Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министерство женского равноправия в Испании


Ирина Лагунина: В Испании разгорелась полемика в связи с недавним назначением женщин на большинство министерских постов в новом левом правительстве страны, которое сформировала Испанская социалистическая рабочая партия. Кому-то эти назначения представляются мерой популистской, принятой лишь для того, чтобы угодить феминисткам и удивить мировую общественность испанской неординарностью. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: В нынешнем испанском кабинете 9 женщин и 8 мужчин. Причем, традиционно «женские» для многих стран министерства, такие, как культуры и здравоохранения, возглавили в Испании мужчины, а министерства обороны и развития государственной инфраструктуры (транспорта, энергоснабжения и так далее) – женщины. Инициатива этих назначений принадлежит премьеру Хосе Луису Родригесу Сапатеро. Вот, что он говорит о своем решении:



Х.Л. Родригес Сапатеро: В ходе предвыборных дебатов я заявил о нашем стремлении добиться полного равенства в Испании мужчин и женщин. Мы этим и займемся в ближайшие четыре года до следующих выборов. Мы будем решать весь комплекс проблем: бороться с избиением женщин мужьями на бытовой почве, добиваться равных условий для женщин на производстве и так далее. Я всегда считал, что правительство должно показывать пример обществу в решении важных проблем. Поэтому в нашем кабинете впервые в истории Испании пост министра обороны заняла женщина. Впервые в истории страны у нас министров-женщин больше, чем министров-мужчин.



Виктор Черецкий: Разумеется, критиков нового, так называемого «розового», кабинета возмущает не сам факт засилья женщин в правительстве: в Испании – современная развитая демократия. Они полагают, что при выдвижении на должности руководителей высокого уровня нельзя руководствоваться исключительно гендерными соображениями: министрами должны назначаться люди компетентные, опытные, ответственные, вне зависимости от их пола. Особую полемику в этой связи вызывает фигура министра обороны Карме Чакон. Эта 37-летняя дама ни в политике, ни в военных делах пока себя никак не зарекомендовала. Она проработала менее полугода в предыдущем правительстве в качестве министра жилья. Обрушившийся на страну невиданный по масштабу жилищный кризис Чакон не остановила. Зато в эти же полгода нашла жениха, оказалась в интересном положении и вышла замуж. Так что 12 апреля на пост министра обороны Донья Карме вступила с семимесячной беременностью. Недоумение многих испанцев по поводу такого назначения на ключевой пост в государстве выразил главный редактор популярной в стране газеты «Мундо» Педро Хота Рамирес:



Педро Х. Рамирес: Конечно, я не имею ничего против, чтобы во главе Министерства обороны стояла женщина. Но проблема в том, что должность министра предусматривает полную отдачу. Как столь сложной работой может заниматься беременная женщина? Сможет ли она в таком состоянии, к примеру, совершать длительные и утомительные поездки в случае чрезвычайных ситуаций, которые могут сложиться в Афганистане или Ливане, где служат испанские военные?



Виктор Черецкий: Что касается военных, то они, в отличие от интеллигента Рамиреса, в выражениях не стеснялись. Генералы, правда, отставные – действующие не осмелились – назвали подобное назначение «издевательством над страной и армией». Определенная логика в их высказываниях, по мнению независимых наблюдателей, есть. Ведь речь идет не только и не столько о беременности. Карме Чакон объявляет себя радикальной пацифисткой, то есть заклятым врагом всего военного. Она же - каталонская националистка, то есть не приемлет Испанию в качестве единого государства. Ну а в соответствии с испанской Конституцией армия является гарантом этого единства. Впрочем, против Чакон категорически выступают даже некоторые видные представители движения за женское равенство. Писательница Исабель Дуран:



Исабель Дуран: Это очень хорошо, что в правительстве много женщин. Это современно и прогрессивно. Но раз у нас такое равноправие, то работу женщин надо судить без всякого снисхождения, как мы судим работу мужчин. Женщин-министров следует оценивать лишь по их деловым качествам. Хотя у нас некоторые феминистки говорят, что всякий, кто критикует женщин – противник равноправия. Но раз женщины идут в министры, они должны уметь выслушивать критику. Думается, что Чакон ни в коем случае нельзя критиковать за то, что она беременная. Это, в конце концов, быстро проходящий этап. Тем не менее, я полагаю, что она - не лучшая кандидатура на пост министра обороны: и вовсе не потому, что ждет ребенка, а потому что она защитница концепции каталонской обособленности и воинствующая пацифистка. Как человек с такой идеологией может руководить силовой структурой? Мне ее назначение представляется вызовом здравому смыслу – подлинной провокацией.



Виктор Черецкий: А некоторые наблюдатели усматривают в назначении женщин-министров определенный расчет на традиционное снисхождение галантного испанского общества к слабому полу. Мол, большинство испанцев стесняется нападать на женщин, и правительству, таким образом, спишутся многие грехи. Так, к примеру, и произошло в предыдущем правительстве социалистов с министром развития инфраструктуры Магдаленой Альварес. По ее недосмотру был сорван график строительства скоростной железнодорожной магистрали - Барселона в течение года переживала острую транспортную проблему. Кроме того, второй по значению город Испании неделями сидел без света, а даму-министра не только своевременно не уволили, но даже оставили на прежнем посту в новом правительстве. Политолог Альфредо Урдаси:



Альфредо Урдаси: Я никого не собираюсь судить по тому, мужчина он или женщина. Магдалену Альварес я осуждаю, не потому что она женщина. Я сужу ее как некомпетентного министра, которого не убрали с должности, несмотря на все ее прегрешения. Это мое личное мнение.


Виктор Черецкий: Но вернемся к обещанию испанского премьера добиться за ближайшие четыре года полного равенства женщин и мужчин. Несколько лет назад предыдущий кабинет социалистов принял закон о равенстве, но он частично пробуксовывает. К примеру, он предусматривает, что в руководящих органах предприятий и учреждений, как государственных, так и частных, должен соблюдаться паритет, то есть эти органы должны наполовину состоять из женщин. И если в госучреждениях положения нового закона соблюдаются, то в частных компаниях их просто игнорируют, заявляя, что советы директоров невозможно формировать по половому признаку.


Для полного внедрения в жизнь своих идей о равноправии испанский премьер решил создать отдельное ведомство под названием «Министерство женского равенства». Родригес Сапатеро:



Х.Л.Родригес Сапатеро: Нашей целью на ближайшие четыре года, как я уже сказал, является достижение полного равенства между женщинами и мужчинами. Этим вопросом займется специальное министерство. Оно создается впервые в нашей стране. Возглавит министерство тоже женщина – самый молодой министр в истории Испании.



Виктор Черецкий: Создание Министерства равенства, как меру, характерную, в основном, для слаборазвитых стран «третьего мира», испанская общественность тоже встретила в штыки. Во-первых, мало кому понравилась личность 30-летней главы новоиспеченного министерства Бибианы Аидо, о которой ранее вообще никто ничего не слышал, поскольку политикой она не занималась. Лишь известно, что она любит танцевать фламенко и является «протеже» почетного председателя соцпартии Мануэля Чавеса. Во-вторых, наблюдатели считают, что для борьбы с отдельными случаями семейного насилия вовсе не надо создавать новую бюрократическую структуру: с этим явлением, как с любым другим хулиганством, следует бороться усилиями министерства внутренних дел, а главное - путем воспитания молодежи в духе уважения женщин, чем могло бы заняться Министерство образования. Говорит профессор Сарагосского университета Пилар Висенте:



Пилар Висенте: Многие считают, что бороться с семейным насилием следует, ужесточая наказания для мужчин-драчунов. Но мне кажется, что важнее воспитание с детства в духе уважения к женщинам. Это, конечно, долгосрочная задача, поскольку результаты этого воспитания проявятся лишь, когда вырастет новое поколение испанцев.



Виктор Черецкий: Добавим, что многие наблюдатели считают проблему семейного насилия не особо острой для Испании. Да, действительно, в прошлом году от рук мужей-насильников в стране погибли 70 женщин. Но дело в том, что примерно треть подобных инцидентов произошла в семьях иммигрантов из арабских стран и из Латинской Америки. Так что выходит, мужчины-испанцы не столь уж и драчливы. Во всяком случае, как показывает статистика, они не более склонны к избиению своих жен, чем другие западные европейцы.


Впрочем, женская проблема действительно когда-то существовала в Испании, а именно во времена исчезнувшей более 30 лет назад франкистской диктатуры. Генералиссимус Франко делал ставку на сохранение в стране средневековой морали. А посему женщинам предписывалось сидеть дома, готовить обед, воспитывать детей и посещать церковь. Работать по найму замужним дамам запрещалось. Многие сферы общественной деятельности для них были полностью закрыты. Высшее образование получали единицы. Рассказывает ветеран женского движения Аделина Роспиде:



Аделина Роспиде: Замужняя женщина не имела никаких прав. Она не могла даже распоряжаться имуществом, которое получала от родителей. Ее полным господином был муж. Женщина не имела права получить заграничный паспорт без согласия мужа, работать по найму и даже иметь свой собственный счет в банке. Женщина, работающая в торговле, не могла подписывать финансовые документы, даже если магазин перешел ей по наследству. Уделом женщины был дом и церковь.



Виктор Черецкий: Юридическое неравенство было уничтожено сразу же после смерти диктатора и краха его режима. С годами женщины обрели все реальные права: и в области образования, и работы, и в сфере политики. Зачем тогда потребовалось новое министерство?


Испанский писатель и политолог Сесар Видаль считает, что нынешний испанский премьер страдает «синдромом дон Кихота». Он весь в прошлом, ему обязательно надо кого-то спасать, бороться с несправедливостью, сражаться с ветряными мельницами, а заодно красоваться перед «дульсинеями»... И при этом, разумеется, нынешнее испанское руководство уходит от решения многих реальных социально-экономических проблем общества.


Все это может показаться анекдотичным, - отмечает политолог, - но, тем не менее, испанцы с опасением относится к подобным начинаниям. Чиновники уже начали отрабатывать свой хлеб, а радикальные меры в отношении женского равенства идут явно не в прок. И дело не только в создании «розового» кабинета министров, в компетенции которого испанцы сомневаются. К примеру, в эти дни в Мадриде опубликован доклад специальной комиссии муниципалитета, в котором говорится, что, воспользовавшись положениями Закона о равноправии, многие пронырливые жительницы испанской столицы клевещут на своих спутников жизни, обвиняя их в насилии. А судейские органы в угоду моде на борьбу за женское равенство отправляют мужчин за решетку без особого разбирательства. Тем временем, дамы не только легко избавляются от надоевших мужей, не потратив ни гроша на развод, но и получают предусмотренные законом различные пособия и льготы, как «жертвы» насилия. Причем, как отмечается в докладе, это явление уже носит массовый характер. Одновременно во многих учреждениях в угоду 50%-ной женской квоте увольняют с руководящих должностей опытных работников-мужчин и назначают на их место молоденьких барышень. И без того нерасторопная испанская государственная машина все чаще дает сбои. Тем временем первый заместитель председателя правительства и правая рука Родригеса Сапатеро - Мария Тереса Фернандес де ла Вега настаивает на том, что равенство мужчин и женщин должно быть полным:



М.Т. Фернандес де ла Вега: Полное равенство женщин должно быть установлено на работе, дома, в общественной и личной жизни. С этой целью будут приняты конкретные и самые решительные меры.



Виктор Черецкий: Ну а Сесар Видаль полагает, что в сегодняшней Испании идея женского равенства доведена до абсурда и что у этого равенства есть определенные природные границы, которые нынешние власти явно не желают замечать. К примеру, является ли оправданным использование женщин на службе в армии, скажем, в танковых частях в качестве башенного стрелка? Сегодня в испанской армии уже более 20 процентов женщин, причем их берут во все рода войск – на все должности. Задача – добиться 50%-ого паритета. Вот что говорит по этому поводу Сесар Видаль:



Сесар Видаль: Что это за навязчивая идея у наших властей - интегрировать женщин в Вооруженные Силы? Интересно, можно ли рассчитывать экипажу танка, что их товарищ – девица ростом 160 сантиметров и весом 40 килограмм – вытащит их в случае ранения из горящей машины, в которую, скажем, попал снаряд афганских моджахедов?



Виктор Черецкий: Отметим, что пример этот чисто виртуальный. Ведь испанский контингент в Афганистане, как свидетельствует пресса, не покидает своей укрепленной военной базы на западе страны.


XS
SM
MD
LG