Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общественный контроль тюрем: «Хоть какой-то лучше, чем никакого»


Правозащитники приветствуют закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания», хотя и говорят, что он мог бы быть лучше

Правозащитники приветствуют закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания», хотя и говорят, что он мог бы быть лучше



Государственная Дума одобрила во втором чтении проект закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания». В Екатеринбурге государственные и независимые правозащитники надеются, что новый документ позволит изменить сложившуюся в области ситуацию с проверками в колониях и следственных изоляторах.

Общественное движение «Архив “Отписка”» житель Екатеринбурга кандидат физико-математических наук Александр Ливчак создал четыре года назад, после того как был незаконно обвинен в хулиганстве и смог доказать в суде неправомочность действий задержавших его милиционеров. Он собирает жалобы и свидетельства пострадавших от милицейского произвола и помогает пострадавшим в судах. Ливчак понимает, что один в поле не воин, и пытался привлечь к этой работе студентов юридического факультета Гуманитарного университета - организовать общественный контроль над действиями милиции в изоляторах временного содержания. Учащиеся негосударственного ВУЗа отнеслись к предложению Александра Ливчака без энтузиазма. Никто не захотел тратить свое время на неблагодарную, да еще и неоплачиваемую работу. «Архив “Отписка”» сегодня по-прежнему существует, а его работающий практически в одиночку руководитель приветствует появление проекта закона об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания: «Сейчас доступ правозащитников, конечно, крайне ограничен. И пусть хоть как-то будет. Но, конечно, нужно добиваться, чтобы посещения были внезапные: поступил сигнал - поехал. Поэтому, конечно, нужны, на самом деле, проверки по мере поступления жалоб, внезапные для администрации. Иначе это все, конечно, выхолащивается. Но пусть будет хоть такое», - говорит Александр Ливчак.


Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова в более выгодном положении, чем независимые правозащитники. Ей проще проверять колонии и тюрьмы. И она далека от мысли, что все проблемы только в применении насилия к заключенным и задержанным: «Ведь мы критикуем теоретически, не бывая там, не видя. Мы критикуем, представляя, что там всех бьют дубинками беспрерывно. А на самом деле люди, которые ко мне идут, со слезами идут, они плачут: "У меня квартиру уводят на свободе... У меня нет паспорта, его у меня забрали во время следствия и до сих пор не вернули на свободе, помогите найти... Меня жена лишает незаконно родительских прав, я не могу видеться с дочерью..."»


Существующая редакция закона об общественном контроле Татьяну Мерзлякову не устраивает. И все же она скорее «за», чем «против»: «Сегодня единственный, кто, кроме Минюста и прокуратуры, может посетить колонию, это уполномоченный по правам человека. Общественность законодательно никак не допущена до контроля. Поэтому этот закон мы ждем. Закон просто не выдерживает критики в том виде, в каком он делается, и все-таки я сторонник того, чтобы мы его приняли. Потому что хоть какой-то контроль уже лучше, чем вообще никакого».


Уполномоченный по правам человека уже третий год ведет переговоры с правоохранительными органами об установке камер видеонаблюдения в помещениях изоляторов временного содержания. Это, по мнению Татьяны Мерзляковой, позволит контролировать как действия милиции, так и задержанных. Пока ни одной видеокамеры не установлено.


XS
SM
MD
LG