Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За что ижевских любителей антифашистских песен положили лицом в грязь? Как быть, если на лекарства инвалидам нужно 40 миллионов рублей, а есть только 9? Почему челябинцев не переселяют из экологически опасного района? Кто защитить приамурские села от пожаров? В городе Котельнич незрячие играют в театре и бегают на лыжах. Ростов-на-Дону: Что помогает чернобыльцам выжить? Самара: Спасут ли граждане свои дворы от застройки? Подмосковье: Зачем жителю Серпухова турецкий язык? Саранск: Дети-инвалиды получили неограниченные возможности. Псков: Поэзия охоты


В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Субботний вечер 19 апреля музыканты из нескольких молодежных групп и их фанаты, собравшиеся на концерт в клуб «Авиатор», провели в Управлении по борьбе с организованной преступностью. Как сообщают очевидцы в «Живом журнале», 54 человека было задержано в несколько приемов. Причем самое первое и массовое задержание произошло невиданным для Ижевска способом – он запечатлен на чей-то мобильник. Шокирующие фотографии выложены в Интернет - два десятка молодых ребят уложены на асфальтовую площадку перед входом в клуб лицом вниз, руки замком на затылке. Вокруг до десятка «космонавтов» - так назвал очевидец сотрудников правоохранительных органов, одетых в камуфляж, в шлемах с пластиковым «забралом».


Я подоспела к «шапошному разбору». У милицейской «буханки» в окружении милиции толпились человек восемь ребят, по внешнему виду панков (сужу по вызывающе высоким ирокезам на голове, множеству заклепок на одежде и пирсингу где попало). Я включила микрофон:


Вы сидели, поблизости.



- Да.



Надежда Гладыш : Вас пригласили сюда.



- Да.



Надежда Гладыш : Какие вопросы вам задавали? Какие действия?



- Просто взяли и зашли.



Надежда Гладыш : То есть вы можете сейчас встать и уйти?



- Нет. У нас телефоны забрали. А без телефонов…



Надежда Гладыш : У вас мобильные забрали?



- Да.



Надежда Гладыш : Кто забрал? Они представились?



- Нет.



Надежда Гладыш : А кроме мобильных, документы у вас спрашивали?



- Да.



Надежда Гладыш : У вас к ним претензий нет?



- Сейчас все нормально.



Надежда Гладыш : Кого-нибудь из ваших знакомых приятелей сегодня увезли?



- Нет. Пока наших нет. Приезжих увезли.



Надежда Гладыш : Приезжих увезли. Вы пришли на концерт?



- Да.



Надежда Гладыш : Он будет?



- Не знаем. Говорят, что будет.



Надежда Гладыш : Официально не объявляли о его отмене?



- Нет. Слухи только.



Надежда Гладыш : Вы сами причисляете себя к какой-нибудь группировке?



- Нет.



Надежда Гладыш : Тем временем в клубе уже кто-то выступал. Панков быстро отпустили, вернули мобильники, документы и даже игрушечный пистолет. Поскольку администрация клуба и организаторы гастролей музыкантов из Кирова со мной общаться отказались, я обратилась к тем, кто еще находился на быстро пустеющей площадке. Олег Серебренников, студент, активист молодежного движения «Антифа», видел отправку последней из задержанных групп. Их было, по его словам, человек 7 – 8. Рассаживали даже в обычные городские такси.


Ты знал заранее, что что-то будет, нет?



Олег Серебренников : Один знакомый сказал, что, возможно, будет какая-то провокация милицейская.



Надежда Гладыш : Сколько, по твоей оценке, увезли?



Олег Серебренников : При мне увезли человек 7, и еще ориентировочно, может быть, столько же увезли до. Неизвестно где… Я звонил, телефоны их молчат.



Надежда Гладыш : Поскольку телефоны задержанных (а там оказались и знакомые Олега) на вызовы не отвечали, мы с ним и двумя его приятельницами решили отправиться в прокуратуру Удмуртской республики, чтобы написать жалобу дежурному прокурору. В прокуратуре нас принял дежурный Следственного комитета Аверьянов, который при нас сделал несколько звонков, спрашивая, не было ли в городе «спецоперации». И спустя пять минут ему перезвонили из УБОПа, подтвердив факт задержания гражданских лиц и то, что в данный момент они находятся в управлении, где, по словам звонившего, идет установление их личностей и что три часа, положенные по закону на задержание без предъявления обвинения, еще не истекли.


В самом деле, ребят отпустили вскоре после семи часов вечера, и музыканты из Кирова и Екатеринбурга даже успели спеть в «Авиаторе» свои песни, то есть концерт не был сорван бесповоротно. Однако, по словам побывавших там участников групп, им было настоятельно не рекомендовано продолжать свою гастроль, хотя на следующий день, 20 апреля, у них был запланирован концерт в Уфе.


По мнению свидетелей этого субботнего происшествия, в Ижевске прошла «профилактическая» акция устрашения, направленная против леворадикальной молодежи, поскольку группы – ижевская «Рэд Карт» и кировская «Кловнс» - обе позиционируют себя как антифашисты.



В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:



Обнинские инвалиды, недовольные тем, что уже четыре месяца не получают бесплатные лекарства, провели у входа в местную мэрию пикет. В этом году федеральные власти переложили финансирование бесплатных лекарств на местные бюджеты. А у субъекта Федерации на эти цели не хватает денег. Нельзя сказать, что бесплатных лекарств для инвалидов не стало вовсе, но из расчета 417 рублей на человека в месяц. В прошлом году выделялось в разы больше – 1300 рублей. Понятно, что бесплатных лекарств на всех нуждающихся теперь не хватает. 417 рублей – это капля в море. Дефицит страшный. Из-за него подавляющее большинство инвалидов не могут получить жизненно важные препараты. Бывший шофер 75-летний Иван Бушанов возмущался на пикете.



Иван Бушанов : Нет лекарств, не дают. Лекарства есть только за деньги, а без денег нам, инвалидам, не дают ничего. Как жить дальше? Скажите мне! Я обил уже… по аптекам ходить. Мне говорят – ждите, будет. А ничего не дают. Какой власти я теперь должен верить? Теперь мне фигу показывают, как говорится. Вот так меня уважают.



Алексей Собачкин : Бывший научный сотрудник Борис Шпаков считает, что при Зурабове ситуация с лекарствами была намного лучше, чем сейчас.



Борис Шпаков : Некоторые месяцы получается, что вообще не получаем или одно лекарство из четырех. Пока Зурабов был плохо было, но еще относительно терпимо. Как говорится, обещал, но что-то делал. Как только ушел Зурабов, так вообще прекратилась поставка лекарств. Не по-человечески просто.



Алексей Собачкин : Через полчаса после начала пикета к протестующим инвалидам вышел мэр города Николай Шубин.



Николай Шубин : Только не нервничайте. Федеральным льготникам, которых сейчас государство не финансирует, на эту категорию, мы выделим 9 миллионов вместе с областью.



Участница пикета : Николай Евгеньевич, вы признаете, что нужно минимум 40-50 миллионов?



Николай Шубин : Вообще, денег нужно очень много. У нас эти деньги не заложены. Поэтому мы берем на себя дополнительные затраты. Что-то придется обрезать, что-то по инвестициям обрежем, что-то придется по зарплате и так далее. Потому что другого выхода нет.



Участница пикета : Четвертый месяц я получаю лекарства! Для меня это жизненно важно!



Николай Шубин : Я не могу говорить, что происходило в январе-феврале!



Участница пикета : Вы ни разу не выступили в газетах по этому вопросу.



Николай Шубин : Еще раз! Я все сказал. 9 миллионов на дороге не валяются.



Участник пикета : Завтраки продолжаются.



Алексей Собачкин : Стал накрапывать дождь. Мэр сел в машину и уехал. Люди с плакатами остались стоять. Инвалиды пообещали, что если положение не изменится, то 1 мая они проведут в Обнинске массовый митинг протеста.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



История челябинки Людмилы Гесс - наглядный пример того, что ждет обычного гражданина, попытавшегося отстоять свои права и ввязавшегося в борьбу с чиновниками. Волею судеб она, мать пятерых детей, 13 лет назад очутилась в доме, который стоял практически под стеной вреднейшего производства - Челябинского электрометаллургического комбината.



Людмила Гесс : 11 лет мы там прожили. Платили как в элитных домах, а люди жили там 30 лет! В нашем подъезде, где мы заселились, лично при мне двое только осталось в живых. Одна сейчас парализованная на Октябрьской живет. Она в 8-й квартире над нами жила. Все поумирали. Причем, начинает с ног, как у меня сейчас, таз, ноги, памперсы, пеленки, смотришь – а человека нет.



Александр Валиев : Людмила Гесс утверждает, что за два года, с 2002 по 2004, в небольшом квартале, который объединился в борьбе за расселение с зараженной территории, умерло 126 человек. Условия, в которых проживали эти люди, были поистине ужасающими. Мало того, что под окнами вовсю дымили трубы, сами квартиры были лишены элементарных удобств. Водоснабжение и отопление, по сути, отсутствовали. Когда умер один из их соседей, об этом стало известно лишь спустя время.



Людмила Гесс : Он жаловался. Я, говорит, не могу спать ночами. Он укутывался в мокрые простыни. А потом, когда мы поднялись, у него угол… Завод видно! Стенка от стенки отходит. Вот так обои дернули…



Александр Валиев : Кто-то оборачивался мокрой простыней, кто-то спал с многослойной марлевой повязкой на лице. Власти обещали расселить, возили людей на строительство новых домов, которые якобы предназначались им. Но время шло, а ничего не менялось. Тогда народ пошел пикетировать мэрию. Это было еще при прежнем градоначальнике, при Вячеславе Тарасове. Людмила Гесс считает, что именно ее активное участие во всех протестных мероприятиях позже откликнулось ей очень горьким эхо. Ее выселили из дома по Ферросплавной вместе с инвалидом мужем, двумя детьми и младенцем-внуком.



Людмила Гесс : Месть. Когда мы ходили на митинг, я шла первая и несла такой узенький плакат «Мэра города Челябинска переселить на улицу Ферросплавную». Если человек не хочет слышать крик и боль души людей, по-другому с ним поступать нельзя! И вот тут я выкрикнула: «Товарищи! Посмотрите, пожалуйста, и почитайте плакаты, для чего мы здесь собрались». И рассказала им всю ситуацию и сказала – Тарасов, выходи! Вы знаете, как все кричали: «Тарасова! Тарасова! Тарасова!» Это месть мне.



Александр Валиев : Надо признать, что с Людмилой Анатольевной ее оппоненты пытались договориться по-разному. И по-хорошему - когда предлагали квартиру ей в обмен на обещание успокоиться. И по-плохому - когда угрожали по телефону. А в итоге просто выселили по суду.



Людмила Гесс : А сколько угроз я по телефону получала. Простите, меня, Сашенька, но ведь меня еще и оскорбляли: «Ты, сучка, на кладбище получишь квартиру!» Я согласна, но только с тем условием, что вы уберете людей отсюда. Здесь растут дети! И в Калининской прокуратуре мне и Шишкиной предлагали квартиры в любом районе – 3-х, 4-х. Я говорю – неужели вы думаете, что я буду жить спокойно, зная, что там дети умирают, там все дети синие. Девочке 9 лет у нее киста матки!



Александр Валиев : На Ферросплавной Гессы оказались после того, как два года прожили в Самарканде. Там у мужа Людмилы Анатольевны жили родители. Старикам был необходим уход, поэтому Гессы обменяли свою квартиру на самаркандскую. А когда развалился Советский Союз, и в Узбекистане не стало работы, пришлось бросить все и возвращаться в Челябинск. Тут-то муж Людмилы был вынужден пойти работать в одну из структур ЧЭМК. Формально их прописали в общежитии в 8-метровой комнате, а фактически заселили в дом на улице Ферросплавной. Ордера не выписали. Десятилетие спустя этим и воспользовались власти во время конфликта. Гессов выкинули на улицу.



Людмила Гесс : Мы два года скитались с этой кружкой. Нашли квартиру, комнатку 9 метров. А так по друзьям. У нас все чужое, все абсолютно. Дорожки – это все с мусорки. Вот эти кресла – тоже с мусорки, там дорожки тоже с мусорки. Здесь все выкидывают, кто побогаче, все мы насобирали. И мы, я после операции, зимой в 2006 году на этом полу на газетах спали одетые в сильнейшие морозы. Это за то, что у меня отец на фронте погиб, я награждена медалью материнства.



Александр Валиев : Сейчас Людмила Гесс, ее муж, оба инвалиды второй группы, а также ее дочь и внук живут в однокомнатной квартире, которую им выделили власти. У Людмилы Анатольевны специфические легочные заболевания - пневмофибриоз легких, аортокардиосклероз. По словам свидетелей, легочными заболеваниями страдают практически все, кто проживал на злосчастной улице - от мала до велика. Все имущество, которое было у семьи, куда-то пропало при выселении. И теперь маленькую однушку приходится обставлять тем, что приносят друзья или выбрасывают соседи.



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



Амурская область за одну неделю лишилась, образно говоря, целого поселка. В южных районах пожары уничтожили 100 жилых домов. Виной тому сухая погода, сильный ветер и обыкновенная бесхозяйственность. С осени вблизи пострадавших деревень не убрали огромные заросли бурьяна. Достаточно было спички, чтобы по весне огонь здесь стал неуправляемым.


Особенно сильно пострадал Октябрьский район. В райцентре Екатеринославке 20 апреля, в воскресенье, сгорело 36 домов. Сила ветра в тот день достигала 22 метров в секунду. При таких погодных условиях пламя уничтожало дома менее чем за 10 минут. Пожарные машины отсутствовали в поселке, поскольку незадолго до этого выехали на тушение соседних деревень. Говорит по телефону житель Екатеринославки Михаил Коломиец.



Михаил Коломиец : В западной части сгорело, куча семей осталась… Дядька у меня в доме сгорел. Сегодня хороним. У моего двоюродного брата полностью дом сгорел. В одних халатах и трусах остались.



Антон Лузгин : Деньги на тушение лесных пожаров в Амурской области сегодня выделяется достаточно из федерального центра. Однако по-прежнему не восстановлены пожарные части в небольших населенных пунктах. Из-за этого такие тяжелые последствия. В Заветинском районе Приамурья сгорело 10 жилых домов, в Ивановском – 22. В целом по области без жилья осталось 230 человек. Говорит заместитель министра природных ресурсов Амурской области Федор Дмитрук.



Федор Дмитрук : Да, сегодня в некоторых, да, не в некоторых, а основном в поселках ликвидированы добровольные народные дружины. Нет сегодня пожарных машин. Раньше было предприятие. Ему вменялось в обязанность содержать пожарную машину. Соответственно, была добровольная пожарная. Где-то сохранились, а где-то – нет. Это тоже отчасти, скажем, послужило тому, что такое произошло. Но наши подразделения, хотя и ветхой техникой, но, тем не менее, обеспечены, о чем свидетельствует та работа, которую мы провели. Из 176 пожаров, возникших на территории области, 167 потушены. Это по состоянию на вчерашний день 9 пожаров действующих было, 2 локализовано. Справляемся. Хотя, конечно, по нашим прикидкам, мы где-то сегодня… Работают воздушные суда. Где-то сегодня в дым улетает от 500 до 1 миллиона рублей ежедневно.



Антон Лузгин : Последние дни плотная дымовая завеса исчезла над большей частью территории Приамурья. Однако долгосрочный прогноз синоптиков не утешителен. В ближайший месяц в регионе не ожидается ощутимых осадков.



В эфире Котельнич Кировской области, Екатерина Лушникова:



Ирина Шевера : Мне очень нравится тут. Я сюда приехала из города Зуевки. Живу в общежитии, но мне тут нравится. Мне сразу тут понравилось очень.



Екатерина Лушникова : Ирина Шевера приехала в Котельнич из соседнего района специально, чтобы устроиться на работу на предприятии местной организации общества слепых. Выпускают здесь несложную продукцию - крышки для консервирования и другую упаковку. Зарплата тоже невысока – всего три тысячи рублей в месяц. Но и такую работу трудно получить человеку незрячему. Зато на предприятии коллектив дружный, талантливый и разносторонний. Существует даже свой любительский театр, в котором так хочется сыграть какую-нибудь роль Ирине Шевере.



Ирина Шевера : Ой! Не знаю, хочу какую-нибудь такую роль, чтобы такая роль была веселая, подвижная, чтобы была роль.



Екатерина Лушникова : Вам танцевать хочется?



Ирина Шевера : Да, хочется очень.



Екатерина Лушникова : Может быть, вы поете?



Ирина Шевера : Пою. ( Поет ) Вот Андрей Гонцов идет.



Екатерина Лушникова : Здравствуйте! Кого вы исполняете? Какие роли исполняете?



Андрей Гонцов : В данном случае, царя исполнял. ( Исполняет фрагмент своей роли ).



Екатерина Лушникова : Ну, организовал театр для незрячих, где недавно поставили пьесу Леонида Филатов «Саз про Федота – Стрельца», руководитель котельнического общества слепых Николай Кузнецов. По его мнению, театр – это мощное оружие реабилитации.



Николай Кузнецов : Об этом даже нечего и гадать, потому что если тотально слепой занимается этим, он ведь это проигрывает в своей душе, сердце. Это одно. А второе ведь слепой, когда на сцене занимается, ведь у него развивается ориентировка в пространстве. Если человек не видит, он ведь не может сориентироваться, не может зацепиться за что-то глазом, чтобы туда повернуться или туда. Ему нужно постоянно это в голове иметь, где он находится по отношению к залу, по отношению к сцене. Это очень большое развитие в этом смысле идет – преодоление самого себя. Все равно у любого артиста какой-то страх внутренний есть, а тут, тем более, у слепого. Ведь 95 процентов – это тотально слепые выступают. Костюмы они сами готовили, кто, где, чего готовит – в Доме культуры, в садике, кто сам сошьет что-то. Когда сказку поставили, вот Ольга Зыкова, прямо подошла и говорит: «Мы сумели!» Это здорово!



Екатерина Лушникова : Кроме театра при обществе слепых в Котельниче, существует лыжная секция. Причем занимаются здесь не только беговыми лыжами, но даже биатлоном. Рассказывает 22-летний биатлонист Филипп Спицын.



Филипп Спицын : Когда бежит человек на лыжах, он подъезжает, берет винтовку и там уже специально тональность звука, почти что то же самое, что из настоящей винтовки, только тут все на слух. Там низкие частоты, высокие частоты. Высокие частоты, когда тонкий, тонкий пронзительный звук – это мы у цели. Нужно выполнить выстрел. Трассу нисколько не упрощают. Такую же трассу делают, как и зрячим, здоровым лыжникам, также делают и инвалидам, точно такую же трассу.



Екатерина Лушникова : Недавно Филипп выполнил норматив кандидата в мастера спорта по биатлону и завоевал две медали на чемпионате России. Теперь он мечтает о чемпионате мира в Финляндии.



Филипп Спицын : 16 декабря будет отбор на чемпионат мира в Финляндии. А там надежды… Как получится. Конечно, хотелось бы, хорошо, достойно выступить. Даже бы хотелось и на Паралимпийские игры в 2010 году в Ванкувере в Канаду поехать.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бакунин:



О последствиях взрыва на Чернобыльской атомной станции за эти 22 года сказано и написано немало. Но ведь самая крупная в истории техногенная катастрофа не только убила и сделала инвалидами многие и многие тысячи людей, она ещё и очень сильно ранила души тех людей, которые принимали участие в её ликвидации. Что же она изменила в их сердцах?


Многое — как считает настоятель ростовского храма Святого Великомученика и Целителя Пантелеимона отец Анатолий. По его мнению, за эти годы бывшие ликвидаторы последствий чернобыльской катастрофы разделились на две основные группы - тех, кто впал в отчаяние, и тех, кто этого, в силу разных причин, не стал делать. Первые ищут облегчения, так сказать, «традиционными» методами, прежде всего, с помощью алкоголя. С такими людьми особенно тяжело общаться. Они проходят мимо храма и не замечают его. Или делают вид, что не замечают. К сожалению, среди таких чернобыльцев много тех, кто, решив больше не мучиться, покончили с собой. Видимо, таким людям жизнь кажется совсем уж безысходной.



отец Анатолий : Случилось так, как случилось. На сегодняшний день свои жизни только в Ростовской области за это заплатили более 1200 человек. И на тот момент, когда была десятая годовщина, это было в 1996 году, самым страшным было то, что люди пришли в состояние отчаяния, в состояние уныния, состояние брошенности. Время было такое тяжёлое. Тогда был пик суицидов, самоубийств среди чернобыльцев. И вот тогда возникло желание, в 1995 году, и я предложил, чтобы мы создали храм, который бы был именно нашим. И с этого началась работа. Ну вот, Господь управил, и это пустовавшее здание — бывший кинотеатр «Колосс» — было передано нашей общине. В 1996 году это помещение было получено, и освящено как просто здание. Мы стали совершать здесь богослужения и приводить всё здесь в порядок, вывезли горы мусора. А в 1997 году, на праздник Святого Великомученика и Целителя Пантелеимона, храм был освящён архиерейским чином — Владыка Пантелеимон его освятил. И вот с этого момента наш храм ведёт свою историю, как именно храм.



Григорий Бакунин : За эти годы люди поняли, что только медицинской или материальной помощи им недостаточно — нужна ещё и помощь духовная. По словам отца Анатолия, многие чернобыльцы осознали, что все проблемы и невзгоды, переживаемые нами, прежде всего, зависят от состояния нашей собственной души. И до тех пор, пока не совершится её обновление, ситуация к лучшему не изменится.


Как сказал настоятель ростовского храма Святого Великомученика и Целителя Пантелеимона, их приход старается хоть в чём-то избавить ликвидаторов от проблем. Здесь никогда не берут с чернобыльцев плату за обряды — пусть хоть в церкви им не придётся считать каждую копейку. Отец Анатолий надеется создать вокруг храма настоящий мемориал, посвящённый памяти ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Эта идея в своё время вызвала определённый интерес и у городских властей:



отец Анатолий : Вызвала интерес, потом интерес пропал, но мы не стали ждать, пока власти на это прореагируют. Мы закупили деревья, высадили Аллею Славы, так как мы себе предполагали. Там начались какие-то другие работы, кто-то что-то иначе стал делать, но, так или иначе, Аллею мы посадили. Что касается памятника, то встал вопрос о переносе памятника из Северного жилого массива — там есть памятник чернобыльцам. И каждый год мы совершаем службу здесь в этот день, 26 апреля, и едем туда, к памятнику, на митинг.



Григорий Бакунин : Осенью 1986 года отца Анатолия, тогда ещё очень молодого священника, направили в храм Рождества Пресвятой Богородицы в небольшом населённом пункте Иванкове, настоятель которого тяжело заболел. И когда молодой пастырь направлялся к своей новой пастве, то с удивлением увидел по краям дороги странный лес - деревья будто бы покрылись коричневыми пятнами. Как оказалось, там, где прошли радиоактивные дожди, даже сосны и ели поменяли цвет своей хвои. И было видно, что деревья медленно умирают…


Иванков — городок небольшой. Местный храм располагался рядом с его центральной площадью, на которой находился местный исполком, в котором располагался штаб ликвидации аварии на Чернобыльской атомной станции. Однажды отца Анатолия остановили дозиметристы. После их проверки священнику пришлось сжечь рясу – слишком уж она «фонила». А сам отец Анатолий, получивший солидную дозу радиационного облучения, и по сей день проходит ежегодно курс лечения.


«Чернобыльский Спас» — это уникальная икона, написанная на Украине несколько лет назад. Посвящена она подвигу людей, вставших на пути атомного монстра, и ценой своей жизни сумевших его обуздать. Рассказывает отец Анатолий:



отец Анатолий : Икона «Чернобыльский Спас» написана с благословления блаженнейшего Владимира, митрополита Киевского и Всея Украина. На иконе «Чернобыльский Спас» изображены чернобыльцы и умершие. Изображены с Богом, с Судьей и Спасом. А Бог спасает души чернобыльские, спасает Землю и жизнь, дарованные Господом. Фактически изображенные на иконе люди – это набожья человеческая рать. До этого никогда человека с Богом на иконе не изображали. Лишь потому, что чернобыльцы заповедь Господню «не убий» выполнили, чужой крови не пролили, а своей не пожалели, им выпала такая честь.



Григорий Бакунин : Естественно, что эта икона пользуется особым почётом и среди прихожан храма Святого Великомученика и Целителя Пантелеимона, который сам за эти годы стал для многих донских ликвидаторов своеобразным «Чернобыльским Спасом в ростовском парке».



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Уже полгода жители домов по улице Аэродромной в Самаре охраняют свой двор от строителей. В октябре прошлого года во дворе домов номер 89, 95 и 105 по улице Аэродромной должны были начаться строительные работы. Фирма «Красс» планирует построить в центре двора многоэтажный жилой дом. На дворовом собрании жильцы «хрущевок» решили признать строительство незаконным, поскольку представители фирмы-застройщика не провели обязательный в таких случаях сход жителей. А чтобы строители не начали работы, люди установили во дворе два контрольных поста-палатки, в которых круглосуточно, в жару и стужу, стали дежурить местные жители. Рассказывает Раиса Андреева.



Раиса Андреева : Какая машина проезжает, мы уже волнуемся, переживаем. Сегодня даже с утра. Едет машина, а мусор сюда.



Сергей Хазов : Несколько лет назад на месте, которое сейчас отдано муниципалитетом под строительство многоэтажки, ученые брали пробы почвы. Выяснилось, что на месте строительства находится подземное озеро. Рассказывает Ольга Петрова.



Ольга Петрова : Здесь у нас озера, вы понимаете! Если бы был хороший грунт, их бы не стали строить. 93 - там, 95 – там, вразброс. Построили по берегам озера. А это озеро оставлено.



Сергей Хазов : Разрешение на строительство многоэтажного дома во дворе на улице Аэродромной выдано бывшим мэром Самары Георгием Лиманским. Добиваясь отмены решения о строительстве на месте единственной в районе спортивной площадки, жители обращались и в областное министерство по строительству, и в прокуратуру, и в приемную уполномоченного по правам человека Ирины Скуповой. Однако отовсюду люди получали в ответ лишь отписки, рассказал житель дома номера 95 по улице Аэродромной Владимир Иванов.



Владимир Иванов : По проекту мы посмотрели, а люди у нас все грамотные, видят, что забор от этого дома, от этого дома будет стоять на 10 метров. Вы представляете! Пускай чиновники поживут в этих условиях, как мы будем здесь, пожилые люди, жить. Будут работать экскаваторы, будут работать грузоподъемные машины. Не то что мы, и детям, и внукам невозможно будет жить!



Сергей Хазов : Самарский правозащитник Владимир Семенов считает, что проблема уплотнительного строительства носит общероссийский характер. «Проблема связана с тем, что государство ушло из строительства. Раньше на застройку территорий смотрели с учетом общегородских задач, а сейчас застройщик не заинтересован нести дополнительные расходы, связанные с отселением и проведением коммуникаций. Ведь выгоднее прийти в освоенный район.


Многие самарские микрорайоны формировались в прошлом веке, а некоторые и в позапрошлом, поэтому свободного места в черте города немного. Как следствие, приходится жертвовать скверами и детскими площадками. Но жители не хотят соглашаться с действиями строительных компаний, застраивающих детские площадки и скверы во дворах, рассказывает правозащитник Владимир Семенов.



Владимир Семенов : Это право закреплено, насколько я помню, в Градостроительном кодексе. В соответствии с реализацией этих законных положений, местные органы власти должны бы принять положение о том, как должны происходить согласования с гражданами, дабы учесть их мнение, провозглашенное правом на отстаивание, которое они имеют по закону – какая стройка, в каком радиусе и так далее. Все законодательные акты должны быть настроены на то, чтобы это мнение, которое, бесспорно, должно быть учтено. Если не прописано, что остается людям делать? Они вынуждены протестовать, то есть высказывать свое мнение именно в форме протестных акций.



Сергей Хазов : Сегодня в Самаре по данным правозащитников, отмечено 14 случаев, когда жильцы пытаются через суд отстоять свое право на отмену принятого чиновниками мэрии решения об уплотнительной застройке. География самая разная: и центр Самары – проспект Ленина и улица Осипенко, и окраина – улица Мяги, и почти пригород – поселок Гранный. «Решением подобных ситуаций может стать проведение референдумов, которые позволят выяснить мнения людей о том – нужна ли уплотнительная застройка в их микрорайоне. Ну, и конечно, если сход жителей высказывается против, законность строительства нужно обжаловать в суде», - говорит правозащитник Владимир Семенов.



Владимир Семенов : У кого-то есть желание застроить какую-то территорию. В этом тоже, в принципе, нет ничего такого нет. Но роль-то власти в том и состоит, чтобы учитывать пожелания одних и права других и стремится к тому, чтобы учет этот происходил по возможности без конфликта. То, что эти конфликты происходят, говорит о том, что власть не дорабатывает. Важно не то, чья подпись стоит, а то – законно или незаконно постановление о том, чтобы та или иная стройка состоялась. По поводу того, что делать с якобы незаконными постановлениями? Пожалуйста, есть суды.



Сергей Хазов : Первый заместитель мэра Самары Сергей Арсентьев заявил представителям протестующих жителей, что чиновники обязательно проверят законность строительства всех жилых зданий, возводимых по проекту уплотнительной застройки Самары. «А пока жители улицы Аэродромной по-прежнему дежурят на месте возможного строительства, чтобы не допустить стройки на месте детской площадки», - рассказала Раиса Андреева.



Раиса Андреева : Зиму простояли, костры жгли. Сколько мы сожгли здесь всякой всячины! Домоуправлению помощь была. То свалки были, а то мы все это сожгли. Простояли такой мороз! Холод был! Выстояли все. И сейчас мы стоим и стоять будем.



Сергей Хазов : В мае правозащитники и простые самарцы намерены провести акцию протеста против нарушений на многочисленных объектах уплотнительной застройки.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Девочки говорят по-турецки



Вера Володина : Евсеева Ирина и Даша Кравченко изучают турецкий язык в Серпухове. Сами школьницы живут в научном соседнем городке Оболенском, где изучают как иностранный английский язык, а в группу к переводчику турецкого языка, пока еще студенту Московского лингвистического университета Дмитрию Данилову пришли учить турецкий как перспективный язык для Серпухова. Школы турецкого - не редкость в России, реагирует на мое удивление Дмитрий.



Дмитрий Данилов : Учат его в Костроме, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, турецкий язык, в Красноярске, Новосибирске. В общем-то, спрос на него велик, конечно, сейчас в Москве, да и, вообще, по всей России. Даже в нашем районе несколько предприятий. Я думаю, во многих городах есть турецкие предприятия совместные. Не так ценятся дипломированные переводчики, а именно носители русского языка, то есть они могут ограничиваться иногда азербайджанцами, у которых язык похож, гагаузами. Им платить можно меньше, естественно. На уровне стройки перевести рабочим – подай, принеси… Конечно, если это переговоры, любые виды переговоров, там, естественно, нужен уже переводчик дипломированный, который может грамотно перевести как с турецкого на русский, так и с русского на турецкий. Без знания языка, культуры, своего делового даже партнера, невозможно строить никаких отношений.



Вера Володина : Свое будущее в профессии Дмитрий видит в журналистике либо в работе дипломатической, а его ученики - пока две группы - присматриваются к развивающемуся под боком бизнесу.



Дмитрий Данилов : Три крупнейших предприятия – «Витра», «Кали Ким и «Винтек». Я думаю, что рабочим это ни к чему, но они, во-первых, привозят много народа с собой из Турции. Там, в основном, персонал на 50 процентов турки. Соответственно, там какие-то секретарские, референтские должности в любой фирме есть. Я думаю, как раз, зная турецкий язык, не на самом высоком уровне… Вы понимаете, что за два часа в неделю выучить язык в совершенстве практически невозможно, тем более все-таки дети есть дети. Они еще не до конца осознают. В любом случае, лишним это не будет. Потому что мы здесь занимаемся переводами. Я стараюсь их сразу приучать переводить. А для того, чтобы переводить грамотно, нужно, во-первых, в совершенстве владеть своим языком, русским. В дальнейшем я планирую, может быть, уделить время историям по культуре, литературе Турции.



Вера Володина : Изучают турецкий не только школьники. Дмитрий Староверов, редактор серпуховской ОКИ-инфо, тоже учит турецкий и хорошо знает, как появилась и реализовалась эта идея.



Дмитрий Староверов : В прошлом году большая делегация Серпуховского района выезжала в Анталию. Там глава нашего района Александр Шестун встречался с мэром Анталии, с руководителем Торгово-промышленной палаты. Были достигнуты некоторые договоренности о дальнейшем сотрудничестве между городом Анталией и Серпуховским районом. Были посещены несколько промышленных зон рядом с Анталией. Они такие высокотехнологичные. Там выдаются предпринимателям большие участки земли. Правительство туда подводит коммуникации и сажает туда предприятия с минимальными налогами. Такая Силиконовая долина. Наши, скажем так, не вставляют палки в колеса для развития. Единственное, есть с энергетикой проблемы, но это никак не связано было с местными властями. По максимуму стараются, чтобы быстрее все это начало работать.



Вера Володина : Ирина и Даша:



Ирина Евсеева : Для себя и для работы как-то интересно, поэтому мы учим турецкий язык. Нравится и перспектив больше.



Дарья Кравченко : Язык сам по себе интересный, я бы даже сказала, сложноватый. У него есть свои какие-то сложности. Там как английские буквы, есть маленькие изменения. Еще он легкий, потому что как пишется, так и читается.



Ирина Евсеева : Если выучишь алфавит, то легко будешь читать. Потому что как написано, так и читается.



Дарья Кравченко : Конечно, нужно на разных уровнях… Даже на конференции, совещании, чтобы не сидеть с переводчиком, а самому понимать, вести диалог, общаться с человеком.



Ирина Евсеева : Мы уже даже предложения можем складывать – отрицательные и вопросительные.



Вера Володина : Кстати, сначала Дмитрий Данилов преподавал здесь русский язык турецким менеджерам, но из-за большой их занятости в бизнесе дело не сложилось. Теперь языки изучают те, у кого пока еще есть свободное время. Дмитрий Староверов рассказал, что в это же самое время появились первые школы русского языка в Анталии. Вопрос - проявляются ли в Серпухове националистические настроения?



Дмитрий Староверов : Скорее, наоборот. Когда появились новые предприятия, соответственно, рабочие места. В деревне больше не заработаешь. На этих же турецких предприятиях, по-моему, зарплаты от 12-15 тысяч рублей.



Дмитрий Данилов : Конечно, они немного платят. Турки на всем экономить стараются. Их можно понять. Страна не богатая, конечно. Если у России есть нефть и газ, если говорить так уж о бюджете страны как таковом. Конечно, сейчас бурно развивающаяся страна.



Вера Володина : Студент и учитель Дмитрий Данилов практиковался в университете Анкары, работал переводчиком в Турции. Он родом из Серпухова - к радости своих земляков, взявшихся изучать турецкий.



Дарья Кравченко : У меня мама вместе со мной учит.



Ирина Евсеева : А у меня сестра, кстати. Она сказала, что ей очень интересно. Я приезжаю постоянно, и она просит – и мне расскажи. В школе точно также. Ребята постоянно – ты знаешь турецкий, скажи нам что-нибудь, хоть слово. С Дашей вечно встречаемся в школе.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



В Мордовии успешно реализуется проект "Дистанционное обучение детей с ограниченными возможностями". Благодаря ему десятки уже получили, а позднее – и сотни ребят республики - получат возможность изучать различные предметы, общаться с помощью компьютерной техники со своими ровесниками.



Светлана Абдуллаева : Отличие от массовой школы в том, что общение происходит на дистанции. У нас есть такая система «чат», благодаря которой учителя и ученики смогут пообщаться друг с другом, увидеть друг друга, услышать друг друга.



Игорь Телин : Рассказала координатор проекта дистанционного обучения детей-инвалидов в Мордовии Светлана Абдуллаева. Общение – главное, чего не хватает нашим детям, считает Марина Фирсова, сотрудница саранской специальной школы-интерната для глухих и слабослышащих детей, воспитанница которой, пятнадцатилетняя Люда Трубникова, получила новую компьютерную технику. Девочка – инвалид по слуху. Кроме сканера и принтера к компьютеру, полученному Людой, прилагается звукоусиливающий аппарат и специальное устройство для коррекции речи.



Марина Фирсова : Компьютер нужен, чтобы с кем-то познакомиться, с кем-то поделиться своими событиями, желаниями, мечтами. А ведь есть какие-то, например, два друга или две подруги. Это мало для общения человеку тем более, для подрастающего ребенка.



Игорь Телин : Новую аппаратуру получили еще несколько воспитанников специальной школы-интерната для глухих и слабослышащих детей. У этих ребят почти нет слуха, а говорить они могут, но говорить правильно – это непростая задача для тех, кто не слышит чужой речи. Новая техника позволит им научиться. Надев наушники с микрофоном, ребенок произносит слова. Через наушники с мощным усилением звука он слышит, как сказал. Если неправильно - раздается громкий сигнал. И так продолжается раз за разом, пока звуки не сложатся в нужном порядке.


Компьютеры получают не только глухие и слабослышащие дети Мордовии. Среди участников проекта дистанционного обучения детей с ограниченными возможностями – юные жители республики, имеющие различные заболевания, которые не позволяют им посещать школу, а их родители не могут приобрести самостоятельно специальную аппаратуру, не позволяют низкие доходы. Диагноз Наташи Орловой – детский церебральный паралич.



Наташа Орлова : Компьютер мне нужен для обучения в дальнейшем после окончания школы, для общения. Если я пишу от руки, то я устаю, а на компьютере печатать побыстрее.



Игорь Телин : Дистанционные уроки по предметам школьной программы для детей будут проводить педагоги школы номер 25 города Саранска. Уже состоялось установочное занятие, на котором ребятам объяснили, как именно будут проходить занятия, как надо отвечать и выполнять домашние задания.



- Чтобы отправить решение учителю, нужно нажимать кнопочку «Редактировать мой ответ». Вот слова «Редактировать мой ответ» - это значит отправлять решение учителю. И опять, что значит «Редактировать ответ»? Опять наше поле, на которое нужно ставить курсор и печатать тот ответ, свое решение или свое упражнение, если это по русскому языку, сочинение какое-то.



Игорь Телин : К каждому компьютеру подключена веб-камера. Во время дистанционных уроков ученики и учителя будут общаться не только письменно, но и визуально. Характерная деталь – авторы проекта дистанционного обучения детей-инвалидов в Мордовии рассматривают его не только как средство для получения ребятами школьного образования, то есть, изучения предметов программы среднего учебного заведения, но и как средство для развития творческих способностей детей с ограниченными возможностями. Рассказывает Светлана Абдуллаева.



Светлана Абдуллаева : Мы стараемся как бы еще включить творческие задания – это рисование, это музыка, это трудовые технологии, которые для этих детей как бы были незнакомы. Многие дети, я с ними общалась, не помнят, когда они рисовали.



Игорь Телин : И еще одна особенность проекта дистанционного обучения детей-инвалидов в Мордовии - поставка специальных компьютеров началась не со столицы республики, Саранска, а с районов, они уже есть у воспитанников интернатов и детишек, живущих с родителями, в Ардатовском, Чамзинском, Дубенском, Ельниковском, Зубово-Полянском, Лямбирском, Рузаевском районах. На первом этапе проекта 71 ребенок получит на дом комплект современной компьютерной техники, предназначенной специально для детей-инвалидов.



В эфире Псков, Анна Липина:



В Псковской области открылась весенняя охота на пернатую дичь. На территории области разрешено добыть 440 глухарей и 39 тетеревов. Многие охотники на пернатую дичь выходят со своими собаками. Как правило - это легавые, а на уток - ритриверы. Настоящие охотничьи собаки охоты ждут даже больше, чем их хозяева, утверждает хозяин легавой Виталий Сергеенко.



Виталий Сергеенко : Ну, если взял какой-то атрибут из охотничьих вещей, собака просто как привязанная бегает, никого не видит, не слышит.



Анна Липина : Хорошей охотничьей собаке на охоте не важны даже лакомства. Всё внимание на запах. Охотник всегда идет на ветер. Идя впереди, собака как бы прочёсывает местность, чтобы себя не выдать, и дичь найти. Иногда собака находит птицу за полсотни метров. О своей находке предупреждает хозяина особой стойкой. С этого момента потерять дичь фактически невозможно. Собака подведет охотника к птице, осторожно и мягко.



Охотник : Запросто дупель может быть.



Анна Липина : Утиной охотой занимаются владельцы ритриверов. Как рассказал охотник со стажем Николай Иванов, бывает, собака гоняет утку по воде довольно долго.



Николай Иванов : Утка может нырнуть и вынырнуть в совершенно непредсказуемом месте. Около берега и прикинуться веточкой. Зачастую она ныряет и хватается за тростиночку внизу и собака плавает вокруг и не может найти, где же утка.



Анна Липина : Андрей Ларин - хозяин двух легавых собак. На охоте они работают поочередно - одна ищет дичь, другая - при хозяине. Потом роли меняются. Как рассказал Андрей, для него именно эта порода собак - лучшая на охоте. Это собаки универсальны. Они могут и готовы идти не только на полевую и болотную дичь, но даже и на мелкого зверя.



Андрей Ларин : Она гонит зверя, охотник под нее подстраивается. Лайка - облаивает зверя, останавливает, охотник под нее подстраивается. Норная собака, работает где-то в норе - охотники подстраивается. А легавая собака она отличается именно тем, что она работает на хозяина. Она подстраивается под хозяина.



Анна Липина : Как говорят охотники, на выучку своей собаки тратятся годы. Как минимум 5 лет необходимо для того, чтобы достичь полного взаимопонимания. И тогда охота обретает не просто свой первоначальный смысл, а превращается в искусство.



Андрей Ларин : Бывает, знаете, засадит 50-метровую наводку - с такой подтяжкой, стойкой - ну там просто сердце выскакивает. Я говорю, что выстрел в этой охоте это, в общем-то, дело последнее.



Анна Липина : Любопытно, что себя владельцы легавых собак называют легошатниками. И как говорит Андрей, охотничьи трофеи для многих сейчас уже не являются смыслом охоты.



Андрей Ларин : Нормальный легошатник никогда не выбьет весь выводок тетеревов, никогда не выбьет весь выводок куропаток. Взял двух-трех птиц, ну если выводок - 30 штук - ну пять. Уйди! Хватит! Достаточно. Мы охотимся не ради добычи, не ради стрельбы.



Анна Липина : С ним согласен и Виталий Сергеенко, для которого в охоте со своей собакой - гораздо важнее и интереснее процесс, нежели результат.



Виталий Сергеенко : Самое лучшее счастье для охотника, когда в лесу в момент тишины раздается звонкий лай собаки. Это означает, что собака нашла зверя - меняется всё вокруг сразу, меняется мышление, умысел. Вперед - и не обращаешь внимание ни на дождь, ни на снег, ни на что и бежишь.



Анна Липина : И это, пожалуй, то чувство, ради которого заводят охотничьих собак. Такое единение человека и собаки чаще всего важнее для владельца, чем победы на выставках или охотничьи трофеи.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG