Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зачем Карл Маркс так часто ездил в Голландию?




Иван Толстой: В марте исполнилось 125 лет со дня смерти, а 5 мая исполнится 190 лет со дня рождения Карла Маркса. Зачем Карл Маркс так часто приезжал в Голландию, в дом знаменитой на весь мир голландской семьи? Наш нидерландский корреспондент Софья Корниенко рассказывает не о Марксе - лидере мировой революции, а о Марксе-реформаторе мирового экономического устройства, который сам не умел обращаться с деньгами.



Софья Корниенко: Рядом с центральной площадью голландского города Наймехена бежит вниз с холма к порожистой реке Ваал живописная улица Grotestraat – «Большая улица». Картинка для нашего королевства нетипичная.



Рикки Силисен: Здешняя местность сильно отличается от запада Голландии. Они там сидят на уровне моря или ниже, а мы живем на холмах. Поэтому нас даже Нидерландами – «Нижними землями» не совсем правильно называть. Самый высокий из здешних холмов – 110 метров. Это, конечно, не ахти какая высота, но от наводнений защищает.



Софья Корниенко: Рассказывает гид из наймехенского туристического бюро Рикки Силисен. Эта история начинается, как сказка. На вершине холма, на доме номер 31-33 висит памятная табличка. На этом месте стоял когда-то богатый еврейский дом, и жила в нем семья торговца текстилем Исаака Пресбурга.



Рикки Силисен: Семья Пресбург сыграла немаловажную роль в европейской истории, прежде всего – благодаря своим дочерям. Одна из дочерей Пресбург вышла замуж за адвоката из города Трира, и у них родился сын – Карл Маркс. Вторая дочь вышла за голландского торговца Филипса. Их сын и внуки основали знаменитый концерн Philips. Подытожим: в одной семье родились две дочери, которые подарили жизнь марксизму и капитализму. Если подняться от церкви Святого Стевена выше по улице, то вы увидите то место, где стоял дом Пресбургов. Раньше богатые горожане жили не у воды, а на вершине холма, потому что к воде спускалась канализация, у реки жила беднота. Теперь все наоборот, богатые горожане живут с видом на воду, а бедные – на вершине холма. Я живу наверху.



Софья Корниенко: По данным Института нидерландской истории, мать Карла Маркса Хенриетте Пресбург родилась и выросла в Наймехене, в Наймехене же в 1814 году вышла замуж за адвоката Хайнриха Маркса, отчим которого был раввином в Амстердаме. Отец Хенриетте жил в Наймехене с 1775 года, пел в местной синагоге. Судя по фамилии, которую он официально зарегистрировал лишь в пожилом возрасте, он был родом из Пресбурга, то есть из современной Братиславы. Его жена была из амстердамских иудеев. Жили Пресбурги богато, и Хенриетте получила в приданое двадцать тысяч гульденов. Молодая пара переехала в немецкий Трир, где в 1818 году и родился Карл, третий из их девяти детей. Спустя несколько лет, чтобы отец Маркс смог беспрепятственно работать по специальности, всей семье пришлось покреститься в протестантов. Хенриетте упиралась дольше всех. Основным, дошедшим до наших дней источником информации о ней стали письма Карла Маркса Фридриху Энгельсу. Впрочем, в этих письмах Маркс отзывается о матери, в основном, в снисходительном, а иногда и пренебрежительном тоне, называя ее ‘die Alte’, «старухой», которая не поспешила помочь сыну в тяжелые годы безденежья. Здесь следует отметить, что тяжелые годы безденежья продолжались для Карла Маркса и его семьи всю жизнь. Широко известен один из его утешителей и меценатов – друг Энгельс, однако не все знакомы со вторым благодетелем, в доме которого Маркс написал часть «Капитала», отдыхал, месяцами лечился от преследовавшего его кожного заболевания – фурункулеза. Все это происходило недалеко от Наймехена, в той же голландской провинции Хелдерланд, в тихом городке Залтбоммел (Zaltbommel), в доме дяди Маркса, Лиона Филипса – прародителя одного из столпов западного капитализма, концерна Philips.



На торговца табаком Лиона Филипса пал выбор второй из сестер Пресбург, Софи. Связь между Марксами и Филипсами стала особенно тесной, когда Хенриетте овдовела. Она доверила Лиону Филипсу управление своими финансами и назначила его распорядителем собственного наследства. После смерти отца, зачастил к дяде и Карл.



(Звучит отрывок из документального фильма 1983 года «Карл Маркс задерживается в Залтбоммеле» режиссера Ханса Келлера).



В 1861 году, когда Маркс уже более десяти лет в ужасной бедности жил в Лондоне со своей женой Йенни, урожденной баронессой фон Вестфален, и шестерыми детьми, из которых лишь трое дожили до взрослого возраста, он вновь отправился в Нидерланды, однако на этот раз под фальшивым именем K.J. Bühring. Он провел у дяди в Залтбоммеле три недели. Из переписки с женой нам известна цель этого визита – «по гроши к дяде». Поездка оказалась успешной, и Маркс вернулся домой с двумя тысячами гульденов. В августе 1862 года племянник вновь навещает дядю, спустя год – еще раз, останавливаясь уже на 3 месяца. И так почти каждый год. После смерти матери Карлу и его троим сестрам полагалось получить по 12 с лишним тысяч гульденов наследства, однако Карл уже истратил почти половину своей доли в кредит. Тем не менее, полученные им оставшиеся семь тысяч были по тем временам внушительной суммой.



Отрывок из фильма «Карл Маркс задерживается в Залтбоммеле»: Каждый раз, когда Карл приезжал в Залтбоммел, события повторялись. Он писал: «Фурункул, который доктор Ван Аанрой нашел вчера, горькие дни и ночи, полные боли. С работой ничего не выходит (дальше следуют ругательства). Дядя помогает перевязывать раны от гнойников, а моя остроумная и опасно черноглазая кузина ухаживает за мной. Если же мои скачущие франкенштейны вновь дадут о себе знать, то доктор живет рядом, на соседней улице».



Софья Корниенко: Карл ездил в Залтбоммел не только ради денег и бесплатного лечения. Здесь, в тишине голландской провинции, особенно хорошо работалось. И еще была у Маркса в Залтбоммеле особая платоническая связь, с его кузиной Наннетте Филипс, которая была младше его почти на двадцать лет, и с которой они вели теплую, полную невинного флирта переписку, и гуляли часами напролет по окрестным лесопаркам.



Из письма Карла Маркса к Наннетте Филипс: «Видишь ли, малышка моя, я многое повидал, но можешь быть уверена, что я всегда хочу вернуться в Боммел».



Софья Корниенко: Письма собрал Ян Хилкенс в книге «Ах, вот бы снова в Боммел». Часть переписки хранится в архиве города Залтбоммела. Маркс читал по-голландски, но говорить на этом языке не мог:



Из письма Карла Маркса: Несмотря на то, что мой отец – наполовину голландец, я только немного умею читать по-голландски, но достаточно, чтобы понять, о чем пишут газеты.



Софья Корниенко: В Залтбоммеле Маркс много писал. Один из внуков Лиона Филипса, Эд Филипс, вспоминал: «Маркс написал часть своей книги «Капитал» в доме моего деда Лиона Филипса. Как рассказывал мне отец, у Маркса была привычка, поработав немного, встать из-за стола и ходить вокруг него, все быстрее и быстрее, пока к нему не придет вдохновение».



Когда в декабре 1866 года Лиона Филипса не стало, связь Маркса со своей исторической родиной прервалась. В следующий раз Маркс приехал в Голландию уже не за деньгами, а говорить о разрушительной роли капитала на одном из последних съездов «Международной рабочей ассоциации» (или Первого Интернационала), который в 1871 году проходил в Гааге и Амстердаме. Однако никаких свидетельств его дальнейших поездок в Залтбоммел нет.



Итак, зачатки идеологии коммунизма (Das Kapital) и крупнейшей нидерландской корпорации возникли по одному и тому же адресу, в маленьком городе Залтбоммел. Когда в 1922 году Антон Филипс, который в детстве видел Маркса, решил воспользоваться этим обстоятельством во время своей поездки в Советскую Россию, где он пытался заинтересовать Владимира Ленина в своей продукции – лампочках Philips – то, чтобы задобрить Ленина, он захватил с собой фотографию семейной усадьбы в Залтбоммеле, где Маркс – в прямом и переносном смысле – работал над «Капиталом». «Вы либо не читали, либо не поняли книги», – ответил Ленин.





XS
SM
MD
LG