Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги третьего съезда партии "Справедливая Россия"


Михаил Соколов: В нашей московской студии Николай Левичев, секретарь центрального совета партии «Справедливая Россия», руководитель ее фракции в Государственной Думе России.


И, собственно, мы поговорим об итогах третьего съезда партии и о ее парламентской деятельности. Съезд прошел в конце прошлой недели. В чем все-таки его суть? Вот многие обратили внимание на смену символики. Вы теперь не красно-золотые, а какие-то другие, да, в цвете?



Николай Левичев: Ну, по части символики изменение было только в отношении флага партии. Потому что в прошлом варианте это было красное полотнище, на котором было написано желтым цветом «Справедливая Россия», но издалека эти флаги сливались в кумачовый цвет, который совпадал с флагом партии КПРФ. Поэтому было принято решение выбрать такие цвета, которые отличаются от тех цветов, которые заняты, по сути, другими парламентскими партиями с более длинной биографией.



Михаил Соколов: То есть вы не хотите, чтобы вас путали с КПРФ и в то же время вы регулярно предлагаете Компартии с вами определиться.



Николай Левичев: Вы знаете, мы предлагаем объединяться с партией КПРФ в каком смысле? Мы предлагаем объединяться в защите обездоленных слоев населения на площадке Государственной Думы. И мы предлагаем объединиться в разработке понятия социалистической перспективы для России. Но там, где члены партии КПРФ предпочитают с хоругвями и изображениями Иосифа Виссарионовича Сталина, там мы с ними объединяться не собираемся.



Михаил Соколов: А практически в Думе вам как-то удалось по каким-то вопросам совместно действовать?



Николай Левичев: Совместно действовать нам удалось по очень многим вопросам. Ведь во фракции КПРФ, между прочим, так же как и в нашей фракции, состоят не только члены партии, но и беспартийные. Например, есть такой очень известный и очень профессиональный депутат, как Олег Николаевич Смолин, которому, это не секрет уже сегодня, мы предлагали место в наших списках на выборах в Государственную Думу, он несколько месяцев размышлял, но потом все-таки пошел по проторенной дороге, потому что он являлся депутатом фракции КПРФ в предыдущих созывах. В частности, многие законопроекты, которые Олег Николаевич Смолин вносил, касающиеся проблем развития образования, мы поддерживали даже солидарным голосованием фракции. И по ряду других вопросов мы голосовали так же, как и фракция КПРФ.



Михаил Соколов: Ну, вот я смотрю заголовок в «Московском комсомольце», заголовок такой: «Неинтересная партия. Съезд «Справедливая Россия» провела в стандартах КПСС, помпезно и скучно». Почему такие отзывы появляются?



Николай Левичев: А можно поинтересоваться, как фамилия корреспондента, который написал эту статью?



Михаил Соколов: Под рукой нет. Заголовок есть, а на фамилию как-то не обратил внимание.



Николай Левичев: Напрасно, надо обращать внимание. Потому что когда вы видите публикацию в газете, которая имеет редакцию, политическую редакцию, в этой газете появляется вдруг такая заметочка на полполосы…



Михаил Соколов: Там четверть была.



Николай Левичев: Ну, там четверть, в «Комсомольской правде» - на полполосы, которая подписана фамилией никому не известного корреспондента, типа «Борис Смирнов», знайте, что это заказная публикация, так называемая «джинса».



Михаил Соколов: То есть это ваши конкуренты ведут такую хитрую борьбу.



Николай Левичев: Ну, она не хитрая, она достаточно примитивная, на самом деле.



Михаил Соколов: Ну, есть и другие заголовки. Вот «КоммерсантЪ», например, обратил внимание на другие вещи: ««Справедливая Россия» окончательно изжила в себе «Родину». После третьего съезда в партии установлено единоначалие». А ваш комментарий какой?



Николай Левичев: Ну, тоже довольно страшный измышлизм. На съезде действительно был принят новый устав, в соответствии с которым изменилась структура руководящих органов партии, как центральных органов, так и на уровне региональных отделений. Я могу вам сказать, что, допустим, в том коллегиальном органе, который включает наименьшее количество персоналий, - это бюро президиума Центрального совета партии из 12 человек, - присутствуют как представители партии «Родина», так и представители Партии пенсионеров, так и представители партий, которые влились в «Справедливую Россию» за два года объединительного процесса – это бывший руководитель «Народной партии» Геннадий Гудков, бывший руководитель Социалистической единой партии России Василий Борисович Шестаков. Идет большой, масштабный процесс, и пытаться там какие-то найти хитрости такие, маленькие, мне просто смешно, если честно.



Михаил Соколов: Но единоначалие установлено. Теперь у вас, получается, такой вождь есть – Сергей Миронов, и все остальные рангом пониже.



Николай Левичев: А что было у нас раньше? И раньше в партии был один председатель, института сопредседательства не было.



Михаил Соколов: А полномочия у него расширились?



Николай Левичев: Полномочия у него расширились, но он имеет право этими полномочиями теперь делиться с более широким кругом своих коллег по партии.



Михаил Соколов: Просто были такие ситуации, насколько я помню, во время выборов, да и не только во время выборов, какие-то расколы в региональных отделениях. Вот и перед съездом был конфликт, в Туле, по-моему, провели сразу две конференции и спорили, кто должен выступать на вашем съезде. Это теперь прекратится, после изменения устава?



Николай Левичев: Я думаю, что аналогичные процессы в той или иной степени будут продолжаться. Я вам задам такой вопрос: вы вообще представляете себе, сколько ежедневно клеток в вашем организме отмирает? По счастью, рождается гораздо большее количество клеток. Поэтому любой живой организм будет сопровождаться вот таким процессом. Если внутри партии есть борьба за лидерство, это говорит о том, что эта партия и ее идеалы востребованы людьми, поэтому это совершенно нормальная, здоровая внутрипартийная конкуренция. Если она в каких-то ситуациях выплескивается в неуставные формы, ну, на то есть соответствующие органы, которые избирают делегата съезда, контрольно-ревизионная комиссия партии, руководящие органы. Есть форматы обжалования решения. Потому что у нас любят сейчас исключать из партий тех, кто поумнее, тех, кто покрасивее и побелее, чтобы эту конкуренцию снизить. Это все тоже присутствует, это нормальный, естественный процесс. Если хотите, мы сейчас активно общаемся с представителями Социнтерна, то есть с десятками партий зарубежных стран, и там тоже никто не отменял личную конкуренцию.



Михаил Соколов: По пейджеру вопрос: «Какие основные несправедливости вы усматриваете в современной России?»



Николай Левичев: Самая основная несправедливость, на наш взгляд, заключается в том, что доходы работающей части населения не соответствуют реальному трудовому вкладу. И вторая особенность наша сегодняшняя – это продолжающая расширяться пропасть между самой богатой частью и самой бедной частью нашего общества.



Михаил Соколов: Ваш лидер говорит о том, что пенсии должны составлять 50 процентов от зарплаты. На съезде говорилось о том, что нужно тратить на пенсионную систему, если я не ошибаюсь, 10 процентов валового внутреннего продукта. Вы знаете, профессиональные экономисты скажут, что это непосильно бремя для экономики, она не сможет просто интенсивно развиваться. Тем не менее, собственно, где взять эти деньги? Коэффициент замещения сейчас, насколько я знаю, составляет порядка 26 процентов, то есть четверть от зарплаты человек получает, а будет меньше, видимо.



Николай Левичев: Да. Я вам могу сказать, что депутат нашей фракции Оксана Генриховна Дмитриева вычислила коэффициент замещения по декабрю 2007 года, и он впервые в истории отечественной меньше 20 процентов, то есть примерно 19,5 процента.



Михаил Соколов: То есть опять официальная статистика расходится с той, которая…



Николай Левичев: Официальная статистика берет просто больше интервал – год целиком. А если взять декабрь, то мы видим, что падение коэффициента замещения продолжается, на самом деле. И в этой связи те люди, которые выйдут на пенсию к 2020 году, к которому должна быть реализована стратегия развития, вот там, честно говоря, по накопительной части очень большие проблемы.



Михаил Соколов: Просто я был в Лондоне на экономическом форуме, и там говорили, что это будет. В ближайшее время, но будет. А оказывается, это уже произошло фактически.



Николай Левичев: Так это происходит постоянно. Надо изыскивать какие-то возможности. И одна из таких возможностей, которую мы предлагаем, в частности, в рамках проекта программы партии, заключается в том, чтобы по итогам той самой приватизации, которая всем обществом, на самом деле, признается несправедливой, ввести дополнительный налог, который бы прямым путем шел в Пенсионный фонд на увеличение пенсионных выплат.



Михаил Соколов: А налог с кого?



Николай Левичев: Налог с тех, кому досталась за бесценок государственная собственность во время вот такой ваучерной приватизации, во время… ну, сами знаете.



Михаил Соколов: А как определить тех, кому она досталась за бесценок? Вы списки составите?



Николай Левичев: Ну, все же задокументировано, было бы желание.



Михаил Соколов: Проскрипционные списки налогоплательщиков.



Николай Левичев: Конечно, да. Это нормальный процесс…



Михаил Соколов: Золотая… что, тысяча или 100 тысяч? Сколько этих людей будет?



Николай Левичев: Согласитесь, что это лучше, чем национализация, к которой призывают представители КПРФ, которая закончится просто очередной кровавой разборкой и гражданской войной внутри страны.



Михаил Соколов: А мне кажется, что и то и другое не очень хорошо. Эффективность будет низкая. Посмотрите, сейчас все растет, все процветает, благосостояние народное повышается, люди в кредит того берут, сего берут. В общем, наступил потребительский рай, а вы там пограбить хотите. А они начнут выводить капиталы куда-нибудь, я не знаю, в Юго-Восточную Азию, пока это можно, и все это благосостояние рухнет.



Николай Левичев: Ну, знаете, так мы с вами можем договориться… Потребительское общество затрагивает не 100 процентов наших граждан, а целая часть нашего общества находится ниже черты бедности. И если уж говорить, надо вкладывать, как мы теперь говорим, в человеческий капитал, который является производительной силой.



Михаил Соколов: Особенно нанотехнологии.



Николай Левичев: Да, особенно нанотехнологии. Вот в социальном плане вложения в человека – это и есть нанотехнологии.



Михаил Соколов: Ну, это лучше, конечно, чем какое-нибудь выкачивание денег из бюджета.


Давайте подключим слушателей к эфиру. Александр из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. Я вашему собеседнику хочу задать вопрос и немножко вернуть назад, когда вы говорили о политической конкуренции. Мне хотелось бы понять, о какой политической конкуренции вы говорите, когда и партия большинства, и кремлевские назначенцы – все приходят во власть, извините, получается, с черного хода. Они минуют народный экзамен, на теледебатах их не слышат, используют административный ресурс. Даже Грызлов отругал одного из губернаторов, где плохо проголосовали за «Единую Россию». Поэтому о какой конкуренции политической вы говорите? Забудьте это!



Михаил Соколов: Ну, что ж, где конкуренция-то?



Николай Левичев: Александр, ну, вообще говоря, вы хотя в ироничном смысле вопрос сформулировали, но мне даже спорить не о чем. Мы как раз ходим, чтобы общество не забыло о политической конкуренции, а вспомнило. И, в принципе, сегодня уже мы можем сказать, что наша партия способна эту политическую конкуренцию осуществлять хотя бы в части субъектов Российской Федерации, там, где еще не до конца подстригается политический газон ежегодно. Там, где у нас еще не феодальные анклавы, как мы говорим, а более-менее динамично развивающиеся территории, там вот мы вполне можем выставить конкурентоспособную политическую силу, которая будет представлена… Например, на сегодняшний день в 44 субъектах существуют фракции нашей партии в органах законодательной власти – это какая-никакая публичная площадка, с которой можно дальше говорить о развитии политической культуры нашего общества. Все очень непросто, конечно. Есть регионы, где бессмысленно говорить о политической конкуренции. Но мне кажется, что что-то меняется, и меняется не в самую худшую сторону.



Михаил Соколов: Ну, как же не в самую худшую сторону? Я уж тут вас поймаю. Вот, смотрите. В Ставрополе единственный раз, в Ставропольском крае ваша партия победила на выборах вчистую, взяла большинство в местной Думе, региональной. И что произошло в течение года? Мэр города – лидер «Справедливой России» – бежал неизвестно куда. Бывший спикер Думы находится в тюрьме. Следователи МВД трясут сторонников, которые находятся на разных административных и муниципальных постах. Половина фракции «Справедливая Россия» перебежала в «Единую Россию». Избран новый спикер этой Думы. Половина, кстати, депутатов еще ждет, опять же от «Справедливой России», лишения мандатов через суд. Правда, губернатор тоже собрался уходить в отставку, но говорят, что на его место как раз и поставят этого спикера нового, сына замминистра МВД. Ну, вот живой пример, неспособны вы выдерживать конкуренцию в кабинетах власти.



Николай Левичев: Вы знаете, а я вот вам, с другой стороны, скажу, что у нас на съезде присутствуют делегаты ставропольского регионального отделения партии, которые совсем не все убежали из партии, которые не готовы поступиться принципами, как раньше мы говорили, которые, конечно, нуждаются в политической и моральной поддержке, но которые понимают, что они взялись за дело, которое, вообще говоря…



Михаил Соколов: Тяжелое дело.



Николай Левичев: Тяжело дело, да, но которое выведет страну на путь динамичного демократического развития. Поэтому для меня самое большое испытание, когда я приезжаю куда-то в регионы, и даже не в областном центре, а где-то на уровне муниципального образования, мне представляют руководителя местного отделения партии, который рассказывает, каким притеснениям их местная ячейка подвергается от представителей исполнительной власти. Но они, тем не менее, верят в какие-то идеалы, верят в будущее, готовы дальше жить и работать. Я понимаю, что отступать некуда, что мы идем правильной дорогой, что за два года создания партии мы прошли огромный путь. Вот этот съезд и показал, что собрались люди, которые почувствовали, что они не винтики какие-то, а они часть большой политической силы.



Михаил Соколов: Понимаете, проблема в том, что конкуренция в значительной степени, когда возникают такие коллизии, она происходит в кабинете в одном в Кремле или в нескольких кабинетах. В одном случае вы можете защитить своего партийного лидера на месте, а в другом не получается. И люди могут в вас не поверить, если такая ситуация будет продолжаться.



Николай Левичев: Ну, давайте поживем – увидим. Нас все пугают уже два года, что люди не поверят, но пока у нас вторая по численности партия в стране – 437 тысяч членов партии. Многие, кстати сказать, забывают об этом, и мы иногда имеем результаты с избирательных участков, где за партию проголосовало меньше, чем членов партии стоит на учете на этом избирательном участке. Это все тоже…



Михаил Соколов: Это вы о честности выборов.



Николай Левичев: Это я о реалиях нашего дня и о том, что пройти за 10 лет или, тем более, за 2-3 года какой-то процесс становления демократии, ну, надо быть просто недалекими людьми, чтобы сейчас уже с какими-то идеальными схемами подходить. Мы на пути, на трудном пути к демократии.



Михаил Соколов: Ефим из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. Я хотел вас спросить, почему в последнее время олигархи сумели обогатить за год, за два на 20-30 процентов, а Пенсионный фонд не может так же системно работать. Это первый вопрос. Второй вопрос: почему после выборов Медведева за столом в ресторане сидели Грызлов, Миронов, Путин и новый президент Медведев? И третий вопрос. Как вам живется как депутаты, позволяет ли хорошо, нормально жить ваша зарплата? Спасибо.



Николай Левичев: Начнем с конца. Зарплата позволяет хорошо, нормально жить, поэтому что жаловаться? Не я эту зарплату устанавливал. Что касается посещения ресторана, ну, вы знаете, тут мне трудно комментировать, в ресторан не я приглашал. Этот вопрос надо задавать тому, кто…



Михаил Соколов: … организовал пьянку.



Николай Левичев: … ну, насчет пьянки – Сергей Михайлович Миронов вообще не употребляет спиртное уже в течение многих лет, и насколько я даже видел, они чокались соком или морсом, поэтому не надо передергивать.



Михаил Соколов: А Пенсионный фонд?



Николай Левичев: Что касается Пенсионного фонда, это есть главная точка противоречий нашей фракции и фракции «Единая Россия» в Государственной Думе. Начну с такого примера. На одном из первых заседаний в этом году правительство внесло поправки в бюджет трехлетний. На то, чтобы ознакомиться с вариантами этих поправок, у нас было всего четыре дня, два из которых – суббота и воскресенье. Тем не менее, представители нашей фракции предложили свою версию использования тех дополнительных доходов, которые в размере 1 триллиона 70 миллиардов рублей предлагалось, по сути, загнать в стабилизационный фонд в тех формах, в которых он сегодня существует. Подавалось это одновременно с повышением пенсионных и социальных выплат отдельным категориям населения на 7 процентов.



Михаил Соколов: «Единая Россия», большинство сейчас, буквально две недели назад, добавили возможность людям софинансирования: на тысячу, заплаченную в какой-нибудь частный пенсионный фонд, государство будет добавлять тоже тысячу, а для работающих пенсионеров – 4 тысячи.



Николай Левичев: Мы обратили внимание при рассмотрении этих поправок о повышение пенсий и социальных выплат на то, что пенсии у нас все равно, даже с учетом этих добавок, продолжают увеличиваться медленнее, чем темпы инфляции, и медленнее, чем темпы роста заработной платы. То есть опять же к тому, с чего мы начинали. При этом коэффициент замещения продолжает падать: зарплата, допустим, на 15 процентов повышается в среднем за год, а пенсии на 7 процентов повышают за тот же период времени и так далее. Так вот, возвращаясь к рассмотрению поправок в бюджет, на самом деле, я по этому поводу уже высказывался, эта ситуация заслуживает того, чтобы ее в Книгу рекордов Гиннеса внести, потому что ни в одной стране поправки в трехлетний бюджет в течение четырех дней, два из которых выходные, в парламенте не принимаются. Тем не менее, когда мы все равно внесли просчитанные поправки, которые возвращали бюджет из профицитного в бездефицитный, как это было при утверждении трехлетнего бюджета, естественно, «Единая Россия», у них теперь такой очень простой механизм: они просто не голосуют. То есть даже кнопку не надо нажимать…



Михаил Соколов: А чтобы не светиться.



Николай Левичев: Да. Просто предложение не проходит. Там вот, мы предлагали там позаботиться и о стимулировании инновационной экономики, предусмотрев компенсацию выпадающих доходов за счет вот этого профицита бюджета, предусмотрели подтягивание пенсионных выплат, которые соответствовали бы темпам роста хотя бы средней заработной платы. Но, к сожалению, пока это только у нас получается публичная трибуна для того, чтобы заявлять свои мнения и предложения. Посмотрим, как будет дальше.



Михаил Соколов: Вот у нас интересуются слушатели, Александр спрашивает: «Поддерживает ли «Справедливая Россия» забастовки?» Ну, вы же социал-демократическая партия, вы должны бороться за права трудящихся. Вот, пожалуйста, забастовка железнодорожников в понедельник началась, 14 локомотивных бригад объявили забастовку, отказавшись водить поезда, движение было задержано и так далее. Они долго переговаривались со своим руководством, государственной компанией РАО РЖД, и так ничего и не смогли добиться. Ну, забастовки, вроде, формально запрещены на транспорте, но, тем не менее, они их проводят, такая интересная ситуация. Что вы по этому поводу думаете?



Николай Левичев: Я по этому поводу думаю, что рядовые, простые граждане, которые пострадали от этой забастовки, вряд ли войдут в положение тех, кто эту забастовку организовал.



Михаил Соколов: Вы против солидарности трудящихся, значит.



Николай Левичев: Нет, я за солидарность трудящихся. Я просто конкретно в этой ситуации, которая сегодня возникла, еще не успел разобраться, но думаю, что, наверное, не все методы доступные были использованы тем комитетом, который объявил забастовку…



Михаил Соколов: Это профсоюз независимый.



Николай Левичев: … да, до того, как решиться на крайние меры. Во всяком случае, я об их проблемах узнал только сегодня по факту, то есть ни в нашу фракцию они не обращались…



Михаил Соколов: В общем, сами виноваты, получается.



Николай Левичев: Что значит – сами виноваты?



Михаил Соколов: Ну, не ходили к вам в Думу. А если бы ходили, было бы лучше. Может, они ходили к господину Шмакову, в Федерацию независимых профсоюзов России, а тот им тоже сказал, что по закону бастовать нельзя, в общем, идите и сидите в приемной у начальства. Ну, толку-то не было, наверное, от сидения у начальства. Закон, который есть о забастовках, он таков, чтобы забастовки нельзя было проводить, это уже факт.



Николай Левичев: Тем не менее, депутат нашей фракции Александр Бурков в составе группы депутатов выезжал в Свердловскую область, где, как известно, люди объявили голодовку, не хотели подниматься в течение долгого времени из шахты наверх, и способствовал тому, чтобы возник переговорный процесс между бастующими и менеджерами, управляющими менеджерами предприятия. Вышли на подписание соглашения. Другое дело, что в результате все-таки этот переговорный процесс сорвался, потому что руководитель этой группы забастовщиков хотел сегодня и сразу все и не был готов к какому-то последовательному улучшению условий договора с работодателем.



Михаил Соколов: Вопрос из Москвы. Сергей Михайлович, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса к Николаю Владимировичу. Первое, давно уже близкая к вам Коммунистическая партия служит таким предохранительным клапаном, который спускает гнев народа против правящего режима. Это роль, которую отвел ей правящий режим. Будете ли вы играть такую роль в дальнейшем? И второй вопрос: готовы ли вы отдать свою жизнь за родину и за свою партию? На второй вопрос я не настаиваю на ответе. Спасибо.



Николай Левичев: Ну, на самом деле, на второй вопрос мне отвечать гораздо проще, чем на первый, потому что не только я готов отдать, но и очень многие рядовые члены нашей партии, я об этом уже сегодня говорил. Очень большое количество в нашей партии людей принципиальных, которые не готовы поступаться принципами, которые и за родину, и за свою малую родину болеют, и за своих детей и внуков болеют и которые понимают, что если не наша партия поставит заслон монополизму всепоглощающему, то на сегодняшний день другой такой политической силы мы не видим.



Михаил Соколов: А чем монополизм, Николай Владимирович? Вы как-то так хотели сказать чей и застеснялись. Наверное, партии, которую возглавляет теперь президента Российской Федерации или будет возглавлять в чине премьера Владимир Владимирович Путин. Вы как с Путиным? Что-то он вас все подводит. Один раз возглавил список «Единой России», теперь – самую «Единую Россию». Как-то вам трудно его критиковать, а теперь, наверное, и «Единую Россию» трудно будет критиковать.



Николай Левичев: Да нет. На нашем третьем съезде с полной ясностью было сформулировано, что партия «Справедливая Россия» принимает программу партии, которая является внятной, ясной альтернативой либерально-консервативной идеологии, которая является, по словам самого же Владимира Владимировича Путина, идеологией партии «Единая Россия».



Михаил Соколов: А мне кажется, что у вас общая идеология с «Единой Россией» - это идеология государственническая: интересы государства выше интересов общества или каких-то социальных…



Николай Левичев: Я вам подарю проект программы партии, и вы увидите, что впервые в политической практике нашей страны наша программа открывается разделом «Человек», затем – «Семья. Солидарность поколений». И только последний раздел – «Государственное строительство и национальная безопасность». Впервые сделала попытка политическую программу партии выстроить от человека к государству, а не наоборот.



Михаил Соколов: Но это же проект еще. А вдруг примут в другом виде?



Николай Левичев: Нет, это проект, который одобрен и принят за основу съездом партии. Это проект, которые будет в течение ближайшего года проходить обсуждение во всех партийных организациях, а также и среди граждан. Тот проект предвыборной платформы, с которой мы шли на выборы, был отпечатан тиражом 25 миллионов экземпляров, и уж я гарантирую, что, по крайней мере, 20 миллионов экземпляров из них дошли до избирателей. И мы получили десятки тысяч предложений и замечаний, которые учтены при составлении этого проекта программы. Это программа, написании которой участвовали десятки тысяч людей.


Я не хочу забыть первый вопрос, который мне задал Александр по поводу КПРФ. Ну, вы знаете, все-таки всегда как-то меня коробит немножко от таких простых квалификаций, клишированных. КПРФ – это тоже очень большая организация с очень непростой судьбой. Там на сегодняшний день официально больше 160 тысяч членов партии, и там тоже есть очень разные люди. Есть люди, которые живут воспоминаниями о прошлом. Есть люди, которые честно пытаются как-то улучшить сегодняшнюю жизнь. Идет, на мой взгляд, системный процесс перехода членов КПРФ в партию «Справедливая Россия», в целом ряде регионов мы видим, что этот процесс нарастает. Как пойдет дальше, с кем мы будем объединяться – с рядовыми членами партии, на уровне, может быть, каких-то региональных отделений – это все тоже жизнь покажет. Но я думаю, что если руководство КПРФ и дальше будет вот также огульно отрицать значение партии «Справедливая Россия» в защите интересов трудящихся, то через какое-то время эту партию разорвут просто внутренние проблемы.



Михаил Соколов: Еще звонок у нас. Александр из Пскова, пожалуйста, ваш вопрос?



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса к депутату. Как можно прожить на пенсию в 2100 рублей? И второй вопрос. Я голосовал за партию «Справедливая Россия» в декабре, поверил лидеру, как Сергей Миронов выступал, обещал пенсии советским пенсионерам, которые по 2100 рублей получают, - и ничего теперь, после выборов, не слышно. Вы хоть передайте ему, он не забыл свое обещание?



Николай Левичев: Конечно, не забыл. Об этом он говорил в своем докладе на третьем съезде партии, с этим докладом можно ознакомиться на сайте www.spravedlivo.ru . К сожалению, у нас нет такой практики, чтобы федеральные газеты вырывали друг у друга текст доклада лидера одной из четырех парламентских партий и для удобства населения публиковали на своих страницах.



Михаил Соколов: А вы заплатите им – и они тут же напечатают.



Николай Левичев: К сожалению, пока нам придется распространять текст этого доклада самостоятельно, поэтому вы с ним сможете ознакомиться, наверное, с некоторой задержкой.



Михаил Соколов: Но, наверное, человека интересует, а что реально все-таки произойдет, реально прибавят ли ему пенсию.



Николай Левичев: Первый вопрос риторический, на 2100 рублей прожить нельзя. И во время, кстати сказать, избирательной кампании в Думу основная критика со стороны партии «Единая Россия» в наш адрес была такая, что, вот, мол, есть партии, которые строят свою кампанию на «хотелках». На это мы отвечали очень просто: так может говорить только тот человек, который не пробовал прожить на 2,5-3 тысячи рублей в месяц, на которые вынуждены жить или делать вид, что живут значительное количество пенсионеров нашей страны. Поэтому все, что мы сегодня говорили… У нас есть конкретные предложения по пенсионной реформе, мы эти предложения будем отстаивать на уровне депутатской фракции в Государственной Думе и на всех публичных политических площадках, которые существуют в нашей стране.



Михаил Соколов: Владимир из Люберец, пожалуйста, ваш вопрос.



Слушатель: Здравствуйте, уважаемые ведущий и товарищ депутат. Ваш лидер Миронов не устает повторять, что он в оппозиции, что он критикует «Единую Россию», жалуется на эту «Единую Россию», что та не те законы принимает. Смешно! Это – председатель Совета Федерации, который может заблокировать любой закон, не пропустить ни одного несправедливого закона. Одной рукой жалуется, а правой рукой штампует эти законы: одобрямс, вперед, одобрямс. Так что разрешите для начала не поверить вашей партии и вашему вождю. Второе, вот Дума, смотришь – идет пленарное заседание, голосование по такой мелочи, как закон о бюджете, вот такая «мелочь». И там в зале всего 30-40 человек мечутся и нажимают кнопки за всех. А где КЗОТ, а где увольнение за прогул, за такой наглый прогул на виду у всего честного народа?



Михаил Соколов: Спасибо.



Николай Левичев: Ну, начну с того, что Владимир, уважаемый, наверное, плохо понимает себе механизм действия Совета Федерации. В Совете Федерации председатель Совета Федерации – первый среди равных. Он избран на срок полномочий своими коллегами, он имеет на заседаниях один голос из 174, и все, что он может, это высказывать свое мнение, но опять же в рамках регламента, так же как и любой другой член Совета Федерации.



Михаил Соколов: Но я бы заметил, что там нет такого подавляющего большинства членов партии «Единая Россия».



Николай Левичев: Вы ошибаетесь.



Михаил Соколов: Подавляющего.



Николай Левичев: Подавляющее большинства, я сейчас точную цифру не назову…



Михаил Соколов: Там порядка 70 человек.



Николай Левичев: 117 или 120.



Михаил Соколов: Уже?



Николай Левичев: Да. Но уж, во всяком случае, больше 110 человек. И партия «Единая Россия», на самом деле, этим очень гордится и попугивает, что она, вообще говоря, может теперь в Совете Федерации при желании диктовать свои условия. Другое дело, что в регламенте Совета Федерации запрещена любого рода партийная, фракционная деятельность, и именно за этим обстоятельством блюдет председатель Совета Федерации Сергей Михайлович Миронов, который не позволяет там ни партийных собраний, ни партийных заседаний и представителям партии «Единая Россия», и своим сторонникам, членам своей партии он даже не дает собираться в стенах Совета Федерации. Поэтому я могу привести десятки примеров, когда Сергей Миронов не голосовал так, как голосовало большинство сенаторов, представленных партией «Единая Россия».


Что касается пленарного заседания, я могу в свое оправдание привести только такой эпизод. Уже в этой весенней сессии на пленарном заседании рассматривался проект закона, который был внесен еще заместителем руководителя фракции «Справедливая Россия» – «Родина» Иваном Харченко во время предыдущего созыва, где обязывалось депутатам лично голосовать за каждый закон. Но, естественно, этот законопроект, поправка к регламенту, он был определенным образом, как я уже сегодня говорил, проигнорирован думским большинством.



Михаил Соколов: Ну, я успокою нашего слушателя. Я уверен, что 8 мая явка на заседание Государственной Думы, когда будет утверждаться премьер-министр Российской Федерации, господин Путин, будет почти 100-процентная, несмотря на праздники и так далее. Тут дисциплина будет соблюдена.


Давайте звонок из Белгорода еще примем. Майя Юрьевна, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. У меня к Николаю Владимировичу вопрос. Николай Владимирович, вот предыдущий звонивший вам тоже задал вопрос, и меня это тоже смущает. Вот председатель «Единой России» господин Грызлов – это бывший министр внутренних дел. Что ему, собственно говоря, мешало заниматься своими должностными обязанностями? И вот сейчас, возглавляя партию, он их не решает. Ваш председатель Совета Федерации – кто ему мешает выполнять Конституцию России и решать все те вопросы, о которых вы говорите? В том числе создать условия для выполнения семейного кодекса самими гражданами. Это первый вопрос. И второе, в условиях вертикали, выстроенной сверху бывшими членами КПСС, которая фактически является коррупционной вертикалью, считаете ли вы себя последователями Социнтерна, КПСС, в том числе в части уничтожения интеллектуального меньшинства? И о каком научно-техническом прогрессе можно говорить и о соблюдении Конституции?



Михаил Соколов: Майя Юрьевна, очень много вопросов.



Николай Левичев: В таких случаях с конца удобнее начинать. Надо сказать, что к наследию КПСС наша партия имеет весьма такое отношение минимальное. На самом деле, сегодня мы ведем активную работу, направленную на то, чтобы вступить в Социалистический интернационал. На сегодня это международная организация, очень авторитетная, которая объединяет более 160 партий из более 130 стран. Более чем в 50 странах эти партии социалистической и социал-демократической направленности являются правящими. Поэтому у них есть большой опыт работы по социальной защите населения в условиях многопартийности, когда происходит переход властных полномочий от одной партии к другой во время демократических выборов. Вот этот опыт нам сегодня очень интересен.


Мы перед третьим съездом, накануне, провели 2-й Международный социалистический форум. В этом форуме у нас в Москве участвовали представители 29 партий из 19 стран. Поэтому на сегодняшний день, если КПСС в свое время учила всех уму-разуму, как мы говорили, коммунистические рабочие партии всех стран мира, то сегодня нам не грех поучиться у тех партий, которые имеют тот социальный и политический опыт, которого у нас маловато. Вот сегодня я встречался с представителями Институционально-революционной партии Мексики, которая в течение последнего выборного срока потеряла контроль над исполнительной властью в стране, но сохранила контроль в законодательных органах власти примерно в двух третях регионов своей страны. Вот такой опыт, который, допустим, не все европейцы нам могут транслировать, что-то мы можем почерпнуть и у них.


Что говорить по поводу научно-технического прогресса? Ну, вот, вы знаете, у нас есть некоторая надежда, что мы здесь какое-то слово можем сказать. Впервые у нас в Государственной Думе несколько комитетов был с барского плеча отданы под руководство представителей оппозиционных партий. В частности, новый Комитет по науке и наукоемким технологиям Государственной Думы возглавил член нашей партии, руководитель Уральского отделения Академии наук академик Валерий Александрович Черешнев. Это иммунолог с мировым именем, человек, который в управлении научными организациями тоже имеет большой опыт. И я, например, тоже в этот комитет записался, для того чтобы Валерию Александровичу помогать. Такая пикантная подробность: после этого и Геннадий Андреевич Зюганов записался в этот комитет. Так что в этом комитете представители оппозиционных партий присутствуют.



Михаил Соколов: Мода на нанотехнологии среди оппозиции, в общем.



Николай Левичев: Не только на нанотехнологии. Вот, например, по моей инициативе на последнем заседании комитета было принято решение о создании Совета по гуманитарным наукам при нашем комитете, куда мы включили 35 ведущих ученых-гуманитариев нашей страны. Я должен сказать, что и за времена советского периода, и за времена, так сказать, нашего российского бытия это первая попытка за нанотехнологиями не упустить проблемы развития гуманитарных наук в стране. Потому что если мы хотим быть великой страной, великая страна базируется только на великих идеях.



Михаил Соколов: Ну, что ж, посмотрим, что пришло на пейджер. «Зачем бороться за повышение пенсий, вводить этот пункт в свою программу? Не проще ли лидеру «Справедливой России» зайти в кабинет к лучшему другу Путину и просто попросить?» - пишет Мария.


Что-то не доверяют вам. «Создание «Справедливой России» - спецоперация, так же как и назначение президентом Медведева. «Справедливая Россия» создана для видимой конкуренции. Назначение Медведева – это видимость, что Путин уходит в отставку. Поэтому ни в какие споры об улучшении жизни граждан верить не приходится», - пишет госпожа Савельева.



Николай Левичев: Госпожа Савельева ошибается, «Справедливая Россия» - это спецпроект мировой закулисы, на самом деле, в который они сумели шпионскими способами затащить 437 тысяч наших сограждан. Наверное, их всех купили.



Михаил Соколов: Да, вот опять обвиняют, что вы людей вводите в заблуждение, «поскольку «Справедливая Россия» - дочернее предприятие «Единой России», а господин Миронов – лучше друг Путина». Вот все попрекают вас такой дружбой. А на съезде, я слышал тут, давали интервью члены вашей партии и говорили, что хотят видеть Дмитрия Медведева в рядах своей партии. Слушайте, у вас с Путиным не получилось – теперь вы нового президента заманиваете?



Николай Левичев: Вы знаете, если честно, прямо все… (смеется)



Михаил Соколов: А что делать? Вот господин Гудков давал нашему корреспонденту такое интервью, говорит: «Медведев занимался социальными проблемами, в них разобрался, очень хороший был бы член нашей партии». Вы не согласны?



Николай Левичев: Ну, очень может быть. Когда он прекратит свои президентские полномочия, у него будет возможность выбрать одну из влиятельных отечественных партий, и я надеюсь, что к этому времени «Справедливая Россия» будет более авторитетна в нашем обществе, чем сегодня. Но мы еще раз возвращается к тому, что говорили до съезда еще, мы говорили, что на нашем съезде будет подчеркнут надпартийный характер избранного президента Российской Федерации. Мы до сих пор считаем, что пока, на данном этапе развития демократических процессов в нашей стране полезнее, чтобы президент все-таки находился над вот этой межпартийной борьбой.



Михаил Соколов: Ну, господин Бабаков, тем не менее, вице-спикер Думы от вашей партии, говорил о том, что вы бы хотели создать коалицию с «Единой Россией» для формирования нового правительства Владимира Путина. Какова ваша, собственно, реакция на эти заявления? Может быть, вы ответ какой-то получили?



Николай Левичев: Ну, моя реакция на эти заявления, по-моему, была известна в те же самые дни. Александр Михайлович, может быть, иносказательно выразился. Мы считаем, что сегодня ни партийного правительства, ни коалиционного правительства в полном смысле этих понятий в нашей стране пока еще быть не может. Другое дело, что если возглавит правительство Владимир Владимирович Путин, за счет его личного авторитета и политического влияния возрастет авторитет правительства. Ну, посмотрим, к чему приведет такое перераспределение доверия граждан.



Михаил Соколов: То есть они будут бегать по каждому мелкому вопросу, так сказать, за стену?



Николай Левичев: Ну, посмотрим. Идет же впервые в истории процесс перераспределения властных полномочий согласно Конституции. Впервые в истории у нас образовался период, когда существовали и взаимодействовали два президента – действующий президент и вновь избранный президент. Не было такого в истории прецедента. Поэтому сейчас как бы мы в этом смысле пионеры. Поэтому поживем – увидим. Я очень оптимистически настроен.



Михаил Соколов: На этой оптимистической ноте мы и завершим программу «Время гостей».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG