Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России повсеместно происходит разрушение памятников архитектуры и искусства


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Александр Гостев: Сегодня объявлены финалисты всенародной акции "Семь чудес России". Начиная с октября прошлого года, на специально созданном сайте каждый желающий мог проголосовать за один из 600 природных объектов или памятник историко-культурного наследия, расположенных в разных регионах России. В голосовании участвовали более 3 миллионов человек.



Лиля Пальвелева: В организации акции «Семь чудес России» участвовали солидные структуры, которые к тому же на своих страницах и в своих эфирах подробно рассказывали об отдельных объектах.


Руководитель дирекции интернет-проектов «Известий» и сайта Ruschudo . ru Александр Леонтьев перечисляет.



Александр Леонтьев: Организаторы этой акции - газета "Известия", телеканал "Россия", передача "Доброе утро, Россия", радио "Маяк" и vesti . ru , это интернет-портал.



Лиля Пальвелева: Участие таких организаций предполагает очень широкий охват населения. Но, скажите, для чего вообще это понадобилось?



Александр Леонтьев: В том году широко средствами массовой информации освещался международный конкурс, но ни один из российских объектов не попал в этот список. Номинировался только Собор Василия Блаженного и количество голосов, которое было за него отдано, около 10 тысяч было по всему миру. Поэтому возникла идея провести такой конкурс внутри страны. Может быть, просто население уже позабывало, какие у нас есть объекты, которыми стоило бы гордиться. Так эта идея и родилась. Собственно, цель проекта - возрождение чувства патриотизма и любви к своему отечеству.



Лиля Пальвелева: Список, из которого должны были выбирать пользователи интернета, равен 600 объектам. А кто оставлял, кто отбирал эти единицы?



Александр Леонтьев: Отбирали пользователи и выдвигали пользователи. По разным совершенно каналам - и через интернет, и емейлами, и звонками, и факсами. Первый этап был посвящен тому, чтобы из этого большого количества кандидатов отобрать 49, то есть по семь из семи федеральных округов. И те, за которые больше проголосовали, те прошли во второй тур.



Лиля Пальвелева: Можете вы назвать, какие объекты сейчас лидируют?



Александр Леонтьев: Собор Василия Блаженного, Смоленская крепость, здание МГУ, Петергоф, Баскунчак, Кирилло-Белозерский монастырь, Кунгурская ледяная пещера, Мамаев курган, Эльбрус, замок-крепость Вовнушки, Тобольский кремль.



Лиля Пальвелева: Чем завершится конкурс?



Александр Леонтьев: Результаты конкурса будут объявлены 12 июня, в День России, во время праздничного концерта на Красной площади, когда вся Россия будет праздновать.



Лиля Пальвелева: Вы назовете, какие главные у страны чудеса?



Александр Леонтьев: Мы назовем те чудеса, которые по результатам голосования победили. Там не будет первого, второго, третьего места, там будет семерка.



Лиля Пальвелева: К законной гордости неизбежно примешивается горечь. Не случайно одна из целей проекта, о котором рассказывал Александр Лебедев, это - привлечь внимание к восстановлению и сохранению уникальных российских объектов. Нет никакого преувеличения в утверждении, что трудно найти памятник, за судьбу которого не приходилось бы беспокоиться. Вот, казалось бы, никому не нужно доказывать, что наследие Андрея Рублева - это безусловная ценность, которую всеми силами надо сберегать. Однако руководитель отдела древнерусского искусства Института искусствознания Лев Лившиц сообщает.



Лев Лившиц: Прежде всего, идет речь о двух больших памятниках, это Успенский собор во Владимире, единственная точно, летописно подтвержденная работа Рублева, совместная с Даниилом Черным, которой в этом году исполняется, как раз в мае месяце, ровно 600 лет, это Успенский собор во Владимире.



Лиля Пальвелева: И там их росписи.



Лев Лившиц: Росписи, иконы, связанные с мастерской Рублева, из этого храма тоже имеются, но они большей частью своей хранятся в Третьяковской галереи и отдельные в Русском музее.



Лиля Пальвелева: А второй памятник?



Лев Лившиц: А второй - это Успенский собор на городке в Звенигороде. Это памятник, который связывают уже историки искусства с Рублевым на основании анализа стилистических особенностей живописи, росписи. Поскольку и в одном, и в другом соборе продолжаются службы, то они подвергаются чрезвычайно интенсивному такому воздействию окружающей среды. Поскольку сами эти службы, сколько бы ни старались историки искусства, подвергаются исключительно агрессивному режиму.



Лиля Пальвелева: Это свечи коптят...



Лев Лившиц: Свечи, отсутствие нормальной системы вентиляции, несоблюдение нормальных условий эксплуатационного режима, в смысле нагрузок, в смысле посещений, в смысле частоты служб. Потому что наряду с праздничными службами, о которых есть договоренность с музеем, например, у Владимирской епархии с Владимиро-Суздальским музеем-заповедником, там, несмотря на все запреты, проводятся работы. В частности, без согласования с архитекторами и реставраторами, без согласования со специалистами. В свое время был полностью переложен пол в алтарной части Успенского собора во Владимире, положен на цементную подушку, что сразу же меняет очень резко режим. Там в алтаре живопись, которая малодоступна для людей, приходящих в собор, поскольку это алтарь, но она там была до последнего времени в наилучшей сохранности. А такого рода работы, они изменяют режим, очень возможен подсос влаги, которая выносит на поверхность стен соли, а соли, выходя сюда, в интерьер, естественно, способны разрушать поверхность живописи. Что на протяжении, скажем, многих лет происходит в Успенском соборе на городке, где у нас вообще режим никак не налажен? Нет нормального финансирования, нет нормального, организованного, достойного этого уникального памятника использования. Хотя рядом теперь возвели еще один храм и, несмотря на то, что он был со многими нарушениями разрешительной документации сделан, мы очень надеялись, что он на себя возьмет большие нагрузки, а в Успенском соборе на городке будут только исключительно, отдельные службы, будет налажен щадящий режим.



Лиля Пальвелева: Неужели священники не осознают, что это такая драгоценность, что относиться к ней надо как-то по-иному?



Лев Лившиц: Вы знаете, нет, священники не осознают. Они почему-то считают, что Бог дал, Бог взял, забывая одну очень важную для христианина заповедь, что человек за все ответственен, что нам Господь дал свободу волю. Соответственно, за это с нас и спрашиваться будет. Нет, почему-то какой-то существует в этом смысле двойной стандарт, двойная мораль что ли. Но вообще-то это все, конечно, не по злобе, а просто по бескультурью.



Лиля Пальвелева: Уповать на просвещение бескультурных особенно не приходиться. Разве не рассказывали столичным властям самые признанные специалисты о ценности интерьеров гостиницы «Москва», о том, что магазин «Военторг» - это памятник архитектуры? Снесли объекты. Сейчас вот собираются так преобразить магазин «Детский мир», что от творения архитектора Душкина останутся одни воспоминания. Так происходит в России повсеместно, Москва - не исключение. Подлинная, научная реставрация, только после которой памятник и остается памятником - дело дорогостоящее и хлопотное. Куда проще все разрушить до основанья, а затем гордо возвести новодел.


XS
SM
MD
LG