Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мировой продовольственный кризис: голод угрожает 100 миллионам человек


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Андрей Шароградский: Директор-исполнитель Всемирной продовольственной программы Джозет Ширан выступила с заявлением, в котором сравнила нынешний резкий рост цен на продовольствие в мире со стихийным бедствием. Голод угрожает, по ее оценкам, не менее чем 100 миллионам человек, и прежде всего могут пострадать те страны, которые напрямую зависят от импорта продовольствия. Угрожает ли этот кризис России? На эту тему материал корреспондент Радио Свобода Вероники Боде.



Вероника Боде: Предупреждали о нынешней критической ситуации еще в 60-х - население планеты росло, а плодородных земель из-за бурного развития промышленности становилось все меньше. Стараниями ученых, разработавших новые сверхэффективные методы ведения сельского хозяйства, пессимистические прогнозы были на время забыты. Но сегодня об этих опасениях заговорили вновь. Увеличение численности населения вкупе с ростом потребления, климатическими изменениями и возросшей стоимостью производства продовольствия вызвали резкий рост цен на продукты питания по всему миру. Многие страны в ответ на угрозу продовольственного кризиса существенно сократили экспорт зерна и другого продовольственного сырья. Не стала исключением и Россия. Помогут ли такие ограничения решить проблему, или станут причиной нового скачка цен на продовольствие на мировых рынках? Вот что говорит директор Всемирной продовольственной программы Тони Бэнбэри об одном из последствий сокращения импорта зерновых.



Тони Бэнбэри: Экспортеры зерна, столкнувшись с угрозой кризиса, резко сократили поставки, и теперь любому, будь то правительство Филиппин или наша организация, довольно сложно купить зерно на свободном рынке. Например, сейчас мы не можем приобрести необходимое количество пшеницы для помощи Афганистану на те 78 миллионов долларов, которые нам дали страны-доноры. Такого количества просто нет на рынке. Такая же ситуация и с рисом, который необходим Восточному Тимору.



Вероника Боде: Эксперт организации ООН по продовольствию и сельскому хозяйству Абдулреза Аббассиан считает, что у политики ограничения поставок есть свои плюсы и минусы.



Абдулреза Аббассиан: Проблема вот в чем. С одной стороны, все больше и больше стран выбирают сокращение импорта, как способ предотвращения роста цен на продовольствие, такого, какой мы наблюдаем в последние месяцы. С другой стороны, хранение зерна и других продуктов на складах обходится этим государствам в определенную сумму, и, с экономической точки зрения, это не очень эффективный способ защитить себя от кризиса.



Вероника Боде: В итоге, по словам Абдулрезы Абассиана, создание больших запасов продовольствия все равно ведет к росту цен. Поэтому вскоре, считает эксперт ООН, многие государства могут пересмотреть необходимость создания таких запасов и предпочесть для предотвращения кризиса политику бартерных сделок с продуктами питания.


Угрожает ли России мировой продовольственный кризис? На этот вопрос я попросила ответить Ивана Старикова, в прошлом - заместителя министра сельского хозяйства России, а ныне - руководителя Школы экономики земельных рынков Академии народного хозяйства при правительстве Российской Федерации.



Иван Стариков: Никакого физического дефицита продуктов питания в российских магазинах, рынках и так далее в ближайшее время не предвидится. Однако серьезные кризисные явления нарастают, они связаны с достаточно серьезным ограничением покупательной способности граждан. Вторая часть проблемы состоит в том, что Россия критическим образом зависит от импорта продовольствия, она встроена в глобальную экономическую систему, а объективные процессы связаны с тем, что на мировых рынках цена растет на продукты. Вот эти две причины стали сегодня серьезной проблемой. Решение, которое предлагало правительство - заморозить цены, абсолютно неэффективное, потому что в рыночной экономике (Россию, хоть и с некоторой натяжкой, можно назвать рыночной экономикой) это мера абсолютно бесперспективная и бесполезная. Все снижение будет выбрано за счет трансакционных издержек при огромной степени коррумпированности государственного аппарата. Но тем не менее есть уже отработанные механизмы, в частности, в тех же Соединенных Штатах, есть так называемые food stamps , то есть продуктовые марки, и задача правительства - отделить граждан, которые подъезжают к магазинам на иномарках и им безразлично даже если булка хлеба стоит 50 или 100 рублей, и бабушек, которые обходят с клюшечкой 5-10 булочных для того, чтобы найти на пять рублей булку хлеба дешевле. Их нужно разделить. И сегодня система защита (голограммы и так далее) позволяют выпустить такие марки, безусловно, туда не должны приобретаться подакцизные товары, то есть алкоголь и табак, но некий ограниченный базовый набор продуктов по этим маркам должен по низким ценам раздаваться малоимущим гражданам. Необходимо сегодня дифференцированно поддержать наиболее малоимущих, это порядка 30 миллионов граждан. И я думаю, что если правительство пойдет этим путем, то это путь разумный и абсолютно оптимальный.



Вероника Боде: Говорил Иван Стариков. А вот что думает по этому поводу Юрий Болдырев, автор серии книг: «Русское чудо - секреты экономической отсталости».



Юрий Болдырев: Парадоксальная ситуация. С одной стороны, все уже осознали, что продовольствия не хватает, его нужно производить, это выгодно, это рентабельно, должно быть в нормальной экономике. С другой стороны, свежая новость… вот я за 250 километров от Москвы был, прекрасное, экологически чистое место, вот именно сейчас закрывается птицефабрика. Что говорят люди? А перед нами власть не отчитывается, похоже, дано указание все у нас здесь уничтожить, чтобы скупить земли за бесценок. Вот процесс, который может привести у нас к непредсказуемым последствиям. Если бы у нас было более-менее самоуправляемое общество, крестьяне, которых продолжают душить, могли бы как-то защищаться. Но, к сожалению, они не защищаются. И до тех пор, пока все эти земли не обрели своего Карабаса-Барабаса в буквальном смысле, похоже, вот это удушение нашего сельского хозяйства будет продолжаться. У нас сегодня подписано долгосрочное соглашение о датировании электроэнергии для алюминиевых заводов, и в то же время и солярка, и электричество для сельхозпроизводителей в нашей "энергетической державе" существенно дороже, чем в ряде стран, являющихся потребителями чужих энергоресурсов. Вот это то, что нам угрожает. Нам угрожает не голод, а ситуация, когда у большого количества людей просто не будет достаточных денег для нормального, здорового питания, первое. И второе, конечно, в рамках вот этого процесса дальнейшего уничтожения деревни мы продолжаем терять те оставшиеся нормальными здоровые элементы крестьянского уклада, которые все еще есть.



Вероника Боде: Какими, на ваш взгляд, могли бы быть разумные меры по ограничению роста цен на продукты питания в России?



Юрий Болдырев: Никакие меры по административному ограничению цен в слабом, коррумпированном, чрезвычайно высокомонополизированном государстве, разумеется, эффекта дать не могут. Эффект могут дать только меры, связанные с существенным усилением государства, причем независимо от того, либеральную оно собирается проводить политику или госпатерналистскую, потому что в любом случае мафиоизация всего, что связано с сельскохозяйственным производством, а в условиях повышения цен на мировом рынке происходит естественная мафиоизация этого процесса, так вот мафиоизации может противостоять только сильное государство. То есть в любом случае нужно усиливать государство, первое. И второе, в этом случае силами мощного государства развивать и конкуренцию на рынке, субсидирование по отдельным отраслям, которое необходимо. То есть это должен быть комплекс мер неидеологизированный.



Вероника Боде: Таково мнение Юрия Болдырева, автора серии книг: «Русское чудо - секреты экономической отсталости».


XS
SM
MD
LG