Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Председатель «Ветеранов чрезвычайных катастроф» Сергей Кулиш: "Государство с каждым годом все хуже относится к чернобыльцам"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Карэн Агамиров.



Андрей Шароградский: В России государство по-прежнему не выполняет обязательств перед пострадавшими в результате чернобыльской аварии. На это указывает председатель санкт-петербургской региональной общественной организации инвалидов и ветеранов «Ветераны чрезвычайных катастроф» Сергей Кулиш, с которым беседовал наш корреспондент Карэн Агамиров.



Сергей Кулиш: Государство, наоборот, с каждым годом все хуже и хуже относится к инвалидам и чернобыльцам и просто ко всем ликвидаторам. Все свои обязательства, которые оно давало когда-то в 1990-х годах изданием определенных законов, сегодня оно от них отказывается. Поправки, которые вносятся в базовый закон, становятся все хуже и хуже, и индексацию наших выплат... сегодня эта индексация приводит, можно сказать, к нулю. Проблем очень много. Были льготы у нас по здравоохранению. Нас, как людей, получивших заболевание в связи с ядерными этими катастрофами, с Чернобылем, в частности, государство обещало лечить бесплатно. Были льготы по здравоохранению, по лекарствам бесплатным. Все отлично знаете: года три назад, в 2004 году, был издан 122 закон, когда вместо лекарств предложили деньги. Как всегда, обманули. Обещали эти деньги индексировать, эти суммы, чтобы поддерживалась покупательная способность, на сегодняшний день они превращаются в копейки, на них лекарства не купить. Те лекарства, которые все-таки остались в перечне лекарств, вообще не лечат и с каждым годом сокращаются, они бесплатные, толку от них никакого нет, да и их уже в аптеках тоже нет. Нам приходится все покупать за свои деньги, и компенсация - да, она копеечная.


Потом компенсация была в виде потерянного нашего заработка, которую тоже государство должно было периодически индексировать, поддерживать покупательную способность. Эта индексация тоже на сегодняшний день сводится к нулю. Я приведу две цифры. В 1997 году компенсация составляла 250 рублей, в 2008 году, 11 лет прошло, она составляет 460 рублей. Можете представить? За 11 лет даже в два раза не проиндексировали эти выплаты. Даже те выплаты, которые положены, государство почему-то считает, что мы их должны получать через суды. В законе они продекларированы, а те механизмы и так, как законы написаны, их невозможно просто применить, и поэтому мы вынуждены обращаться в суды. Суды, если до недавнего времени как-то нас удовлетворяли, потому что мы до этого обращались в Конституционный суд, Верховный суд… Конституционный суд сказал, что надо индексировать, но, к сожалению, сказал - только через суды, они не смогли заставить правительство, чтобы те хотя бы, как мы хотели в свое время, издали постановление и всем без судов бы эту индексацию произвели. Нет, идите все в суды. И вот суды как-то эту индексацию более-менее проводили. Тоже, правда, в каждом регионе по-разному. В январе этого года, 11 января, три человека, судьи Верховного суда, созвали судебную коллегию, рассмотрели дело по одному чернобыльцу и вынесли отрицательное решение, сказали, что - все, ребята, ничего не положено, вот тех 460 рублей, которые вам государство платит, вам и хватит. Разослали буквально по всем судам Российской Федерации, разослали их в отделы социальной защиты населения, чтобы они ими пользовались. И буквально пошли отказы по всей России просто автоматически. Можете представить, если эти же судьи буквально в том же году все говорили "да-да, надо индексировать", выносили решения, аргументированно, со ссылками на законы, на Конституционный суд, на Верховный суд, то теперь они делают то же самое, только теперь отказывают со ссылками на те же законы, тот же Конституционный суд, Верховный суд. Можете себе представить, как можно наши законы прочитать? Один раз так, что по ним можно индексировать, второй раз так, что по ним нельзя индексировать.



Карэн Агамиров: А что с жильем для пострадавших, для ветеранов чернобыльской трагедии?



Сергей Кулиш: Если раньше было положено жилье и плюс еще, как больному человеку, там была норма прописана - еще дополнительно комната, где 10 квадратных метров. Тем же 122 законом все это было отменено, и, кто успел встать, тем еще более-менее дают, а то даже вместо жилья дают сертификаты. В сертификатах заложена сумма, на которую и близко, на эти деньги ничего нельзя купить.



Карэн Агамиров: Сколько всего погибло, умерло людей в результате трагедии непосредственно?



Сергей Кулиш: У нас были последние данные, когда публиковали на уровне 2000 года. Потом это все засекретили. Было в районе 50 тысяч сразу погибших, было много самоубийств именно из-за того, что прекратили индексацию в 90-х годах, это более 2000. Я по своему району знаю, что у меня в доме чуть ли не каждый год по несколько человек умирает, это только в одном доме. А сколько это по городу, по стране, вы можете представить. И в основном раковые заболевания.



Карэн Агамиров: А что значит - засекречены?



Сергей Кулиш: Потому что никто ничего не говорит. Попробуйте взять такую справку, они теперь это скрывают. Зачем им говорить, что эта проблема действительно существует?



Карэн Агамиров: Общая сумма в денежном отношении задолженности вы подсчитывали?



Сергей Кулиш: Да. У каждого буквально совершенно разная. У кого на миллионы идет, у кого меньше. Тут зависит все от заработка. Вот это возмещение вреда, которое из заработка рассчитывалось, у каждого был свой заработок.


XS
SM
MD
LG