Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Депутаты предлагают закрывать газеты «за клевету»


Злые языки страшнее пистолета

Злые языки страшнее пистолета

Госдума 25 апреля в первом чтении приняла законопроект, расширяющий перечень оснований, по которым можно прекратить деятельность СМИ. Речь идет об ответственности за публикацию заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство или подрывающих репутацию граждан.

С инициативой поправить статью 16 закона «О средствах массовой информации» выступил депутат от «Единой России» Роберт Шлегель. Вопрос о принудительном закрытии того или иного СМИ следует поднимать в случае неоднократного размещения в нем материалов клеветнического характера, считает депутат. По его словам, сейчас не существует действенного механизма привлечения СМИ к «надлежащей» ответственности за распространение клеветнических сведений, более того - такие действия следовало бы rвалифицировать как злоупотребление свободой слова.

Один из авторов действующего закона «О СМИ» Михаил Федотов сказал Радио Свобода, что депутат плохо знаком с законом, который хочет усовершенствовать: «В этой статье говорится: не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний. Распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица – это клевета, уголовно наказуемое деяние. Если идти по этому пути, то следует включить также распространение сведений, призывающих к убийствам, к кражам, хулиганству, и так далее. Уголовный кодекс большой, там много статей». Федотов отметил, что заключение правительства на законопроект было отрицательным, что свидетельствует о том, что специалисты признают: поправки противоречат действующему законодательству.

По мнению директора Центра защиты прав средств массовой информации Галины Араповой, внесение поправок, расширяющих возможности чиновников закрывать неугодные СМИ, не только нецелесообразно, но и противоречит международным стандартам. Так, страсбургские судьи, говорит Арапова, неоднократно указывали, что уголовные санкции в отношении редакций влекут за собой необоснованные ограничения свободы выражения мнений и противоречат статье 10-й Европейской конвенции по правам человека. К тому же следует учесть, считает правозащитница, что мировые судьи, рассматривающие дела о клевете, не всегда обладают высокой квалификацией, и такие дела не всегда «заканчиваются вынесением обоснованных приговоров. А если два раза был вынесен приговор в отношении журналиста за клевету, то неугодная газета просто перестает существовать. Так мы можем не досчитаться половины наших печатных СМИ». Галина Арапова уверена, что внесение поправок, ужесточающих закон о СМИ, не случайно совпало с развитием скандала вокруг статьи о намечающейся свадьбе Путина с Алиной Кабаевой: «Я не спорю, что СМИ дают повод их критиковать, но введение таких ограничений не является средством регулирования правовых и этических рамок их деятельности. Есть масса норм в законе, которые могут быть использованы для нормального и адекватного реагирования на действительно клеветнические публикации».

Директор Фонда защиты гласности Алексей Симонов убежден, что, предлагая ужесточить санкции в отношении средств массовой информации, чиновники хотели бы свести до минимума любую критику в их адрес: «Когда у человека есть парашют, а он еще хочет, чтобы у него непременно была лонжа, это производит впечатление перебора. То, что они принимают, это чрезвычайно опасно. У нас уже экстремизмом называется несогласие с мнением начальства, выраженное в резкой форме, а теперь будет то же самое, только называться будет клеветой. Сколько-нибудь разумная, сколько-нибудь дельная журналистика ставится под двойной перекрестный огонь. Это чудовищно, и единственное этому объяснение - "мы не хотим, чтобы вы имели возможность нас критиковать"».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG