Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госдума расширяет перечень оснований, по которым можно прекратить деятельность СМИ


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Андрей Шароградский: Государственная Дума России расширяет перечень оснований, по которым можно прекратить деятельность средств массовой информации. Соответствующий законопроект принят сегодня в первом чтении. Речь идет об ответственности редакций за публикацию заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство или подрывающих репутацию граждан. О реакции журналистского сообщества на попытку внесения подобных изменений рассказывает корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Марьяна Торочешникова: С инициативой подправить действующий закон «О средствах массовой информации» выступил депутат государственной думы от "Единой России" Роберт Шлегель. Он считает, что поправки расширят действие 16 статьи закона и увеличат число оснований, позволяющих прекратить деятельность средства массовой информации в судебном порядке. Вопрос о принудительном закрытии того или иного СМИ следует поднимать в случае неоднократного размещения в нем материалов клеветнического характера, считает депутат.


Изменения необходимы, поскольку, по мнению депутата Шлегеля, в настоящее время не существует действенного механизма привлечения средств массовой информации к «надлежащей» ответственности за распространение клеветнических сведений. И вообще такие действия следовало бы квалифицировать, как злоупотребление свободой слова. Доктор юридических наук и один из авторов действующего закона «О СМИ» Михаил Федотов, считает, что поправки, инициированные Шлегелем и поддержанные депутатами, указывают на квалификацию законодателей.



Михаил Федотов: Этот проект показывает то, что уважаемый депутат не читал ту статью закона "О СМИ", которую он пытается изменить. Потому что в этой статье с самого начала говорится: не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний. Распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, является составом клеветы. Клевета - это уголовно наказуемое деяние. Следовательно, здесь мы просто повторяем то, что написано уже сегодня, причем эта норма существует с 1991 года. Если идти по этому пути, то либо следует сюда включить также распространение сведений, призывающих к убийствам, к кражам, хулиганству, ну и так далее. Уголовный кодекс большой, там много статей. Еще я обратил бы его внимание вот на какую вещь. Правительство ведь давало заключение на этот законопроект, и заключение правительства было отрицательным. То есть в правительстве есть вполне разумные специалисты, которые четко поняли, что этот законопроект противоречит действующему законодательству. Тем не менее на уровне первого чтения этот проект принят. Более того, я вам скажу еще такую вещь, я приветствовал бы, если бы этот законопроект был принят Государственной Думой во всех трех чтениях и подтвержден Советом Федерации, потому что тогда он пойдет на подпись уже к новому президенту Медведеву, и это будет прекрасным тестом для президента Медведева, тестом на его демократические убеждения. И мы увидим: если он отклоняет этот законопроект, этот бессмысленный, глупый законопроект - значит, можно верить в его демократические убеждения, если он его подписывает - ну, тогда всем его словам о том, что свобода лучше, чем несвобода, верить уже нельзя.



Марьяна Торочешникова: По мнению директора Центра защиты прав средств массовой информации Галины Араповой, внесение поправок, расширяющих возможности чиновников, закрывать неугодные СМИ, во-первых, нецелесообразно, а во вторых, противоречит международным стандартам и в частности практике Европейского суда по правам человека. Страсбургские судьи неоднократно указывали, что чрезмерные санкции в отношении редакций, как, например, уголовные, влекут необоснованные ограничения свободы выражения мнений и противоречат статье 10-й Европейской конвенции по правам человека.



Галина Арапова: Вообще-то, весь мир идет к декриминализации и диффамации, а мы не просто не декриминализуем, не убираем эти нормы из Уголовного кодекса, мы, напротив, еще и делаем это основанием для прекращения деятельности средства массовой информации. Учитывая нашу очень негативную практику по делам о клевете, которая складывается в России, то, что дела эти сейчас рассматривают мировые судьи, которые, к сожалению, не отличаются пока еще высокой квалификацией при рассмотрении этой категории дел, дела эти заканчиваются не всегда вынесением обоснованных приговоров. Соответственно, два раза если вынесен приговор в отношении разных журналистов средства массовой информации за клевету, а сейчас то можно сделать в течение буквально нескольких месяцев, то неугодное средство массовой информации просто прекращает существовать. Я прогнозирую, что если это будет использовано в дальнейшей, то мы можем не досчитаться, как минимум, половины наших печатных средств массовой информации.



Марьяна Торочешникова: Галина Арапова считает, что рассмотрение вопроса о внесении поправок, ужесточающих закон «О средствах массовой информации», не случайно совпало с развитием скандала вокруг статьи о якобы готовящейся свадьбе между Владимиром Путиным и Алиной Кабаевой.



Галина Арапова: Выглядит это все, как очередной реверанс в сторону президента, в сторону Кремля. Это, в общем-то, не добавляет уважения нашей Государственной Думе, потому что совершенно неадекватное ограничение. Я не спорю, что СМИ дают повод их критиковать, но введение таких ограничений не является средством для того, чтобы регулировать каким-то образом правовые и этические рамки деятельности СМИ. Есть масса норм в законе, которые могут быть использованы для нормального и адекватного реагирования на действительно клеветнические публикации, самые главные - иски о защите чести и достоинства.



Марьяна Торочешникова: Директор Фонда защиты гласности Алексей Симонов убежден, что, предлагая ужесточить санкции в отношении средств массовой информации, чиновники желают снизить до минимума попытки любой критики журналистов в их адрес.



Алексей Симонов: Когда у человека есть парашют, а он еще хочет, чтобы у него непременно была лонжа, это производит впечатление перебора. Вот это, то, что они сейчас предлагают, - это перебор, чувство безопасности для людей, которые не хотят, чтобы их критиковали. Это такое агрессивное желание никоим образом не подвергаться сколько-нибудь заметной критике. То, что они принимают, это чрезвычайно опасная вещь. У нас уже экстремизмом называется несогласие с мнением начальства, выраженное в резкой форме, а теперь будет то же самое, только называться еще и клеветой. Короче говоря, сколько-нибудь разумная, сколько-нибудь агрессивная, сколько-нибудь дельная журналистика становится под двойным или под тройным перекрестным огнем. Это чудовищно, с моей точки зрения, и я глубоко убежден в том, что все объяснения этому лживые, ибо единственным объяснением этому является то, что "мы не хотим, чтобы вы имели возможность нас критиковать".



Марьяна Торочешникова: Впрочем, нынешнее принятие поправок к закону вовсе не означает, что соответствующие изменения появятся в нем тот час же. Учитывая, что впереди еще два чтения, да и Думе полно законопроектов, которые дальше первого чтения так и не прошли.


XS
SM
MD
LG