Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в России упала добыча нефти


Ирина Лагунина: В России – впервые за последние 10 лет – сократилась добыча нефти. В первом квартале её объемы оказались на 1% ниже, чем годом ранее. В последний раз такое происходило в год российского дефолта – в 1998-ом. О причинах нынешнего падения добычи главного экспортного товара России – в материале Сергея Сенинского...



Сергей Сенинский: ... Сокращение добычи нефти в России произошло не «вдруг». Былые темпы её роста снижались в течение нескольких лет подряд. Наш первый собеседник – в Москве – аналитик «Альфа-Банка» Константин Батунин:



Константин Батунин: Действительно, сначала происходило просто снижение темпов роста, потом абсолютное снижение добычи. Если взять, например, период с 200-го по 2005-й год, то средний рост добычи нефти составлял приблизительно 8% в год. В принципе период с 200-го по 2005-й год можно охарактеризовать как быстрое наращивание абсолютной добычи нефти за счет агрессивных методов извлечения пластов. Но, к сожалению или к счастью, такие методы не могут применяться на одних и тех же месторождениях, на одних и тех же скважинах вечно. А сейчас этот метод применять просто не к чему. И для того, чтобы хотя бы остаться на существующем уровне нефтедобычи, нужно бурить новые скважины, а для этого нужны колоссальные инвестиции. И здесь как вторую причину можно назвать достаточно жесткое налогообложение российской отрасли, которое не мотивирует нефтяные компании увеличивать инвестиции.



Сергей Сенинский: Аналитик инвестиционной компании «Проспект» Александр Кузнецов:



Александр Кузнецов: Просто-напросто наступил предел по мощностям, которые были освоены в советское время, и теперь уже промышленность нефтяная не может произвести больше нефти без существенного ввода новых мощностей. То есть имеется в виду и освоение новых месторождений, и геологоразведочные работы. В 90-е годы в России велась довольно-таки слабо геологоразведка. На разработку месторождения уходит порядка 5-10 лет, чтобы вывести месторождение на пиковую добычу. И если мы берем 90-е годы, провальные годы, то сейчас мы находимся как раз в переломном периоде.



Сергей Сенинский: Если общий объем добычи нефти в России сократился в первом квартале на 1%, это еще не значит, что добыча упала у всех нефтяных компаний одинаково.


Какие группы компаний пострадали в большей степени? Частные? Государственные? Или - эксплуатирующие какие-то определенные месторождения?



Константин Батунин: Я бы не стал проводить разграничение между частными и государственными компаниями с точки зрения того, как происходит нефтедобыча и имеют какие-то компании преимущества или не имеют. Я бы рассматривал во временном разрезе. Некоторые компании, например, государственные как «Роснефть», они находятся на более ранней стадии проблем, которые ждут эту компанию в будущем. Тогда как другие компании, в том числе и государственные, в том числе и частные сталкиваются с этими проблемами сейчас. Но в целом, я бы сказал, что все проблемы одинаковы, и они в той или иной степени в любом случае применимы, безусловно, ко всем компаниям отрасли.



Александр Кузнецов: Пострадали компании частные больше всего и преуспели больше всего государственные компании. Кроме того, можно отметить, что снизили добычу компании, чьи месторождения располагаются в Западной Сибири, где в основном последние десятилетия и шла основная часть добычи России и Советского Союза. Соответственно, сумели повысить добычу компании, которые вели свои разработки на новых участках в южных районах, на некоторых участках западносибирского региона.



Сергей Сенинский: Если бы не высокая себестоимость добычи и относительно невысокое качество сырья, то крупнейшим источником нефти в мире была бы не Саудовская Аравия, а Канада – с её гигантскими месторождениями «нефтяных песков» в провинции Альберта...


Какова сегодня «средняя» себестоимость добычи одного барреля нефти в целом по миру? И насколько отличается от неё средняя себестоимость добычи, например, в России, Саудовской Аравии и Норвегии – то есть у трех крупнейших производителей? Из Нью-Йорка – аналитик инвестиционной компании Oppenheimer Фейдел Гейт:



Фейдел Гейт: Средняя себестоимость добычи одного барреля нефти в целом по индустрии составляет сегодня примерно 15 долларов. В отдельных странах она может быть значительно ниже. Например, в Саудовской Аравии - 5-7 долларов, в России - 5-10 долларов. А в Норвегии и Канаде - 10-15 долларов.



Сергей Сенинский: Освоение новых, более «трудных», с точки зрения затрат и окупаемости, месторождений – типа «нефтяных песков» Канаде или находящихся в удаленных регионах российской Восточной Сибири, не говоря уже об арктическом шельфе, а также месторождений более «грязной» или «тяжелой» нефти, то есть с высоким содержанием примесей, становится рентабельным лишь при относительно высоких ценах на нефть – 60-70-80 долларов за баррель и более.


Сегодня нефть стоит почти 120 долларов, но ведь все может измениться. В какой степени, на ваш взгляд, оправданы предположения о том, что именно из-за этой неопределенности с будущими ценами нефтяным компаниям станет труднее привлекать необходимые для новых проектов огромные инвестиции, то есть кредиты и другие заимствования окажутся весьма дорогими?



Фейдел Гейт: Нет, как раз наоборот. Самое трудное сегодня - доступ к природным ресурсам. Например, Саудовская Аравия не разрешает зарубежным компаниям заниматься разведкой новых месторождений на своей территории. То же самое - в Кувейте. Россия также ограничивает доступ международных компаний к своим ресурсам.


Даже если нынешние цены на нефть снизятся вдвое – до 60 долларов за баррель, как было в прошлом году, добыча нефти и газа в любой стране мира все равно останется очень доходным бизнесом. И потому недостатка в инвестициях в нём нет и не будет!


Но страны, экспортирующие нефть, считают, что для них сегодня лучше сохранять ресурсы в земле, не спешить добывать их и продавать. Эти страны и так получают огромные доходы. В итоге баланс спроса и предложения нефти на мировом рынке оказался весьма напряженным, что и привело к небывалому росту цен.



Сергей Сенинский: Из Москвы - Константин Батунин, аналитик «Альфа-Банка»:



Константин Батунин: Готовы нефтяные компании закладывать в свои проекты среднюю цену на нефть 70-80 долларов. Вопрос по увеличению финансирования – это вторичный вопрос. Если они готовы закладывать эту цену, то я думаю, что найти ресурсы, я имею в виду финансовые ресурсы, они всегда смогут. До недавнего времени нефть не стоила столько, сколько она сейчас стоит. И для того, чтобы качественно перейти на новый уровень цены нефти, которая закладывается в проекты, нужно осознание, что этот уровень будет устойчив в будущем. То есть я бы на первое место поставил вот этот фактор того, что готовы или не готовы нефтяные компании закладывать в проекты, в новые проекты совершенно качественно новые с точки зрения уровни цены нефти, то есть цены барреля. И в принципе, я бы сказал, что сейчас все больше и больше понимания сдвигается в ту сторону, что они будут готовы это делать.



Сергей Сенинский: В последние годы во всем мире растет спрос именно на «чистые» или «легкие» сорта нефти, поставляемые из стран Ближнего Востока. Затраты на их переработку – самые низкие, по сравнению с переработкой нефти более «тяжелой». Именно этим обстоятельством эксперты объясняют, например, и традиционное отставание в цене российской нефти URALS от сорта Brent, нефти Северного моря.


Можно ли прогнозировать, что именно «легкие» сорта нефти будут доминировать в структуре мирового спроса в ближайшие годы? И что поставщикам всех остальных сортов придется «подстраиваться» под такие предпочтения рынка, неся при этом дополнительные издержки? Фейдел Гейт, аналитик компании Oppenheimer, Нью-Йорк:



Фейдел Гейт: Качество нефти отражается только на её переработке. Чтобы переработать нефть невысокого качества, нужны более сложные технологии и более совершенное оборудование. Все это обходится во многие миллиарды долларов.


Да, спрос на «легкие» сорта нефти будет и впредь расти. Из неё проще и дешевле производить наиболее востребованные нефтепродукты – например, бензин и дизельное топливо для автомобилей или авиационный керосин. А «тяжелые» сорта нефти больше пригодны для производства, скажем, асфальта или низкосортного топлива, спрос на которые – значительно ниже.


Но странам, добывающим нефть невысокого качества – например, Канаде, Мексике или Венесуэле, ничего не остается, как продолжать подстраиваться под требования рынка, то есть продавать свою нефть со значительной скидкой - ведь её переработка потребует от покупателя больших затрат, чем переработка «легкой» нефти. И просто продолжать выкачивать из своих недр то, что у них есть. Ничего с этим не поделаешь...



Сергей Сенинский: Международное энергетическое агентство прогнозирует, что в России рост объемов добычи нефти до конца года возобновиться, и в целом составит 0,8% по сравнению с добычей в 2007 году. Это – втрое ниже средних темпов роста за три предыдущих года.


Прогнозы российского правительства разнятся. Министерство промышленности и энергетики полагает, что в этом году объемы добычи нефти в России увеличатся на 1,8%. А Министерство природных ресурсов, наоборот, не исключает, что они могут оказаться даже ниже прошлогодних...


XS
SM
MD
LG