Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Сербии так сложно ратифицировать нефтегазовое соглашение с Россией


Ирина Лагунина: Сербия пока не ратифицировала энергетическое соглашение с Россией, подписанное в начале года в Москве. Из-за глубокого раскола в правительстве, отставка которого частично произошла из-за разногласий коалиционных партнёров по поводу продажи Газпрому государственного нефтеперерабатывающего концерна НИС без конкурсных условий, по цене в несколько раз меньшей его коммерческой стоимости, сделка с Россией под вопросом. Сейчас конфликт между ведущими политическими партиями углубляется в связи с предвыборной кампанией, перед внеочередными парламентскими выборами, намеченными на 11 мая. За спорами вокруг соглашения следит наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: В конце минувшей недели Белград посетил российский министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу, с целью добиться ратификации энергетического соглашения с Сербией.


Однако получил от президента страны Бориса Тадича ответ, что соглашение не может быть ратифицировано до тех пор, пока не будет избран новый парламент.



Борис Тадич: Распущенный парламент не может ратифицировать это соглашение. Нынешнее правительство сразу после выборов может его предложить новому парламенту. А те, кто сегодня пытаются заставить правительство, работающее в техническом режиме, ратифицировать законы в не имеющем легитимность парламенте, должны подумать, почему они это делают.



Айя Куге: Министр в правительстве Сербии от партии президента Томица Милосавлевич поясняет эту позицию так.



Томица Милосавлевич: Наша позиция: это стратегический вопрос, важный для будущих поколений и для будущего страны, и поэтому его нельзя политизировать. Для ратификации соглашения важно иметь полностью легитимные правительство и парламент, которым граждане доверяют. Более того, важно принять решение, основанное на профессиональных и стратегических оценках, а не на чрезмерной политизации темы и не на основе ложной дилеммы о том, кто «против», а кто «за» соглашение. Тему лучше всего предварительно рассмотреть в кругах специалистов, а специалисты утверждают, что её нужно ещё раз подробно обсудить. Конечно, нельзя бежать от национальной ответственности, от ответственности органов власти. Если уже есть договорённость с русскими партнёрами, а эта договорённость существует, тогда её нужно воплотить в жизнь. Парламентские выборы намечены на 11 мая, и не надо торопиться проводить заседание парламента. Речь идёт о соглашении, которое определит наше будущее не только на 5, 10 или 15 лет, но и стратегическое положение энергетического сектора Сербии намного больше лет вперёд. Поэтому, по нашему мнению, в данный момент торопиться плохо, это не в интересах граждан Сербии, соглашение с Россией должно ратифицировать новое правительство и новый парламент.



Айя Куге: Сторонники нефтегазовой сделки с Россией – сербские националисты и близкий к ним премьер-министр Воислав Коштуница. Коштуница отчаянно настаивает на том, чтобы правительство моментально, в четверг, проголосовало за энергетическое соглашение и потребовало чрезвычайное заседание парламента, который, по его идее, в такой важной ситуации имеет право ратифицировать международный документ, несмотря на то, что законодательный орган считается распущенным. Коштуница в правительстве остался в меньшинстве, но в парламенте у него есть шанс набрать голоса в поддержку проекта. Любопытно, что в минувшую пятницу соратник Коштуницы, министр торговли Предраг Бубало подписал с Сергеем Шойгу в посольстве России в Белграде документ, в котором обещано, что Сербия ратифицирует соглашение до выборов – то есть, подтвердит решение о продаже своей нефтяной промышленности Газпрому. Москва, якобы, не в состоянии планировать трассу газопровода Южный поток, пока не получит контроль над сербским нефтяным концерном.


У министра Бубало свои аргументы.



Предраг Бубало: Это Сербии нужна эта трасса, это соглашение о газопроводе, оно нам нужно намного больше, чем России. Я считаю, что хотя бы по этой причине нужно оказать внимание нашему великому партнёру и ратифицировать соглашение первыми. Я боюсь об этом даже подумать, но наверняка спор не останется без последствий для двусторонних отношений с Российской Федерацией.



Айя Куге: Редактор ведущего регионального интернет-сайта в области энергетики «Энерджи обсервер», эксперт Сийка Пиштолова подвергает критике всех сербских правящих политиков.



Сийка Пиштолова: Ни президент Тадич, ни премьер-министр Коштуница не имеют ни капли экономического патриотизма. В противном случае, они моментально прекратили бы любые переговоры с русскими по энергетическому соглашению до тех пор, пока мы не получим от Газпрома и их министерства энергетики, в письменном виде, подтверждения того, что через Сербию пройдёт магистральный газопровод Южный поток. Только получив такие гарантии можно продолжить переговоры о приватизации нефтяной промышленности Сербии НИС. Официальная позиция Энерджи обзервера: НИС нужно продавать на открытых торгах и на конкурсных условиях.


Представители Газпрома заявляли, что лишь в конце нынешнего года будет известен маршрут газопровода Южный поток. Они ещё этот маршрут не знают! Когда они его будут иметь, пусть покажут, что его магистральная часть, а не ветвь, пройдёт через Сербию. Тогда и можно будет обсуждать вопрос приватизации нефтяной промышленности Сербии.



Айя Куге: Действительно, соглашение с Россией по многим пунктам не благоприятно для Сербии. Специалисты считают, что проблема состоит еще и в том, что оно не доработано до конца, российским партнёрам оставлена возможность по ходу дела определять условия совместного бизнеса. Белградский журналист, экономический обозреватель Миша Бркич разделяет мнение части сербской общественности, считающей, что Москва пользуется своей политической поддержкой Сербии по косовскому вопросу, извлекая из этого материальную выгоду для себя.



Миша Бркич: Я это не могу толковать иначе, кроме как наглое давление на Сербию, как определённый шантаж. Глядя на то, как выступают русские представители, можно сделать только один вывод: они не слишком доверяют своим лоббистам в Сербии, которые всё это время проталкивали газово-нефтяной пакет. Наверное, в Москве появились подозрения, что их сербские лоббисты могут проиграть выборы, и поэтому делается попытка, чтобы помощью части правительства в отставке было ратифицировано соглашения, против которого выступает значительная часть сербской элиты и почти все специалисты.



Айя Куге: Наша собеседница - директор профессиональной группы «Экономист» Бильяна Степанович. Разделяет ли она мнение тех специалистов, которые считают энергетическое соглашение с Россией крайне спорным.



Бильяна Степанович: Я не нахожу в этом ничего спорного, кроме факта, что мы всё ещё не знаем, каким путем пройдёт газопровод. Словенский журнал «Дело» опубликовал, а белградская газета «Политика» перепечатала, что на самом деле магистральный газопровод не проходит через Сербию, а проходит лишь его ветка, с ограниченной пропускной мощностью. В таком случае спорно то, что вся нефтяная промышленность Сербии целиком очень дешево отдаётся российскому Газпрому, якобы ради получения газопровода. Действительно, нужны твёрдые гарантии, что магистральный газопровод пройдёт через Сербию.



Айя Куге: Этим стратегически важным соглашением занимается узкий круг людей, многие из которых даже не специалисты, и у общества появляются подозрения в том, что они действуют в личных интересах. Есть ли место таким сомнениям?



Бильяна Степанович: По-моему, надо поставить вопрос сербской стороне, почему кто-то в Белграде с таким упорством настаивает на энергетическом соглашении с Россией. У меня нет твердых доказательств, и поэтому не буду называть имена, однако очень часто в этой связи упоминаются люди из окружения премьер-министра Коштуницы. Кто-то, может быть, имеет свои личные интересы в этой сделке. Они настаивают на том, что соглашение должно быть ратифицировано до выборов 11 мая. Но все сомнения могут быть разбиты только в том случае, если соглашение станет публично известным, «прозрачным». Мы должны получить ответ на вопрос, почему нужно отдавать России НИС за 400 миллионов евро, что Сербия этим соглашением получает, кто из политиков какую роль играет в подписании соглашения. Извините, но разве нормально, что министр энергетики не присутствовал на подписании соглашения в Москве и обо всём узнал из газет? Разве нормально, что всей сделкой руководят генеральный секретарь правительства и шеф канцелярии премьер-министра? Это неизбежно вызывает сомнения.



Айя Куге: Порой можно услышать, что прозападно ориентированные сербские политики мешают деятельности российского бизнеса в Сербии. Так ли это?



Бильяна Степанович: Я не думаю, что кто-то имеет что-либо против русских инвестиций в Сербии. Русские инвестиции можно только приветствовать, как и западноевропейские, американские и любые другие инвестиции. Только в случае, когда их агрессивно навязывают по политическим причинам, тогда они вызывают сопротивление и сомнения, а последствия испытывает на себе российская сторона, как в данном случае Газпром.



Айя Куге: Мы говорили с белградским экономическим экспертом Бильяной Степанович.


В предвыборном периоде в Сербии энергетическое соглашение с Россией стало одной из главных тем политической кампании. Наблюдатели отмечают, что зимой, перед президентскими выборами, этой темой воспользовался президент Сербии Борис Тадич, поспешно подписав соглашение в Москве. Теперь, рассчитывая на избирателей, которые симпатизирует России, очки хочет набрать его политический противник, премьер-министр Воислав Коштуница. А судьба соглашения решится лишь после выборов, когда расстановка сил на политической арене может измениться.


XS
SM
MD
LG