Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Битва за лексикон. Автор против читателя


Джоан Роулинг непреклонна в судебном процессе с Вандер Арком, не мало сделавшим для поклонников Гарри Поттера

Джоан Роулинг непреклонна в судебном процессе с Вандер Арком, не мало сделавшим для поклонников Гарри Поттера

В Нью-Йорке в Федеральном окружном суде проходит процесс, который привлек широкое внимание уже потому, что истцом в нем выступает самая известная писательница XXI века — Роулинг, а предметом иска является ее герой — Гарри Поттер. Об этом литературно-юридическом деле мы беседуем с обозревателем Радио Свобода Александром Генисом.


— Александр, что интересного для вас было на этом процессе?
— Всё! Начиная с ответчика, который носит имя, подходящее для персонажа саги о Гарри Поттере, его зовут Стивен Ян Вандер Арк (Steven Yan Vander Ark). Этот скромный библиотекарь, который и к 50 годам сохранил мальчишескую внешность и подростковую пылкость, провинился тем, что без ума влюбился в сказку Роулинг. Семь лет он вел интернет-сайт для поклонников Гарри Поттера, который посетили до двух миллионов человек (Feed Your Potter Addiction). А теперь решил выпустить Гарри-Поттеровский «Лексикон» — особую энциклопедию всех действующих лиц, мест, названий, заклинаний, эликсиров и прочей параферналии, упоминающейся в семи томах эпопеи. Услышав об этом проекте, Роулинг так огорчилась, что потеряла на время способность сочинять. Оскорбленная бесцеремонностью, она явилась в Америку, чтобы запретить мичиганскому издательству публиковать «Лексикон», который писательница считает обыкновенным плагиатом. Так были расставлены фигуры до начала партии.


— Прежде чем мы перейдем к ней, надо понять, чего добиваются стороны. Денег?
— В последнюю очередь. Мистер Вандер Арк не похож на выжигу. Сайт ему принес всего шесть с половиной тысяч долларов, и это за семь лет работы. Роулинг деньги и подавно не нужны. Она и ее маститые адвокаты защищает авторские права. Но на процессе выяснилось, что за всеми юридическими абстракциями стоят живые и трогательные люди, которые поголовно влюблены в литературу. Даже судья, Роберт Паттерсон, оказался большим знатоком британской классики, особенно Диккенса. Что касается ответчика, то он просто расплакался, объясняя, что боготворит автора Гарри Поттера и мечтал лишь о том, чтобы помочь ее поклонникам глубже наслаждаться предметом своего поклонения. Роулинг была тоже до слез растрогана, встретив вместо корыстного прощелыги, говоря проще — магла, милого читателя, знающего наизусть каждую строчку эпопеи. Тем не менее, она осталась тверда.


— А почему, как вы считаете, она настаивает на своем? Что плохого в том, чтобы снабдить огромный семитомник дополнительным указателем?
— Вот именно! Адвокаты издательства резонно утверждают, что поскольку в книгах Роулинг нет именного указателя, «Лексикон» будет играть эту роль, провожая любознательного читателя к нужной странице. Роулинг, пропустив этот аргумент мимо ушей, говорит о другом и важном. Дело не в мелком иске, а в принципе: кому принадлежат выдуманные авторам герои, сохраняет ли писатель контроль над плодами своего воображения?


— Другими словами, кто будет распоряжаться обширным бизнесом, называемым «Гарри Поттер», который приносят миллионы долларов. Ведь в наше время каждый успешный боевик создает вокруг себя индустрию: игрушки, одежда, сувениры.
— Конечно. Проблема в том, что в одних случаях легко определить владельца прав, в других — сложно. И нынешний процесс обещает создать важный прецедент, определяющий границы плагиата.


— А вы на чьей стороне?
— Даже не знаю, что ответить. Бывает ведь плагиат от любви. Ну, скажем, один ленивый рецензент, был у меня такой случай, составил отчет о моей книге целиком из цитат из нее. Как к этому относиться?


— Если хвалят, то, видимо, радоваться.


— Я так и сделал. Роулинг, однако, поставила вопрос ребром. Судьба ее духовных детей, настаивает она, принадлежит ей — целиком, полностью и навсегда. Эта категорическая позиция меня смущает уже потому, что вся литература, как вы сказали, франшиза. Греческие драматурги воспользовались описанными Гомером героями, чтобы написать свои трагедии.


— Ну, это было до того, как изобрели авторское право.
— Верно. Но и в нашу эпоху такое происходит. Скажем, поклонники Конан-Дойля выпускают «Энциклопедию Шерлока Холмса», которую, вероятно, взял за образец для своего «Лексикона» злосчастный Вандер Арк. В России сейчас тоже такие издания в моде. Вышел, например, энциклопедический справочник «Миры братьев Стругацких», которые, на мой вкус, уж точно не уступает Гарри Поттеру. Короче говоря, мне кажется, что это — закономерный и очень лестный для автора процесс. Только исключительно удачливым писателям удается создать не книгу, а мифологию. Но если это произошло, то поздно пенять на фортуну: культовые герои принадлежат всем, кто им поклоняется.


— Вопрос в том, согласится ли с этим суд.
— Это мы узнаем недели через три, когда судья обещал вынести свое решение.


XS
SM
MD
LG