Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рок-музыканты отлучены от телеэфира


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Александр Гостев: На петербургском телеканале "100 ТВ" не состоится эфир с участием группы знаменитой рок-группы "Телевизор". Причиной отмены выступления явились слишком острые тексты песен этой группы. Это, как утверждают петербургские правозащитники и рок-музыканты, уже не первый случай запретов выступлений музыкантов, участвовавших в "Маршах несогласных".



Татьяна Вольтская: В последние дни в СМИ в связи с запретами выступлений звучит не только название группы "Телевизор", но и "ДДТ": в минувшие выходные появилась информация, что на телеканале "Культура" запрещено демонстрировать выступления Юрия Шевчука. Правда, вскоре появилось и опровержение канала "Культура", а вот что сказал сам Юрий Шевчук.



Юрий Шевчук: Да бред это все какой-то, я даже не понимаю... Ерунда какая-то. Я с ними даже не разговаривал ни разу. У меня сейчас много репетиций, гастролей, так что все в порядке, нормально. Это, наверное, слухи дурацкие.



Татьяна Вольтская: О своем участии в "Марше несогласных" Юрий Шевчук не жалеет, но будет ли он продолжать в том же духе - непонятно.



Юрий Шевчук: Как понять, продолжать? Я что, идиот что ли? Я могу по балкону своему ходить с плакатами "Долой Путина", но это же бред, правильно. Когда будет ситуация какая-то, у меня накипит, я найду, что делать. Все-таки я гражданин своей страны и нормально рефлексирую.



Татьяна Вольтская: Что же произошло межу Шевчуком и каналом "Культура", точно сказать нельзя, но есть источники, пожелавшие остаться неизвестными, которые утверждают, что запрет все-таки был, просто после утечки информации инцидент стараются замять. А вот ситуация с группой "Телевизор" предельно ясная - выступление на телеканале "100" сняли, и лидер петербургского отделения ОГФ Ольга Курносова не видит в этом ничего неожиданного.



Ольга Курносова: Конечно, тексы Михаила Борзыкина настолько актуально, что маловероятно услышать их сегодня по телевидению или на обычных музыкальных радиоканалах. К сожалению, цензура стала совершенно таким обычным явлением у нас в стране, несмотря на то, что она запрещена законом. Но еще страшнее самоцензура, когда даже еще нет команды сверху, а руководство канала уже заранее старается, чтобы никакого окрика сверху потом не последовало.



Татьяна Вольтская: Вот как описывает ситуация сам лидер группы "Телевизор" Михаил Борзыкин.



Михаил Борзыкин: Передача называется "Стопроцентный звук", там живое выступление групп в эфире, она давно идет уже, одна из немногих таких живых передач на канале "100". Два раза нас переносили по разным причинам, последний раз мы договорились месяца три назад, что 24 апреля мы будем выступать на этом канале в прямом эфире вживую. Пытаясь получить подтверждение, мы звонили редактору этой программы, она сказала, что хорошо бы представить тексты, такое у них правило. Послали тексты, особенно новые песни, которые собирались исполнять, и через некоторое время последовал звонок в такой извинительной форме, нам было отказано. Формулировка была такая: вы же понимаете, что мы не можем сейчас это показать, у нас нет такой возможности. На прямой вопрос, это цензура, ответа не последовало. Это обычная ситуация, я уже сталкивался с этим, начинаю сталкиваться в последнее время. Был у нас небольшой конфликтик на "Радио Рокс" с Женей Глюк, я просто, придя к ней в очередной раз на передачу, захотел поговорить о социальных проблемах, в частности об отмене фестиваля "Другой песни", который произошел по вине арт-директор Рокс-клуба, на самом деле не по его вине, конечно, он объявил только это. Возник у нас вот такой эстетический спор с Женей Глюк по поводу того, о чем можно говорить в эфире, о чем нельзя, "давай лучше о творчестве, давай лучше о музыке". "И вообще я пацифист", - сказала она, на что я тут же вспомнил о Джоне Ленноне, который, конечно же, являлся одним из основателей пацифизма как движения и никогда не ассоциировал пацифизм с конформизмом и с коллаборационизмом. Выходил на улицы, участвовал в демонстрациях и все это движение хиппи, так или иначе, было закручено вокруг музыкальных групп, которые не просто его поддерживали, а подпитывали. Довольно странно слышать сейчас, когда пытаются вычеркнуть эту связь с политической и социальной средой из рок-н-ролла. То же самое пытается сделать Борис Гребенщиков в своих последних интервью, тоже очень смешно. Он говорит, что человек искусства должен лечить всех, должен быть выше. На мой взгляд, человеком искусства можешь ты не быть, а вот человеком быть обязан". Невозможно ставить эти вещи. Поэтому я всегда с подозрением отношусь к людям, которые много говорят о своем творчестве и уделяют этому такое космическое внимание. Сейчас канал "100", то это все равно, прекрасно я понимаю, например, что эти песни не пропустят на "Наше Радио", там тоже этот фильтр стоит. Наверное, никуда, кроме каких-то подпольных и интернетовских радиостанций или каналов. Вот этот фильтр отлажен за последние четыре-пять лет очень жестко. Вместо оценочных каких-то текстов нам подается вот эта каша, фэнтези, в стиле былинном о неких врагах России, драконах, нечисти, которая окружает, басурман. То есть нам вредят все, кроме нас самих, кроме Кремля, конечно. Вот об этом поет большинство кремлевских рок-групп. Произошла подмена такая, невидимая для глаз тех, кто ею, собственно, и занимается.



Татьяна Вольтская: Может, она была талантливо режиссирована, наверное, талантливее, чем советскими идеологами.



Михаил Борзыкин: Да, я думаю, что тут надо отдать должное действительно искусству Владислава Суркова. Его умение промыть мозги тем, кто сам занимался этим делом долгие годы, оно действительно достойно всяческой похвалы. Потому что, насколько мне кажется, одной из первых жертв сурковской промывки мозгов стал наш знаменитый рок-гуру Борис Гребенщиков, который четыре года назад с ним встречался и наладил с ним какие-то дружеские отношения, был, в общем, вполне в себе уверен, что Славка хороший парень, и он хочет одного, чтобы было меньше пошлости, больше рок-н-ролла, больше мысли, и юные головы не были заняты стяжательством. Это же надо было поработать. Я не могу назвать Борю доверчивым человеком, но, мне кажется, даже он попался на эту удочку. Об остальных и говорить не приходиться, тем более что игра просчитана абсолютно верно. Зная, что рок-звезды существа до крайности тщеславные, сделать ставку на это тщеславие, на этот мессианский дух, великолепно смог не только Сурков, но еще другие деятели этой же кремлевской культурки.


Вот этот посыл, "ребята, помогите, вокруг попса, кто, как не вы, вытащите страну к интеллектуальному светлому царству высокого искусства", ну и ребята, конечно, клюнули. Действительно, каждый почувствовал себя мессией.



Татьяна Вольтская: Нужным, востребованным.



Михаил Борзыкин: Нужным, востребованным. Да, я прекрасно все это понимаю. Но плоды довольно печальные, потому что выхолащивается суть рок-н-ролла. Рок-н-ролл, который находится на поводке у власти, он всегда беззуб, он всегда пресен и обречен на вымирание, на медленную зомбификацию, что, собственно, и происходит.



Татьяна Вольтская: Где срабатывает этот фильтр, чего нельзя?



Михаил Борзыкин: Самое страшное для них - это, если ты начинаешь разоблачать мифы, кремлевские мифы, например, стабильность. Больше борются не против конкретных групп, конечно, против каких-то мнений, которые могут внезапно открыть глаза человеку, неискушенному в политических делах. То есть им важно сохранять эту тюрьму из мифов, которую они так тщательно, долго строили, потому что на этом фоне можно очень хорошо и спокойно воровать и дальше.



Татьяна Вольтская: Михаил Борзыкин готов к тому, что в дальнейшем многим рок-музыкантам придется вести полуподпольное существование.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG