нам снятыми лифчиками. Сейчас вместо лифчиков национальные флаги. И второе, мне кажется, очень неэтично кричать название страны, когда проходят спортивные соревнования. Давайте себе представим, что будет в Китае во время Олимпиады, если полтора миллиарда китайцев вдруг в один момент заорут China .



Дмитрий Морозов: Спасибо за такую пикантную ностальгическую струю в нашей программе. Но время не стоит на месте. И то, что было 50-30-20 лет назад, все это кануло в лету. И поэтому все меняется: меняется и стиль поведения болельщиков, меняется и их менталитет болельщицкий. А что касается скандирования страны, ничего дурного в этом не нахожу. Китайцы, конечно, China скандировать не будут, поскольку звучит несколько иначе Китай на китайском языке.



Роберт Воскеричян: По-моему, «Синь».



Дмитрий Морозов: Это не имеет ровным счетом никакого значения, это нормальные совершенно патриотические чувства. Другой вопрос, когда это не переходит пределов корректности. Владимир Иванович нам дозвонился из Санкт-Петербурга.



Слушатель: У англичан есть законопроект, запущенный в чемпионате Англии по всем группам, что иностранцев в команды можно брать только в том случае, если это члены сборной. Поэтому в английский футбол идут лучшие игроки. К нам идут иногда очень подозрительные футболисты, по своим эмоциональным возможностям, физическим и так далее. Поэтому я думаю, что, когда у нас будет этот закон, что брать только хороших. Иностранцы сейчас не играют первую скрипку. Первую скрипку у нас играют наши ребята. Посмотрите, Питер вырастил Быстрова, об Аршавине я вообще не говорю. Это наши мальчишки. Значит, мы умеем и умели воспитывать. Пока основные усилия материальные и научные не будут брошены на скорейшее поднятие детского и юношеского футбола, пусть это займет десять лет, не меньше. Я как тренер знаю, как поднимать мальчишку, и как много их талантливых. Но сейчас же обвал детского футбола, юношеского продолжается. И хотя от вас идут данные, что строятся поля итак далее, нужны для воспитания юношеского футбола…



Дмитрий Морозов: В чем заключается ваш вопрос?



Слушатель: Будет ли у нас налажена примерно такая система, как у англичан, воспитания футболистов и приглашения готовых футболистов, но более качественных? У нас очень много некачественных приглашается.



Дмитрий Морозов: Роберт, что ответим Владимиру Ивановичу?



Роберт Воскеричян: В идеале, наверное, будет когда-нибудь, к этому стремимся и мы, стремятся руководители футбольные. Ну, представьте себе, сделать, как у англичан, только члены сборных. Здесь два варианта: один вариант – какой-то замечательный игрок, просто потрясающий, как Дани, не попал бы в «Динамо», и мы бы не наслаждались его игрой. А члены сборной какого-нибудь Квадридора, я утрирую, таких стран нет, будут пачками, потому что они играют в сборной Швамбрании, будьте любезны, оформите и зарегистрируйте его контракт. И мы будем наблюдать за этим цирком летающим на аренах наших стадионов. Поэтому благими намерениями выстлана сами знаете дорога куда. Поэтому лучше пускай все остается не как есть, но по крайней мере, консервативно меняется. Потому что наломать дров – это у нас быстро делается. А что-то созидать – тут надо иметь терпение и сноровку, и ум.



Дмитрий Морозов: Как вы считаете, попал ли бы Кавинаги в сборную Аргентины, если бы не играл в чемпионате России какое-то время?



Роберт Воскеричян: Кавинаги – очень сильный игрок. И сейчас во Франции:



Дмитрий Морозов: :12 мячей уже забил.



Роберт Воскеричян: И он прекрасно себя чувствует. Понятное дело, на искусственном поле в «Спартаке», игроки которого до сих пор еще не поняли, чего от них хотят тренеры. Я не о Черчесове даже говорят, там целая вереница прошла. Соответственно, тренеры не понимают, как работать с этими игроками. Там еще есть выдающиеся футбольные умы в лице хозяев этого замечательного и в каком-то смысле несчастного клуба, который является заложником всей это ситуации. Поэтому и Кавинаги не заиграл, а там играет парень прекрасно. Поэтому надо смотреть. Есть разные ситуации. Есть сборники и сборники. Здесь все очень индивидуально.



Дмитрий Морозов: Александр из Москвы нам дозвонился.



Слушатель: У меня есть вопрос, только сначала я хотел бы дать небольшую лингвистическую справку. Название China происходит от названия китайского княжества Цинь, которое было в древности на крайнем западе Китая, поэтому все западные соседи стали так и называть. А название Китай – это средневековой империи Кидании, которая захватила большую часть северного Китая. А полтора миллиарда китайцев будут кричать «Джунго», в переводе «Срединное государство» - так Китай обозначается на китайском языке. У меня такой вопрос. Играли «Терек» - ЦСКА в Грозном. По-моему, это уже даже не мелкие шалости, как это обычно с купленной игрой. Это уже запредел, когда с пол-игры и судья, и игроки начинают себя вести так, как будто боятся после игры отправиться в мыловарню. Газзаев бежит поздравлять Рамзика Кадырова. Будь у нас нормальные клубы, они бы, конечно, после этого просто отказались играть с «Тереком». Но их больше интересует нравиться начальству и зарабатывать бабки. Может, болельщикам, которые менее зависимы административно и финансово, за это взяться и просто не ходить на игры с участием «Терека»? За это надо сразу учить, показать, что Россия – это не аул, и здесь бандитские понты не катят.



Дмитрий Морозов: Да, действительно, очень неприятная история произошла в подтрибунном помещении. Да и не только, наверное, во время матча «Терек» - ЦСКА. И вообще, вот эта ситуация с приданием статуса что ли стадиону в Грозном, наверное, все-таки рановато была сделана. Возможно, поспешил Российский футбольный союз. И откровенно говоря, действительно это не радует. Ну, последний пример приведу. Букмекерские конторы России, например, не котируют уже, наверное, принципиально матч с участием «Терека», в частности, предстоящую игру с «Лучом-Энергией» в Грозном.



Роберт Воскеричян: Да, все это более-менее понятно и прозрачно. Поэтому если бы меньше экспрессии, вообще бы цены не было такому слушателю. Очень тонкий и глубоко знающий многие вещи человек. Но иногда его эмоции захлестывают. А так все прекрасно. Побольше бы таких подкованных слушателей.



Дмитрий Морозов: На очереди Олег из Москвы.



Слушатель: Мой вопрос является продолжением вопроса слушателя, который предложил административно уменьшить количество команд московских. Вы ему справедливо ответили, что это номенклатурный принцип. А я вспоминаю такую вещь, что лет 30 назад мне отец рассказывал, что когда «Нефтчи» и «Кайрат» стали в чемпионате СССР на вылет, тамошние руководители Алиев и Кунаев побежали к своему лучшему другу Брежневу с таким предложением вроде того, какое слушатель неделю назад высказал, чтобы все республики союзные были представлены одной командой в чемпионате СССР, а оставшиеся команды, тогда их было бы семь, из России, Украины и столиц уже честно бы боролись за оставшиеся семь мест. Может быть, вы что-нибудь слышали про это номенклатурную выдумку?



Дмитрий Морозов: Такие истории были, причем их было очень и очень немало. Немало, кстати, издано книг на сей счет. Я давеча читал книгу, кажется, Прозуменчикова про эти номенклатурные истории и вмешательства чиновников в футбольные и не только дела. И тогда футбол, как и весь спорт, шел очень ровно, параллельно с политикой. И это, конечно, далеко не единичный случай. Поэтому ничего удивительного в этом нет. Были, конечно, истории, когда, допустим, трагедия с «Пахтакором» произошла, тогда совершенно оправданная, конечно, была команда.



Роберт Воскеричян: Ну, это форс-мажор.



Дмитрий Морозов: Это справедливое, конечно, было тогда решение и укомплектование «Пахтакора» за счет многих ведущих футболистов московских клубов. Эмиль Викторович ждет своей очереди.



Слушатель: Вы не думаете, что в матче «Динамо» - «Спартак» Велетон больше заслужил удаления во втором тайме, чем Павлюченко в первом?



Роберт Воскеричян: Да, заслужил Велетон, но двоих удалять, видимо, слишком сильное наказание. Поэтому не повезло в этот раз Павлюченко. А вообще-то, грязновато играет этот бразилец. Хотя когда атакует, с мячом, приятно. Но когда без мяча, вообще ведет себя грязно, я считаю.



Дмитрий Морозов: На этом этапе мы закроем, наверное, футбольную страничку. По крайней мере, тему выяснения отношений Капкова – Мутко, Национальной академии футбола и Российского футбольного союза, контракта Хиддинка. Надеемся, что все будет в порядке, и голландский специалист подпишет все-таки соглашение с РФС.


А я предлагаю, Роберт, перейти к не менее животрепещущей теме, а именно: Сочи-2014 и недавней отставке главы «Олимпстроя» Семена Вайнштока.



Роберт Воскеричян: Ну, это оформлено не как отставка, а как уход на пенсию. И в общем-то, по косвенным признакам, я могу сказать, что никакого давления, по крайней мере, нет ни одного признака, подтверждающего то, что было давление, никакого давления на Вайнштока в этом смысле не оказывалось. Более того, если бы он хотел остаться, он бы остался, потому что официально он ничего не говорит, но неофициально говорят о том, что он всем, кто имеет отношение и имел отношение ко всему процессу, говорил, что я работаю до тех пор, пока президент тот, кто до 7 мая будет президентом, то есть Путин. А дальше новый президент, у него должны быть развязаны руки в этом даже не спортивном и даже не политическом, а каком-то геополитическом, геостратегическом, учитывая ситуацию в Абхазии, проекте. Поэтому здесь в этом смысле все в порядке. Есть и второе дно во всем этом деле. Второе дно заключается в том, что мы обсуждали несколько недель назад, что бюджеты растут, первоначальный уже вдвое превышен. И это не предел. Это только начало.



Дмитрий Морозов: Порядка 25 миллиардов уже долларов.



Роберт Воскеричян: И в общем-то, строить надо, как строить – тоже вопрос серьезный. И мне кажется, что Вайншток, и не только мне, очень многим экспертам, обозревателям, Вайншток, который заработал за свою долгую карьеру, а ему уже исполнилось 60, поэтому он официально уходит, в соответствии с законодательством, на пенсию. У него вообще безупречная деловая репутация. Все проекты, которые он вел, начиная молодым, когда начинал в Западной Сибири бурить, трубопроводы прокладывать, и заканчивая Балтийской трубопроводной системой, руководством «Транснефтью», все было, с точки зрения менеджмента, идеально. Поэтому вполне возможно, что такой опытный крупный руководитель государственно-хозяйственный как Вайншток, наверное, знает побольше, чем многие уважаемые мною газетчики. Здесь это второе дно тоже есть, к сожалению, я чувствую его.



Дмитрий Морозов: То есть есть опасения, что каким-то образом методичная подготовка к сочинской Олимпиаде будет нарушена в связи с уходом Вайнштока.



Роберт Воскеричян: Да, она будет нарушена. Но я хочу сказать, что все равно все будет построено. Потому что не нами было сказано, а Жванецким: «Геройство одного есть головотяпство другого». Но все герои всегда в стране находятся, и все будет построено, и в 2014 году, я думаю, что все будет. Но цена вопроса как возрастет, и сколько голов полетит, и как это все будет отражаться на остальных статьях нашего бюджета, на учителях, пенсионерах и прочих – вот это я не готов сказать.



Дмитрий Морозов: Но там штат был укомплектован?



Роберт Воскеричян: Там все работало. Он успел все сделать, даже офис уже построил, выкупил в центре Сочи. Это человек очень основательный, он все делает именно так, как делал всегда, а всегда делал все отлично. Поэтому здесь не связано с тем, что он где-то что-то напортачил, и его попросили уйти. Ситуация несколько иная и гораздо более серьезная.



Дмитрий Морозов: Мэр Сочи занял его место.



Роберт Воскеричян: Да, Виктор Колодяжный, он по профессии строитель, в общем-то, замена такая вполне адекватная, с этой точки зрения. Это не политическое назначение, а чисто хозяйственное.



Дмитрий Морозов: Давайте послушаем вопрос слушателя Сергея из Санкт-Петербурга.



Слушатель: У меня вопрос связан с экономикой спортивной. Громадные деньги крутятся вокруг этого футбольного бизнеса, но почему люди, которые дают эти деньги, не наводят порядок на стадионах? Потому что нормальные люди уже избегают ходить. Это же просто какой-то убыток будет.



Роберт Воскеричян: Я хотел бы сказать, что люди, которые вкладывают деньги в футбол, как раз таки озабочены этим. Возьмем Федуна, например. Сколько он пытается пробить, вроде пробил, но теперь там метро, там какие-то стратегические моменты, связанные с подземными секретными коммуникациями, я имею в виду стадион «Спартак» на Тушинской. Абрамович и его Национальная академия футбола уже несколько лет пытается пробить этот участок около метро «Ботанический сад». Там идет тихая такая война между собственниками гаражей и прочих построек.



Дмитрий Морозов: Это стадион для сборной уже, да?



Роберт Воскеричян: Для сборной, НАФовский стадион, там у них свои коммерческие проекты. Прохоров Михаил, владелец ФК «Москва», тоже никак не может понять, когда же ему дадут этот стадион имени Стрельцова, чтобы на этом подобии спортсооружения, вернее вместо, которое и физически, и морально вообще устарело, обветшало до невозможности, что-то построить. Да и везде так. То есть эти то люди как раз хотят, но у нас есть еще другие люди, которые, как недавно выяснилось, кстати, в эфире Радио Свобода в одной из программ, что есть «Форбс» официальный, бизнес, а есть еще и чиновничий некий «Форбс». Те, которые входят в этот чиновничий «Форбс», не всегда дают их «собратьям» из другого «Форбса» строить.



Дмитрий Морозов: Владимира послушаем из Москвы.



Слушатель: Сегодня московский клуб «Динамо» празднует свое 85-летие, именно 19 апреля 1923 года был организован этот клуб. И мне хочется поздравить всех спортсменов – динамовцев и, конечно, всех болельщиков этого знаменитого спортивного общества с этим юбилеем и всем пожелать здоровья, и чтобы нас радовал клуб.



Дмитрий Морозов: Мы, конечно же, с Робертом присоединяемся к вашим поздравлениям. Надо сказать, что динамовцы проводят очень интересные мероприятия в связи с этим юбилеем. В частности, например, был выпущен очень, на мой взгляд, симпатичный, неординарный альбом в стиле ретро, где нынешние игроки «Динамо» запечатлены в одежде тех времен 30-40-х годов. Очень стильный получился календарик. И много полезных мероприятий, в частности чествование ветеранов «Динамо». Валентин из Рязани, пожалуйста.



Слушатель: Меня заинтересовали слова ваши о том, что Вайншток был удален по причинам не профессионального характера. Значит ли это, что он удален из-за того, что был слишком капиталистичен, прозрачен? А рыбку, как известно, ловят в мутной воде.



Роберт Воскеричян: Как версия проходит. Потому что рассматривать надо все версии. Но утверждать тоже трудно, не имея фактов. Там действительно цена вопроса растет. Уже третий десяток миллиардов точно разменяло, четвертый, по-моему, на подходе. А когда такие большие деньги, знаете, это называется в авиации зона турбулентности, тут все может быть. Я понимаю ход ваших мыслей, и он мне нравится. Это правильный ход мыслей.



Дмитрий Морозов: Игорь из Одинцово дозвонился нам.



Слушатель: Скажите, я сюжет по телевизору видел, не помню по какому каналу, отнимают землю, десять тысячных кортов в Питере, по-моему, на Каменном острове для строительства здания для судей Конституционного суда. И махают бумагой администрации президента. И второй вопрос, Плющенко, например, в том году объявляет, что он будет готовиться к 2014 году. Значит, под него кто-то деньги дает на подготовку? И третий вопрос: Роднина по «Маяку» говорила, ее спросили: «Почему вы в партии «Единая Россия»? Она говорит: «У них у одних только в программе есть слово «спорт». Она подписывала письмо против Ходорковского, значит, ее организации дают деньги под это?



Дмитрий Морозов: Судя по всему, да.



Слушатель: У нас какой-то спорт на крови получается. Если вам звонят слушатели и говорят, что это политика, а не спорт, политика – это организация жизни. И спорт – это наша жизнь.



Роберт Воскеричян: Что касается Конституционного суда, то там, по-моему, какая-то гребная секция была, дети там тренировались, а не теннисисты. Но не важно, все равно это была детско-юношеская какая-то спортшкола, сейчас этого там нет. Да, там будут коттеджи для судей Конституционного суда.



Дмитрий Морозов: То есть переносится из Москвы офис.



Роберт Воскеричян: Конституционный суд переезжает, это однозначно, он будет в Питере. И соответственно, инфраструктура. Что касается Плющенко, это вообще довольно своеобразный молодой человек. И честно говоря, что-то комментировать и думать о том, что он сказал, я считаю не вполне стоящим тратить и мое время, и ваше время. Хочет – пускай тренируется и выступает. Не хочет – пускай тусуется в этих «желтых» журналах. Утюг включаешь – и там Плющенко, то он разводится, то женится, то еще что-то. Это их проблемы. Хотят – пускай выступают, нет – нет.



Дмитрий Морозов: Ну, а что с Ириной Родниной? Кстати, вдогонку еще вопрос об Алине Кабаевой слушателя Сергея Митрофанова: «Сообщите, пожалуйста, о ней подробнее, особенно о ее работе в «Единой России».



Роберт Воскеричян: Насчет Алины Кабаевой я ничего не готов сказал. А что касается Ирины Родниной, ну да, подписывает она. Она вполне логично вписывается. Она раньше в одной партии была КПСС, сейчас в другой партии она. Это ее личный выбор, она считает, что это даст ей некую свободу в осуществлении проектов. Да. Она же никогда не говорила, что там какая-то идеология. Это как бы способ существования. Жизнь – есть способ существования белковых тел. Я помню это определение из учебника 9-10-го класса по биологии. Ну, вот примерно такая ситуация. Что можно сказать о Родниной в данном контексте. Она – великая спортсменка, да. А то, что она подписывает письма – это как бы факт ее личной биографии.



Дмитрий Морозов: И чем она и Алина Кабаева занимаются в «Единой России», мы не владеем такой информацией.



Роберт Воскеричян: Потому что мы сами не входим в «Единую Россию», поэтому мы не знаем.



Дмитрий Морозов: Александр из Хотьково интересуется судьбой Александра Мостового. Чем занимается этот бывший футболист «Спартака» и сборной России? Некоторое время после того, как Мостовой завершил карьеру большого футболиста, ушел из «Сельты», последний его клуб был «Сельта» из Виго. Он играл в пляжный футбол, несколько матчей провел за сборную России вместе с Валерием Карпиным, в частности. Ну, и, насколько я знаю, у него партнерские отношения с Валерием Карпиным в строительном бизнесе в Испании.



Роберт Воскеричян: И живет он на два дома. Я могу добавить от себя некие подробности. В Испании живет, и в Москве. В частности, он мой сосед, земляк по микрорайону Митино. Я то его узнаю, он меня нет, потому что мы незнакомы. Но я то знаю, что это Мостовой. Мы часто пересекаемся в бассейне, в спорткомплексе нашего микрорайона. Он как бы живет на два дома, это говорит о том, что, помимо бизнеса в Испании, у него очень серьезные есть планы и задумки, связанные с вхождением в некие футбольные проекты в России. И он этим занимается серьезно, это тоже я знаю точно.



Дмитрий Морозов: Ну, было бы здорово, конечно, если бы Александр Мостовой каким-то образом подключился к работе в российском футболе, как это сделал Виктор Анопко, как это сделали многие другие футболисты, в частности, например, Игорь Корнеев, игравший также в Испании, имеющий тоже недвижимость в Испании и тем не менее работающий на благо российского футбола. Дмитрий Черышев сейчас завязывает такие партнерские тесные отношения с российским футболом. В частности, его сын по протекции самого Черышева приглашен в одну из юношеских российских сборных. А, не будем забывать, младший Черышев занимается в школе мадридского «Реала».


Роберту Александр Добрый послание адресует: «Кто бы ни хотел, а жизнь все расставляет на свои места. Безусловно, политика в спорте жила, живет и будет жить. И нечего этому сопротивляться». Собственно, мы этому и не сопротивляемся.



Роберт Воскеричян: Мы и не сопротивляемся.



Дмитрий Морозов: «Был «Локомотив», теперь и до «Химок» докатилась дурная слава Славолюба Муслина. Интересно, сможет ли Лущенко сделать «оранжевую» революцию».



Роберт Воскеричян: Во-первых, я хотел бы заступиться за Муслина. Это один из немногих действительно европейского замеса тренеров, который, будучи славянином, может работать с русскими футболистами. И он очень сильный специалист. И то, что случилось в «Химках», это не говорит о том, что он – слабый специалист. Он в «Локомотиве» революцию сделал, они шли на втором месте. И просто личные конфликтные моменты с тогдашним президентом Филатовым не позволили ему остаться.



Дмитрий Морозов: Кстати, «Локомотив» тоже при Муслине раскачивался довольно долго в чемпионате России.



Роберт Воскеричян: А потом как поехал.



Дмитрий Морозов: Потом, естественно.



Роберт Воскеричян: Как они начали выигрывать всех подряд.



Дмитрий Морозов: Но здесь терпения не хватило руководителям.



Роберт Воскеричян: Да там случилось с этими почтальонами, бельгийцам они проиграли. Я говорю про «Локомотив», как его уволили. Если бы они просто проиграли, а Муслин молчал, то все было бы нормально. А он сказал, что в этой команде половину надо поменять, а Филатов говорит: «Здесь я меняю игроков, покупаю и продаю». А что касается «Химок», уже и Сарсания Константина предлагали, он молодец, будучи умным человеком, отказался, занимается своим проектом и правильно делает. То есть там тоже непонятно что будет с «Химками».



Дмитрий Морозов: В том то и дело, особенно после вчерашнего поражения команда в значительной степени свои позиции ухудшила в чемпионате России. Но еще время есть для того, чтобы все изменить в лучшую сторону. А я тем не менее, хотел перевести канву нашего разговора на хоккей. Открытая лига, о чем мы много раз говорили с Робертом в воскресном «Прессинге», наконец-то учреждена. Все конфликты, все недомолвки ликвидированы между Третьяком и Медведевым. И в будущем году мы уже увидим новое хоккейное образование, в котором примут, помимо российских клубов, и несколько клубов из ближнего зарубежья. В частности, динамовские команды из Минска и Риги, и команда «Барыз», если не ошибаюсь, из Астаны.



Роберт Воскеричян: Я бы по-другому назвал. Просто продиктовали Третьяку новые условия, ознакомили, и он вынужден был согласиться. Но надо отдать Владиславу Третьяку должное. Он смелый человек, спортсмен, привык бороться до конца, и он бился до конца за свои интересы. Может, не личные интересы, но как президент Федерации. Потому что президент без бюджета это просто игрушка, кукла. И он это понимал.



Дмитрий Морозов: Федерация теряет свой смысл вообще.



Роберт Воскеричян: Теряет – не теряет, но уже, по крайней мере, не тот вкус у федерации. Видимо, есть обстоятельство неодолимой силы. А что касается Лиги, они победили в административном бою. А вот как это будет с точки зрения бизнеса хоккейного, как это будет с точки зрения иностранных участников, потому что я знаю, шведские и финские клубы есть серьезные, которые хотели бы участвовать…



Дмитрий Морозов: А почему, кстати, они не получили приглашения?



Роберт Воскеричян: Получили приглашения все. То есть открыта лига, пожалуйста. Если захочет клуб из Канады «Монреаль Канадиенс» сняться, я утрирую, с розыгрыша НХЛ и прилететь играть сюда – милости просим к нашему шалашу. Но вопрос в том, что есть национальные чемпионаты, и это все очень сложно. Казахи согласились, потому что они сделали ставку какую? Они уходят из Высшей лиги чемпионата России, проводят свой национальный чемпионат, там, я скажу, клубов 20 наберется. Казахстан Северный, а есть другой географически, называется Южная Сибирь. Сейчас в Астане было минус 17, буран, метель, в Алма-Ате было минус 4, которая вообще ближе к Средней Азии. То есть там для хоккея есть все условия. И они будут низший уровень развивать, подпитку давать национальным хоккейным кадрам. А на высшем уровне явочным порядком, политическое решение принято. Сколько надо? «Салават Юлаев» смог найти 70 миллионов, в Казахстане и 700 найдут, если решат, что это им нужно. Вопрос в том, кто будет решать и когда будет решать. Скорее, 700 – нет, но те же 50-70 найдут. И мы, может быть, на следующий год удивимся. То «Салават Юлаев», то какой-то «Барыз» из Астаны, бывший Целиноград. Так что это все впереди. Поэтому комментировать сейчас особенно нечего, кроме того, что…



Дмитрий Морозов: Ну, компромисс случился, и слава Богу.



Роберт Воскеричян: Вектор развития клубного хоккея понятен. При этом, разумеется, никто не даст Медведеву и его товарищам забывать об интересах сборной.



Дмитрий Морозов: Давайте уточним, Роберт, речь идет не о новом президенте России Дмитрии Медведеве.



Роберт Воскеричян: Речь идет о вдохновителе континентальной хоккейной лиги и о моторе этого проекта Александре Ивановиче Медведеве, который является первым зампредом правления «Газпрома» и президентом «Газэкспорта», который входит в «Газпром». Так вот этому Медведеву Александру Ивановичу никто не даст возможности, если он сам этого не хочет, но если захочет охладеть к интересам сборной, этого не произойдет. Так что если Третьяк действительно и его верный соратник Арутюнян беспокоились об интересах сборной, ущемления этих интересов не произойдет. А каким будет клубный хоккей, придет сезон – все покажет.



Дмитрий Морозов: Владимир из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Я «Динамо» поздравил, но не успел высказать свою точку зрения по вопросу, который муссируется уже в течение двух недель последних. Это момент, когда человек Х проник в судейскую и какие-то угрозы представил.



Дмитрий Морозов: Матч «Терек» - ЦСКА?



Слушатель: Совершенно верно. Вы знаете, такие ситуации же не только сейчас зародились. Еще в советские времена было очень модно после того, как судья получит неудовлетворительную оценку как раз при судействе игр в Закавказье, после игры сразу же следовали докладные в РФС, где было написано, что бросали камни в судей. Проходили игра в 1970 году, играл «Спартак» (Нальчик) с командой «Металлург» (Запорожье), судья Давидашвили написал докладную, что был брошен камень, и разбили голову боковому судье. Но как раз на беду вот этой судейской бригаде оказался свидетель непосредственный, который все это видел, честный журналист Илья Бару, который написал все, что происходило в прессе. И все, что было написано в этих докладных, три судьи подписались, что брошены были камни многочисленные, бутылки на поле. И в то же время игра не была прекращена, значит футболисты бегали по этим стеклам, по бутылкам, по камням. На самом деле, ни голову в кровь судье не разбивали, так как его Илья Бару встретил потом в подтрибунном помещении. Была брошена одна бутылка, и то она не долетела до поля, но это, конечно, не красит стадион. Но было все нечестно. И я спрашиваю просто вас: так нагнетать обстановку, мне кажется, что и в этом случае тоже обстановка нагнетается. Для чего это нужно накалять обстановку?



Роберт Воскеричян: Я с удовольствием отвечу. Действительно, у меня такое ощущение сложилось, что понятно, миллионеры не хотят ездить в Грозный, потому что им кажется, что, может быть, даже и вполне обоснованно, что там есть определенные вопросы к безопасности. Но то, что касается подтрибунного помещения и судьи, кто-то пришел, какой-то депутат чеченского парламента, громко разговаривал, сейчас хотят они повесить на грозненских хозяев всех собак. Во-первых, это не уникальный случай. Я помню, как выразительно посмотрела команда «Динамо», которую мы поздравляем с юбилеем, в глаза судье Чеботареву из Краснодара. Причем команда смотрела во главе с Николаем Александровичем Толстых, который по сей день президент профессиональной футбольной лиги.



Дмитрий Морозов: И его фраза «Посмотри в глаза ребятам».



Роберт Воскеричян: А потом как посмотрели в глаза ребята, вот этот Чеботарев вышел с фингалами из раздевалки, из подтрибунного помещения. Замяли как-то все это. Конечно же, это плохо, если такое было, во-первых, надо доказать и наказать, а может, даже дисквалифицировать стадион. Но такое ощущение, что в подтрибунные помещения ниже 40-й широты заходят люди. А все, что выше 40-й широты, то там все тишь да гладь, да божья благодать. Вон, пожалуйста, в Петровском парке как отметелили этого несчастного Чеботарева. А потом он испугался, слова взял назад, на меня кирпич упал, а потом я провалился и очнулся, гипс. Поэтому правильно Владимир говорит, что надо говорить правду, если воевать с этой грязью, так воевать везде: от Грозного до Норильска. А не выделять, что именно случилось в Грозном, а в Москве такого не бывает. И в Москве такое бывает, что волосы дыбом встают. Правильно говорит Владимир.



Дмитрий Морозов: В любом случае расследование, конечно, предстоит этого инцидента. И будем рассчитывать всерьез на то, что повторения такого масштабного характера больше не будет в российском футболе.


Вы упомянули Казахстан и не спроста, поскольку вас связывают довольно тесные узы с сопредельным российским государством этим, вы неоднократно бывали там в командировках и знаете прекрасно ситуацию в казахском не только хоккее, но и футболе. Вы как-то сказали, что казахстанский футбол очень активно интегрируется в Европу сейчас. Мало того, что он, естественно, член УЕФА, но и предпринимаются очень активные усилия чиновниками в руководстве казахского футбола к тому, чтобы обелить и подать в Европе в таком красивом цвете казахстанский футбол и страну в целом. Но что вы скажете об этих неприятных историях, которые постоянно происходят в казахстанском футболе? В прошлом году были несколько команд наказаны за нарушения принципов «фейр плей». Вроде бы решали, дисквалифицировали, наказали, и только начался новый сезон, и вот теперь неприятная история, произошедшая с Владимиром Недергаус.



Роберт Воскеричян: А до этой неприятной истории была неприятная с Суперкубком. Там есть правило: двух молодых игроков не старше 20 лет, и якобы нашли игроков заряженных, которым гораздо больше 20 лет. У «Актобы» отняли Суперкубок, который он 8 марта выиграл у кустанайского «Тобола», и сняли очки еще с одной команды. А потом все вернули, сказали, что с 15 апреля будем по-настоящему отнимать, то есть как-то не решили. А что касается ситуации с Нидергаусом, там, на мой взгляд, полнейший нигилизм правовой случился. Какого рода? Якобы некий Ледовских, сейчас он тренирует «Акжотпес» из Кокчетава, он заявил, что к нему подходил Нидергаус Владимир и в какой-то форме предложил сдать игру, что его дико возмутило, игру они не сдали, но проиграли 2:1, правда, в нормальной, спортивной борьбе. А потом он написал заявление. Ну, и что? А если бы он написал заявление, что Нидергаус делал ему недвусмысленные сексуальные намеки, дальше что? Ну, и что, что есть заявления? И я уверен, что если бы у него была запись, которая не является доказательством ни в одном нормальном суде ни в одной нормальной стране. Эту запись бы все послушали бы давным-давно. Значит, был какой-то, на мой взгляд, заказ. И все, потому что такая глупость, как заявление некоего тренера заштатного из заштатного клуба, к которому вдруг подошел Нидергаус и попросил сдать игру, когда «Шахтер» на три головы сильнее этого «Акжотписа», который чудом остался в Премьер-лиге только потому, что из него вышвырнули «Экибастузец» за вот эту историю. То есть мои симпатии полностью на стороне Нидергауса, и я не одинок. Вся их Национальная футбольная лига и Премьер-лига, все руководители крупных клубов, и Кустаная, и Алма-Аты в один голос говорят: «Мы не верим. Это явная провокация. Пускай предоставят доказательства». А по моим данным, Нидергаус собирается подать в суд. И если там Ледовских не докажет то, что он написал на этой бумажке, я думаю, что вообще-то может быть и очень даже серьезные юридические последствия для этого специалиста.



Дмитрий Морозов: А пока на три года Владимир Нидергаус отлучен от футбола. Но повторю, что все, возможно, благополучно разрешится. И, конечно, очень трудно предположить, что Владимир Нидергаус, который съел собаку и не только в российском, но и в казахстанском футболе:



Роберт Воскеричян: :да еще и в немецком.



Дмитрий Морозов: :попал в такую идиотскую историю. Напрямую предлагал сдать матч. Да, конечно, существуют какие-то определенные очень тонкие психологические, пикантные человеческие отношения.



Роберт Воскеричян: Он – уроженец Кокчетава, между прочим.



Дмитрий Морозов: Но для того, чтобы эту историю до конца того, чтобы эту историю до конца прояснить, мы все-таки позвоним Владимиру и в завтрашнем «Прессинге» обязательно это интервью с уважаемым футболистом и чиновником разместим. «С нашим футболом дела обстоят, - так считает слушатель Каримов, - в худшем случае, нет ни желания, ни умения, в лучшем – появляется желание, умения не хватает». Ну, трудно с этим не согласиться.


«Если сегодня такие наши уважаемые футбольные авторитеты, как Юрий Гаврилов и Федор Черенков, выброшены жестоко на обочину, значит, однозначно отечественный футбол поднимется с колен еще очень нескоро», - считает слушатель Александр.



Роберт Воскеричян: Ну, по поводу Черенкова, не знаю. А по поводу Гаврилова могу сказать, я недавно видел его на стадионе в «Лужниках» перед матчем «Торпедо» (Москва) – «Сибирь» (Новосибирск), первый дивизион, он довольно на приличной машине, очень хорошо выглядит. Я спросил, чем он занимается, у людей, которые стояли рядом со мной в момент подъезда господина Гаврилова, они сказали, что он занялся бизнесом агентским. Он сейчас футбольный агент, и у него появились нормальные возможности для обеспечения себя и своей семьи. Поэтому он не бедствует.



Дмитрий Морозов: Подавляющее большинство игроков того состава «Спартака», если об этом вести речь, чувствуют себя, конечно, превосходно. Я, кстати, недавно видел на одном из регбийных матчей Вагиза Хидиятуллина в очень тоже не сиротском автомобиле.



Роберт Воскеричян: Нормально у них все.



Дмитрий Морозов: С Федором Черенковым, конечно, очень такая история произошла драматическая. У человека проблемы со здоровьем, поэтому ничего удивительного, что мы все реже и реже слышим имя Федора Черенкова, это не очень хорошо. Но вот недавно было большое интервью с ним в «Советском спорте» месяца два назад, очень трогательное. Так что пожелаем Федору здоровья и успехов. Для того, чтобы подытожить разговор сегодняшний со слушателями Радио Свобода , давайте сделаем так, поговорим сначала о футболе. Перспектива сборной России? Капков говорит о том, что все будет в порядке, и контракт с Хиддинком будет, наконец-таки, подписан.



Роберт Воскеричян: Я не уверен в этом. Не соглашусь. Это слишком оптимистично.



Дмитрий Морозов: Александр считает, что Открытую хоккейную лигу надо переименовывать в Межконтинентальную. Возможно, если появится там «Монреаль Канадиенс».



Роберт Воскеричян: В Межгалактическую – тогда будет совсем хорошо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG