Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рамзан Кадыров начал войну с батальоном ГРУ


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Бабицкий.



Дмитрий Волчек: О противостоянии Владимира Путина и Дмитрия Медведева пока можно говорить только как о гипотезе, а вот в Чечне раскол между недавними союзниками произошел внезапно. Причем началось все вроде бы с пустяка – с дорожного происшествия. О том, как кадыровцы и ямадаевцы встретились на гудермесской дороге и что из этого получилось, рассказывает Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий: Конфликт между Рамзаном Кадыровым и братьями Ямадаевыми, кажется, завершился полным разгромом ямадаевского батальона «Восток», во всяком случае именно так преподносит ситуацию сам Кадыров и близкие ему люди. В такой исход легко поверить, поскольку силовые подразделения, действуя самостоятельно или используя как прикрытие МВД, ФСБ или Министерство обороны, потерпели крах: оппоненты Кадырова были в лучшем случае нейтрализованы, а в обычном формате просто уничтожены. Столкновение кадыровского кортежа и колонны батальона «Восток» близ Гудермеса в конце прошлой недели было лишь поводом к тому, чтобы давно тлевший конфликт вошел в завершающую фазу. Вот что об этом говорит политолог Руслан Мартагов.



Руслан Мартагов: Последние события произошли, скажем так, на первый взгляд чисто случайно, но это на первый взгляд. События назревали, даже можно сказать были запланированы изначально, когда создавались такие группировки.



Андрей Бабицкий: Очевидно, что Сулим Ямадаев пытался использовать связи в Министерстве обороны, чтобы обеспечить себе хоть какую-то защиту со стороны федерального центра. Однако выступивший два дня назад начальник Главного управления боевой подготовки и службы войск вооруженных сил России генерал-лейтенант Владимир Шаманов опроверг информацию о том, что в ходе столкновения погибли люди, а вину за инцидент возложил на бойцов Ямадаева, которые на машинах самопроизвольно, как выразился Шаманов, въехали в кортеж Кадырова. Кадырову не удалось сходу разоружить батальон «Восток», хотя в начале недели такая попытка была предпринята в Гудермесе, и личный дом Ямадаева и здание, в котором расквартирован батальон, были блокированы сотрудниками различных силовых подразделений, подчиняющихся Кадырову. Руслан Мартагов объясняет желание Кадырова расправиться с Ямадаевым стремлением восстановить окончательно единоличную власть на территории республики.



Руслан Мартагов: Стремление Кадырова к единоличной власти всеобъемлюще. На этот момент Кадыров настолько уверен в своей силе, что для него не существует никаких подразделений федерального подчинения. В него вбито это сознание, что коль скоро все подразделения находятся на территории, которую ему отдали, как в Золотой орде отдавали ярлык на княжение, коль скоро это все находится на этой территории, это ему должно подчиняться. Вот только этим вызвано стремление Кадырова лихим наскоком, кавалеристской атакой разрубить этот узел.



Андрей Бабицкий: В пятницу Кадыров объявил о том, что бойцы Ямадаева начали в массовом порядке покидать батальон «Восток», и уже около двухсот человек обратились к нему с просьбой о трудоустройстве. Руслан Мартагов считает, что пока рано говорить об окончательной победе Кадырова и, возможно, Ямадаевы еще некоторое время будут оказывать сопротивление.



Руслан Мартагов: Ямадаевцы оказались не подарок. Федеральный центр за него и он не мог вступиться, потому что это означало бы публичное самобичевание. А то, что федеральный центр в лице Министерства обороны вступилось – это факт. И второе: вот эти слухи, что у него массовое бегство людей из подразделения – это немножко преувеличено. Это как, помните, в свое время боевики сдавались отрядами и пачками. Это немножко постановочные действия. Не думаю, что на Ямадаевых окончательно поставили крест. Скорее всего в этой стычке проиграл Кадыров, потому что непомерные амбиции получили какой-то увесистый щелчок. Дальше не знаю, что будет дальше, начнется какая-то закулисная подковерная игра через администрацию президента, через коррупционные схемы, там уже не знаю, кто из них победит.



Андрей Бабицкий: Руслан Мартагов считает, что объем власти, отданный Кадырову, превратил Чечню в фактически независимое от России государство, и как раз столкновение между Кадыровым и Ямадаевым показывает, насколько федеральный центр утратил контроль над ситуацией в республике.



Руслан Мартагов: Кадырову надавали столько преференций, сколько в свое время добивались, просили, но так и не получили покойные Дудаев и Масхадов вместе взятые. По сути дела сегодня Чеченская республика независима и суверенна. Она номинально подчиняется России только до тех пор, пока отсюда идут деньги. То есть стараниями Путина на Северном Кавказе создан более мощный очаг будущего конфликта, чем он был до сих пор. Самое страшное, что на сегодняшний день этот очаг распространился по всему Северному Кавказу только благодаря политике Путина и политике, которую он проводил последние 8 лет. Нынешние события, вообще все, что сегодня происходит на Северном Кавказе в общем и целом и в Чеченской республике в частности - это окончательный крах того, с чем Путин пришел к власти. Эта такая маргинально известная фраза «мочить в сортире». Мочиловка оказалась безуспешной, и все эти 8 лет это доказали. Итоговая черта была подведена в Гудермесе, но я даже не думаю, что совсем итоговая, итог будет в будущем.



Андрей Бабицкий: Конфликт произошел в страшно неудобное для Кремля время, говорит Руслан Мартагов.



Руслан Мартагов: Конфликт, к стыду федерального центра, продолжался слишком долго и с такой большой интенсивностью. Занавес официального правления Путина: Путин начинает с Кавказа и вдруг такой сюрприз. Это как раз перед инаугурацией новоизбранного президента. Ни тому, ни другому эта ситуация не нужна была. Но то, что она так долго продолжалась, так постыдно долго - это свидетельствует, на мой взгляд, только об одном – создана такая ситуация, в которой федеральный центр не находит каких-то рычагов управления этой ситуацией. Фактически, образно говоря, хвост начал вилять собакой. И думаю, этот промежуток времени, эти четыре дня, которые потрясли Чечню, вызвано именно этим. Вот эта невнятная пауза, которая продолжается и сегодня, на мой взгляд, обосновывается тем, что в центре лихорадочно ищут, как более-менее с благопристойным видом выйти из этой ситуации, кем пожертвовать, кого оставить.



Андрей Бабицкий: Но в целом конец конфликта уже просматривается и гадать, кто окажется проигравшим, едва ли придется.


XS
SM
MD
LG