Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственная ТВ-халтура по интеллигентскому поводу


Елена Рыковцева: За неделю до инаугурации нового президента как-то вдруг вновь стали актуальными разговоры о роли интеллигенции в обществе и ее взаимоотношениях с властью. Начнем с того, что за прошедшие выходные власть совершенно официально продекларировала, кто для нее свой, а кто чужой среди творческий интеллигенции, в частности – журналисткой интеллигенции.


В субботу газета «КоммерсантЪ» сообщила о том, что Владимир Путин раздал награды по результатам выборов. И вот что выяснилось. Своим указом он присвоил орден «За заслуги перед Отечеством» генеральному директору Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерию Федорову, экс-лидеру молодежного движения «Наши» Василию Якеменко, главе Фонда эффективной политики Глебу Павловскому. Медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» первой степени награжден президент холдинга «Группа ИМА» Андрей Гнатюк. Совершенно неизвестная никому из нас фамилия до сих пор была, но как сообщает пресса, это тот человек, который занимался политтехнологическим обеспечением избирательной кампании. Почетными грамотами награждены руководитель «Первого» канала Константин Эрнст, руководитель ВГТРК Олег Добродеев, телеканала НТВ Владимир Кулистиков. А также удостоен почетной грамоты Виталий Иванов, публицист, он печатается в газете «Известия». Ну а почему не получили ордена и медали руководители госканалов? Да всего лишь потому, что совсем недавно они их уже получали, поэтому на этот раз – только грамоты.


Еще раз подчеркиваю, за что эти люди получили награды. По сведениям «Коммерсанта», награжденным выражена благодарность «по совокупности заслуг», главной из которых стала помощь в проведении и освещении избирательной кампании партии «Единая Россия» на выборах в Госдуму в декабре 2007 года и президентской кампании Дмитрия Медведева. Само решение о награждении связано со скорым переходом Владимира Путина на работу в правительство. Потому что тем самым «пока еще действующий глава государства решил закрыть тему благодарностей и поощрений лицам, которые помогли «Единой России» снова выиграть».


В эти же дни началось публичное составление списков «чужой» интеллигенции. Что же это за люди? Их теоретическое обозначение случилось на обсуждении книги Владислава Суркова в политологическом клубе. Процитирую по «Независимой газете» высказывание председателя союза «Свободная Россия» Модеста Колерова: «Если интеллигенция не хочет мыслить себя в рамке власти, она ничтожна, она террористична и убога, она деструктивна по отношению к той стране, которая на медные пятаки вырастила ее, и предает свою страну». Это – теория.


А практическая реализация этой идеи разделения интеллигенции на «свою» и «чужую» случилась в воскресенье в программе «Вести недели». Мы вновь услышали «замечательного» журналиста Константина Семина, который уже отличился тем, что по полной программе подставил Дмитрия Медведева накануне его визита в Сербию своими ужасающими фразами, оскорбляющими сербский народ. Поэтому первое, что Дмитрий Медведев делал в Сербии, - это извинялся за политику своего государственного канала. Однако же Константин Семин после этого продолжил делать репортажи и произносить какие-то очень спорные, мягко говоря, вещи, с точки зрения политики, по крайней мере – внешней. Но вот на этот раз он занялся внутренней политикой и поговорил о роли интеллигенции в современной России. Сейчас мы, уважаемые радиослушатели, дадим вам кусочек из этого сюжета.



Сюжет из программы «Вести недели»



Константин Семин: Отношения с государством у этой части элиты почему-то всегда портились перед войной. Революционер Шелгунов о литературоведе Пекарском: «Когда в Петербурге стало известно, что нас разбили под Черной, я встретил Пекарского. Тогда он еще не был академиком. Заметив меня, зашагал крупнее, пожал мне руку и шепнул таинственно в самое ухо: «Нас разбили!». Герцен во время кризиса в Польше: «Всю Россию охватил сифилис патриотизма». Бакунин тогда же: «Я буду радоваться разрушению Империи, откуда бы оно ни шло». Бард Городницкий о советских солдатах в Будапеште: «Танк горит на перекрестке улиц. Хорошо, что этот танк горит». Но кто горит в этом танке?..



Матвей Ганапольский: Вот сейчас мы смотрим на войну в Ираке, и мы даже показываем по телевидению тех людей, которые говорят, что война в Ираке была ошибкой. Но в Ираке погибли уже 4 тысячи американских солдат. Так вот что мы можем сказать про тех людей - писателей, художников, философов, мыслителей, общественных деятелей, которые говорят: «Буш, прекрати войну в Ираке!». Они что, предатели собственного народа?..



Константин Семин: И все же отдельные примеры изумляют. Можно быть в крайней оппозиции к власти, но ни в одной из тех стран, на которые Россию призывают равняться, интеллектуалу не придет в голову желать своему Отечеству поражения.



Диктор (читает цитату за подписью «Алексей Венедиктов», проиллюстрированную его портретом): «По отношению к России излишняя вежливость является большой ошибкой. Такую интонацию российская элита расценивает как проявление слабости».



Константин Семин: Звать заграницу в помощницы всегда и везде считалось дурным тоном. Никогда американец не попросит у немца поддержки в борьбе со своим государством. Но у нас возможно и не такое.



Диктор (читает цитату за подписью «Юлия Латынина», проиллюстрированную ее портретом): «Подвига 84 десантников, которые остановили прорыв из Аргунского ущелья 2 тысяч боевиков под командованием Хаттаба, просто не было. Героями не были ни Шаманов, ни Пуликовский. Героями не были и обрекаемые ими на смерть солдаты. Жертвами - да. Героями – нет».



Константин Семин: Оказывается, героями не были ни Зоя Космодемьянская, ни Александр Матросов, ни Николай Гастелло. «СССР, - утверждает эта часть интеллигенции, - был ничуть не лучше гитлеровской Германии».



Диктор (читает цитату за подписью «Матвей Ганапольский», проиллюстрированную его портретом): «Латыши! Если мои соотечественники не знают латышского языка или не желают говорить на нем, оскорбляют вас, ругаются, нападают и требуют, чтобы вы не разговаривали на своем «собачьем языке», то это фашизм! Значит, берете табуретку, и табуреткой со всей силой этому козлу по башке, чтобы он не смел такие вещи говорить. Да, я призываю к нарушению закона, потому что, если живешь в стране, изволь помнить, что там есть язык, на котором говорит большинство, меньшинство - это не имеет значения. Уважай правила».



Матвей Ганапольский (в кадре): Нет, я ничего про это не буду говорить.



Елена Рыковцева: Отказался Матвей Ганапольский вот именно эти слова комментировать корреспонденту программы «Вести недели», который брал у него интервью. И совершенно правильно отказался. Потому что по поводу этой фразы была уже огромная полемика в прессе. Ну, сколько можно ему одно и то же повторять? А повторяет он одно и то же в том смысле, что нельзя это воспринимать абсолютно буквально, что нужно это воспринимать так, что за фашизм нужно наказывать. «Табуреткой по голове» - это образ такой, объяснял Ганапольский, по крайней мере, двум газетам – «Комсомольской правде» и газете «Известия». И тут на него опять с этой цитатой... То есть здесь он комментировать отказался.


Ну, а в остальном, уважаемые радиослушатели, вы поняли, что вот эти цитаты Венедиктова, Ганапольского, Юлии Латыниной, выносились дикторскими голосами так, чтобы их тут же комментировал либо сам корреспондент Семин, либо он подбирал каких-то других комментаторов, вроде продюсера, фамилию которого я не запомнила, который тоже говорил, что да, есть у нас такая интеллигенция, которая ставит на одну доску Сталина и Гитлера, и тем самым нас всех, выходит, записали в гитлеровцы. Также в этом сюжете прозвучали голоса Виталия Третьякова и Натальи Нарочницкой. И эти люди уже были представлены как хорошая, правильная интеллигенция, которая спокойно и объективно комментирует то, что сейчас происходит. В ряды такой же приемлемой, как я понимаю, интеллигенции, был зачислен Виктор Ерофеев.


И теперь я представляю гостей нашей сегодняшней программы. С нами главный редактор интернет-издания «Избранное.Ру» Людмила Телень и обозреватель «Российской газеты» Юрий Богомолов. И вопрос вам, уважаемые слушатели: верно ли чувствуют создатели такого рода фильмов, что разделена российская интеллигенция на правильных и неправильных? И чувствуете ли вы то же самое? Итак, пожалуйста, Юрий Александрович, вы видели это произведение, вы также сейчас услышали, что награждали правильную группу журналистов. Какие у вас ощущения от всего этого?



Юрий Богомолов: У меня сразу возник вопрос по поводу награждения. А Константина Семина не наградили?



Елена Рыковцева: Его не наградили... и даже не уволили. По-моему, это уже большая награда. То, что он остался работать, - это уже награда, собственно говоря.



Юрий Богомолов: Да? Вы уверены?



Елена Рыковцева: Конечно, большая.



Юрий Богомолов: Ну, ладно. Во-первых, там, в сюжете, действительно, интеллигенция как бы разделена, но не только по какому-то отношению к государству, она еще разделена по социальному признаку. И это там достаточно назойливо показывается. Вот Немцов где-то в Лондоне выпивает, а вот хилые хибарки. Вот тусовка, радуются жизни, наслаждаются ею. А вот по проселочной дороге идет Константин Семин (все еще не награжденный) и читает стихотворение одного известного русского поэта, которого он не назвал, но это был, конечно, узнаваемый поэт - это был Есенин - о его привязанности к Родине, к родному и так далее. И далее это продолжается. Он проводит линию довольно как бы далеко, ретроспективно. Он упоминает и Герцена, с одной стороны. А Нарочницкая вспоминает Пушкина. И собственно, пушкинские строки являются заключительной, ударной точкой в его монологе, в эссе таком. Эти строчки такие, насколько я запомнил: «Ты просвещением свой разум осветил, ты правды лик увидел, и нежно чуждые народы возлюбил, и мудро свой возненавидел». Вот подведена как бы черта и выдан определенный приговор злобному либералу, предателю, изменнику и так далее. Она его называет там, по-моему, «злым нигилистом». И она еще говорит, что Пушкин прозрел вот этот образ «злого нигилиста» вот тогда.


Между тем, это не все стихотворение, это стихотворение оборвано, и оно, действительно, не закончено. И наверное, неслучайно не закончено. Но, тем не менее, оно оборвано. А вот когда его читаешь полностью, то как-то образ «злого нигилиста» несколько оказывается размытым. Дальше идут такие строчки: «Когда безмолвная Варшава поднялась, и ярым бунтом опьянела, и смертная борьба меж нами началась, при клике «Польска не згинела!» - ты руки потирал от наших неудач, с лукавым смехом слушал вести, когда разбитые полки бежали вскачь, и гибло знамя нашей чести. Когда ж Варшавы бунт раздавленный лежал во прахе пламени и в дыме, поникнул ты главой и горько возрыдал, как жид о Иерусалиме». Так вот, пушкинисты долго спорили о том, кому обращено это стихотворение, кто этот «ты», что «нежно возлюбил чуждые народы». И мнения колебались между Мицкевичем - а написано стихотворение после Варшавского восстания, подавления его. «Клеветникам России» - это было во время восстания написано - между Мицкевичем, и был еще у Пушкина друг давний Вяземский. Возможно, и ему было обращено. Вяземский был очень недоволен клеветниками России. Но если посмотреть на это стихотворение как на художественное произведение, то можно предположить, что это достаточно обобщенный образ – этот «ты». Это, действительно, либерал, этот «ты», который колеблется в своих отношениях с властью, с народом, с врагами его и так далее. То есть вот это патриотическое чувство все время подвергается рефлексии, то есть осмыслению и осознанию, насколько сложно это все.


И тут еще, пушкинисты говорят, неслучайна ссылка на Иерусалим. Потому что Пушкин не считал Россию такой уж христианской страной. И поэтому для него был Ветхий Завет в этом смысле как бы очень важным документом. И мне кажется, что вообще в России чувство патриотизма – это едва ли не самое сложное чувство. И вот так резко припечатывать это чувство, как в прошлом...



Елена Рыковцева: Будь патриотом! А ну, давай нам патриотизм!



Юрий Богомолов: Мы помним стих Лермонтова «Люблю Отчизну я...». И вот это раздвоение любви к Отчизне, оно проходит, действительно, красной нитью, и дошло до наших дней.



Елена Рыковцева: Хорошо. И еще раз объясню (то, о чем начал говорить Юрий Александрович), что в этом фильме несколько было моментов. Первое – что подверстывается обязательно к Лондону, к Рублевкам вот это лицо Немцова, когда объясняется, что вот эти люди на Рублевках заводят... Они очень любят Запад, поэтому все свои коттеджные поселки называют какими-то западными именами, Ниццами, Каннами, как-то еще. И как бы это все проецируется на интеллигенцию. Это все интеллигенция, оказывается, Рублевку заполонила своими дорогими домами. Второй момент – что интеллигенция непатриотична, что она смотрит на Запад. Третий момент – что она не признает свою собственную историю.


Пожалуйста, теперь, Людмила Телень, ваш комментарий к этому фильму.



Людмила Телень: Мне вообще кажется странным, что мы так всерьез обсуждаем опус Константина Семина. Во-первых, это чудовищная халтура.



Елена Рыковцева: Опусы Константина Семина, Людмила, обсуждаем не только мы. Их обсуждают посольства, дипломаты, министр иностранных дел России, избранный президент Российской Федерации... Мы - ну, это только так, пятое колесо в телеге.



Людмила Телень: И, тем не менее, я повторю то, что я сказала. На мой вкус и на мой взгляд редактора, это откровенная халтура. Потому что человек берется за пропагандистскую задачу, или ему приказано взяться за эту пропагандистскую задачу, заклеймить либерально настроенную, западническую интеллигенцию. На самом деле, он плохо себе представляет, что такое интеллигенция, не дает себе труда каким-то образом сформулировать собственно понятие, с чем он борется, валит все в одну кучу, обозначает термином «интеллигенция» жителей Рублевки, завсегдатаев модных тусовок...



Елена Рыковцева: Тимати.



Людмила Телень: ...которые ездят на «Bentley», чем меня абсолютно уже добивает. Потому что слова об интеллигенции все время накладываются на изображение «Bentley».



Юрий Богомолов: Так это технология такая.



Людмила Телень: Я думаю, что эта технология просто от низкого уровня профессионализма и от чудовищной лени. Потому что: «А зачем, собственно говоря, стараться, если и так все это можно вывалить на экран?». И более того (я понимаю вашу мысль): «А зачем, собственно, стараться, если зритель это все проглотит?». Телевидение давно рассчитано не на нас с вами, а оно рассчитано на очень невзыскательную аудиторию, которой, действительно, можно впарить вот эту, простите меня, ерунду, где интеллигенция представлена людьми, которые владеют «Bentley» и живут на Рублевке, где можно вырывать цитаты из контекста не только Пушкина, но и наших современников, где можно вешать ярлыки и в качестве моральных авторитетов приглашать Сергея Стиллавина или Виталия Третьякова. Априори исходя из того, что эти люди имеют моральное и нравственное право учить нас жить, учить нас относиться к своей Родине...



Елена Рыковцева: ...и комментировать высказывания другой части интеллигенции.



Людмила Телень: Да, комментировать высказывания других людей, которых тоже причисляют к интеллигенции.



Юрий Богомолов: И мальчика для битья – Тимати.



Елена Рыковцева: Хорошо. Людмила, что я очень подозреваю, что когда вы сказали «халтура», то вы оценили работу не только Константина Семина, но и его взрослого куратора. А я уверена в том, что у этого мальчика есть куратор, который, в частности, подсказывал ему идею для этого репортажа, а также всячески помогал этот репортаж оформлять вербально.



Людмила Телень: Безусловно. Но отсутствие любой конкуренции, оно приводит вот к такой халтуре. И мне кажется, что важно подумать еще над одной вещью. Собственно говоря, какой смысл сегодня так нападать на эту прозападную интеллигенцию, которая уже, как говорит наша власть, давно потерпела фиаско, ее никто не поддерживает, народ ее не ценит, не видит, не голосует за ее представителей? Чего ради с ней бороться? И в этом смысле для меня сюжет господина Семина выглядит вполне оптимистически. Если с этой интеллигенцией вот такими методами борются, значит, все-таки она еще не умерла, значит, все-таки ее голос еще слышен. Я в данном случае говорю не персонально о Латыниной или Ганапольском, а о том общем слое российской интеллигенции, против которого был настроен, собственно, этот опус Семина.


И в таком случае, тот памфлет (или статья, не знаю, как это назвать), который написал главный редактор интернет-газеты «Взгляд» Владимир Шмелев... Сразу после парламентских выборов он написал о том, что интеллигенция умерла, и эти выборы показали, что она окончательно умерла. Имея в виду все ту же либерально и демократически настроенную интеллигенцию.



Елена Рыковцева: И все те же партии.



Людмила Телень: Да. Значит, не умерла, значит, жива. А значит, по-прежнему представляет большую опасность для власти и для ее апологетов. Значит, по-прежнему с ней надо бороться любыми способами, вплоть до тех, которые в недавнее время употребляли инвалиды «холодной войны». И в этом смысле для меня сюжет Семина - в общем, источник оптимизма.



Елена Рыковцева: Понятно. Юрий Александрович, скажите, пожалуйста... Вот эти сюжеты, люди их придумывают, планируют, ставят в эфир, опрашивают кого-то, затрачивают усилия. На какую аудиторию они рассчитаны, на кого? На широкую аудиторию программы «Вести недели»? На очень узкую какую-то кремлевскую аудиторию? Это сигнал избранному президенту о том, что «вот вам скоро во власть идти, запомните, кто «свой», а кто «чужой»? Или отчет перед прошлым уже президентом? Кто эти люди, которые должны воспринять этот продукт халтурный?



Юрий Богомолов: Я бы сказал, что здесь не люди, а должно воспринимать некое сознание. А оно может быть рассыпано и растворено в разных людях разных слоев социальных, политических и так далее. Я бы определил вот это сознание слипшимся. Слипшееся сознание – это когда мысли и чувства не расчленены. И именно поэтому я думаю, что вот та метода, которой пользуется Семин, и которой широко пользуется, и давно пользуется, скажем, Караулов – слепить, смешать все в одну кучу, чтобы, действительно, Немцов ассоциировался с теми девицами и так далее... То же самое делал, кстати, и Караулов. Он называл фамилию Кириенко и показывал помойку. И Кириенко как бы был виновником этой самой помойки. Показывал мою физиономию и говорил о Беслане, и показывал кадры Беслана. Таким образом, он меня компрометировал. Вот эта метода, она ориентирована именно на такого рода сознание.


Но главное, я думаю, Люда, что это делается не потому, что власть боится интеллигенции, и все-таки она существует. Это делается для того, чтобы создать образ врага. Сначала был создан образ внешнего врага этим же Семиным...



Людмила Телень: Все-таки внешний враг, он достаточно мощный, ну, в представлении этих людей...



Юрий Богомолов: А здесь надо его в своем коллективе воспитать. И создается образ внутреннего врага. Ведь «пятая колонна»...



Елена Рыковцева: И это все представители внешнего врага. Это и есть «пятая колонна», да.



Юрий Богомолов: ...это очень важный элемент в создании некоего мифа...



Людмила Телень: Юра, зачем? В стране стабильность...



Юрий Богомолов: Для консолидации.



Людмила Телень: Да консолидация уже достигла невиданных пределов.



Юрий Богомолов: Нет, это та смазка, которая абсолютно... Машина может ехать, у нее может работать мотор, но нужна смазка.



Людмила Телень: Вот и у меня есть сомнения в том, что машина уж настолько хорошо едет. Значит, не все в порядке, значит, не так хорошо она едет.



Юрий Богомолов: Так не все в порядке в том смысле, что нужно все время подмазывать вот эту машину. И поэтому создается образ врага. Здесь очень все четко: есть внешний враг и есть внутренний враг. Что нужно еще для... Ведь как Сталин в свое время работал. Он создавал, так сказать, внешнего врага и к нему присовокуплял внутреннего врага, которого практически не было в стране.



Елена Рыковцева: Хорошо. Давайте послушаем Николая из Москвы. Здравствуйте, Николай.



Слушатель: Добрый день. Мы же знаем ленинское определение о русской интеллигенции. Кто-то говорил, что это «мозг страны», а Ленин говорил, что это мозги, которые...



Юрий Богомолов: Да, мы это знаем.



Слушатель: И вот что я хотел бы сказать. Послушайте, о чем говорит питерский актер Басилашвили, к чему он призывает, или, допустим, Шевчук... хотя он немножко как бы отходит. Но, с другой стороны, у нас есть, конечно, Сванидзе, который говорит: «Ну, 100 миллиардов долларов в фонды загнать Путина, когда он будет бывшим президентом, и это очень нормально». Все равно разворуют... При таком количестве-то детей бездомных. Правильно? Конечно, им глаза мозолило и то, как относился Ходорковский, и семья Ходорковского, конечно, это интеллигенты сплошь. Ну, я так вижу, что, конечно, разделена интеллигенция на две неравные части. Одна защищает право давить на дорогах других людей, не отвечать за это – вот они за что борются, и воровать открыто. А другая пытается с этим бороться.



Елена Рыковцева: Вот и все. Вот где водораздел и происходит.



Юрий Богомолов: Вот то, о чем говорил наш слушатель... Здесь та же тенденция, между прочим.



Елена Рыковцева: Какая?



Юрий Богомолов: Взять и все слепить, все смешать – Сванидзе, Ходорковского...



Елена Рыковцева: Почему? Нет-нет, он постарался их разделить как раз.



Юрий Богомолов: Ну, хорошо. Я же много слушаю радио, и читая отзывы, я слышу, как многие начинают все в одну кучу валить. И у них создается образ совершенно нерасчлененной реальности, мозги не успевают, так сказать, оценить то, что чувства подсказывают. Чувства подсказывают неудовлетворенность, ужас и так далее, а мозги начинают все это покрывать тонкой пленкой и оборачивать в эту упаковку.



Елена Рыковцева: Ну да, может быть, он много чего лишнего добавил сюда. Но мне показалось, что он-то для себя пытается понять, кто и какой позиции придерживается из вот этих так называемых интеллигентных людей.


Александр Иванов из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Совсем давно уже, в позапрошлом столетии Федор Михайлович Достоевский в своем произведении «Бесы» дал такую характеристику либералу: «Оскорбленной укоризною ты стоял перед Отчизной, либерал-идеалист». Это он говорил о папе Верховенском. Так вот, у папы Верховенского был сыночек. Если вы помните, он был одним из бесов. А если быть точнее, один из самых главных бесов был сыном самого главного либерала книги «Бесы». Так вот, господа, Пушкин, Гоголь и Достоевский – три столпа русской литературы, три русских гения словесности русской, они ваши враги прямые. Потому что любой человек, прочитавший этих трех авторов, и не просто их произведения, а их дневники, переписку их, разговоры с друзьями, он знает, что это патриоты России и глубоко антилиберальные люди. Можно ссылаться на Пушкина, на его беседы с графом Струтынским, можно ссылаться на Гоголя, на его письма, на некоторые места из переписки с друзьями, можно ссылаться на Достоевского. Они глубоко антилиберальные люди.



Елена Рыковцева: Очень хорошо. Александр, мы не будем категорически с этим спорить. У вас такой взгляд, у кого-то другой взгляд. Я вижу сейчас, кстати сказать, что во всех этих разговорах русская традиция, русская история, русская классика играют просто огромную роль. Вы нас очень плавно – спасибо, Александр, - перевели к письму профессора, исполнительного вице-президента Международного комитета интеллектуального сотрудничества из Нью-Йорка Юрия Магаршака, напечатанному во «Времени новостей». Это письмо, между прочим, обращено напрямую к Дмитрию Медведеву. И я сейчас дам вам его послушать, заранее принеся извинения Юрию Магаршаку именно за то, что сократила огромный кусок, касающийся русской классики, русской традиции и цитат из Пушкина, Радищева и так далее.



Диктор: «Уважаемый Дмитрий Анатольевич. В Вашем - да простится мне канцеляризм - лице впервые к власти в России приходит интеллигент в нескольких поколениях. Вы из профессорской семьи и среды. Ваши лекции - я навел справки - студенты юрфака не какого-то там, а Санкт-Петербургского университета (ребята исключительно придирчивые и взыскательные) оценивали высоко, а это не купишь никакими постами. Вы стараетесь говорить ясно и мыслить четко, глядя людям в глаза, что уже само по себе заслуживает уважения. В то же время все, и Вы в первую очередь, понимают, что быть президентом в России - дело нелегкое. И дело не только в том, что взаимоотношения прошлого и будущего президентов нигде не прописаны, а могут и законодательно изменяться. Главная беда не в этом. Главная - и настоящая трагедия России как государства - в том, что в ваши взаимоотношения и в действия каждого из вас, равно как и в Ваши помыслы и свершения, господин избранный президент, вмешивается самым активным образом некто третий. Вмешивается активно, бесцеремонно и нагло. Изо дня в день и из минуты в минуту. Постепенно и незаметно для вас, тихой, как говорят в народе, сапой влияя на ваши решения, образ мыслей и действий. Причем этот третий отнюдь не народ.


Уважаемый Дмитрий Анатольевич. Не знаю как Вам, а мне из далекого далека, лицу абсолютно незаинтересованному, а всего лишь доброжелательному, смотря в телевизор, видно, как бесы и оборотни опутывают Вас, пытаясь повязать по рукам и ногам. И, что еще хуже, изменить Вашу душу и Вашу сущность, завести туда, откуда Вам к себе самому, какой Вы сегодня, назад дорога будет отрезана. Это миллионнозевное чудище - истинный враг России. По сравнению с ним «происки НАТО», которыми Вас стращают, якобы антироссийские настроения в Грузии и на Украине, «оранжевые» и «бархатные» революции не более чем заноза в сравнении с эпидемией бубонной чумы».



Елена Рыковцева: Итак, он говорит «бесы», но никак не персонифицирует. Он говорит: «Вы хотите знать, кто это? Я сейчас вам скажу». Но после этого Магаршак приводит высказывания множества русских классиков, которые тоже предупреждали своих правителей по поводу бесов. Кто эти бесы – нам непонятно. Но нам понятен вывод, который делает автор. Что же он предлагает Дмитрию Анатольевичу Медведеву? «Если окажется, что Ваши практические шаги в течение, скажем, ста дней, будут соответствовать намерениям, о которых Вы говорите, я и мои высокоуважаемые коллеги в Америке и Европе (с которыми мы этот вопрос обсуждали) можем попробовать организовать невиданную со времен Пушкина вещь: поддержку Вашего курса интеллигенцией. Не только в России, а на всех континентах. Не только говорящей по-русски - представителей любых культур. Выдающимися людьми во всех областях созидания, которые, в свою очередь» связаны с деловым и финансовым миром, с правительствами и парламентами всех экономически развитых стран миллионами связей». Вот что предлагает Юрий Магаршак - всемирную, тотальную поддержку интеллигенцией, если его шаги будут соответствовать тем помыслам, которые видит и чувствует в нем Юрий Магаршак.


Кстати, Юрий Александрович, скажите, верно ли, что сейчас проходит водораздел по линии «путинской интеллигенции» и «медведевской интеллигенции»? Может ли такое произойти, что каждый из них просто обзаведется своей интеллигенцией? «Это будет твоя, а это будет моя», - вот так произойдет этот раскол?



Юрий Богомолов: Я, честно говоря, не знаю сейчас особо и «путинской интеллигенции».



Елена Рыковцева: А вот награжденные – я считаю, что это «путинская интеллигенция».



Людмила Телень: Никита Сергеевич Михалков, например.



Юрий Богомолов: Никита Сергеевич сам себя не считает интеллигентом, да и нам не велел считать его интеллигентом. Он считает себя аристократом. Ну, аристократов у нас в стране немного. Это его в данном случае выбор самого себя. Он, в принципе, уже давно себя чувствует Савельичем при президенте.


Опять же вот это общее, огромное понятие «интеллигенция», с которым пытался разобраться журналист Семин... он пытался, вот отрежет хвостик...



Елена Рыковцева: Нет, он не пытался разбираться в том, что такое интеллигенция. Он попытался объяснить, какая она, интеллигенция...



Юрий Богомолов: Ну как же?!..



Людмила Телень: По-моему, наоборот, он пытался заморочить людям голову и не дать им разобраться в том, что такое интеллигенция.



Юрий Богомолов: Так это результат его разборок. Действительно, он, в конце концов, просто заморочил головы. Он слил как бы все в одно, а потом стал оттуда выдергивать по перышку. Вот что очень показательно. Если мы не упомянем вот этот момент в его ролике про Сталина, вот это заявление продюсера, который сказал, что Сталин и Гитлер...



Елена Рыковцева: Который осудил то, что некоторые интеллигенты ставят их на одну доску, да.



Юрий Богомолов: Понимаете, он вот что делает. Почему нельзя поставить на одну доску Сталина и Гитлера? Можно поставить, и по принципу того, что они оба были преступниками против человечности в своих странах. Другое дело, что можно не ставить на одну доску одно государство и другое государство.



Елена Рыковцева: И народы, тем более. А нам-то этот демагог-продюсер тут же говорит: «Раз вы ставите их на одну доску, значит, вы и народ наш к фашистам приписываете».



Юрий Богомолов: Да. А он сцепляет это все и говорит... Дело в том, что, действительно, советский народ заключил контракт с дьяволом под названием «товарищ Сталин». Такие контракты в истории цивилизаций сплошь и рядом случаются. Но сегодня-то мы уже расплатились по счетам этого контракта, сегодня-то мы можем уже спокойно поговорить о том, что это не одно и то же.



Елена Рыковцева: Да. И Ольгу из Подмосковья послушаем. Здравствуйте, Ольга.



Слушатель: Здравствуйте. Я считаю, что настоящая интеллигенция не может быть ни путинской, ни медведевской. А что касается вопроса, то раскола, я считаю, среди интеллигенции нет, на самом деле. Его искусственно создает власть...



Елена Рыковцева: А зачем ей, Ольга?



Слушатель: ...проводя политику: разделяй и властвуй.



Елена Рыковцева: Ага! Просто для этого.



Слушатель: Так же как и проводится политика среди молодежи, создавая молодежное движение «Наши», которое натравливается на неугодные власти молодежные движения. А подачки плодят рабов, которые власть бросает так называемой интеллигенции. Заодно обливается грязью оппозиция.


А вот что касается патриотизма, то я хотела бы сравнить с воспитанием детей. Когда мы воспитываем детей, то мы желаем им всего лучшего и указываем им на недостатки, прежде всего, стараясь их убрать. Поэтому тех, кто критикует недостатки в стране, их я и считаю, на самом деле, патриотами. Они и есть истинные патриоты.



Елена Рыковцева: Хорошо. Людмила Телень, я все-таки хотела бы вас спросить серьезно. Может ли такое случиться, что у Путина и Медведева будет не только свой аппарат на каждого, но и своя интеллигенция? И как вы относитесь, кстати, к обещанию Юрия Магаршака оказать Медведеву помощь и поддержку всей интеллигенцией, если те надежды, которые она на него возлагает, реализуются?



Людмила Телень: Лена, я начну со второй части. У меня почти всегда вызывают сомнения люди, которые берут на себя право выступать от имени всего народа, всей интеллигенции, всех беспартийных, всей молодежи и так далее. Вот этим бы мой комментарий и ограничился.


Что касается путинской или медведевской интеллигенции и возможности раскола, то мне кажется, что это практически исключено. Потому что речь ведь идет... мы сейчас говорим об интеллигенции в широком смысле - люди интеллектуального и творческого труда. Вот в этом смысле та часть так называемой (извините мне этот оборот) интеллигенции, которая всегда поддерживает власть, подписывает письма, обличительные письма, подмазывает и подмахивает властям, она будет подмахивать любой власти. Если был Путин – подмахивали Путину. Теперь будет Медведев – будут подмахивать точно так же Медведеву. И никакого раскола тут не произойдет. Те люди, которые, действительно, представляют собой интеллигенцию, свободно мыслящие, независимо мыслящие, они никогда не участвовали в обслуживании власти... Я не говорю о том, что они не поддерживали власть, а именно в обслуживании они никогда не участвуют просто потому, что они – интеллигенты. Так как они не обслуживали Путина, точно так же они не будут обслуживать и Медведева.



Елена Рыковцева: Нет, вот смотрите, он же не говорит об обслуживании. Во-первых, он не сказал, что «все мы, интеллигенты...



Людмила Телень: Я вообще не поняла, что он говорит.



Елена Рыковцева: А я поняла, что он говорит. Он говорит, что «те люди, с которыми я общался, верят в Медведева». Он говорит: у меня есть широкий круг общения, и все они готовы поддержать его, если он окажется тем, что мы про него думаем». То есть если он окажется либералом в том представлении, видимо, какое в это слово вкладывает Юрий Магаршак. «И тогда мы его поддержим». Вы для себя можете решить, что если он окажется либералом, если он окажется другим, чем был Путин, по отношению к той же прессе, то вы будете его поддерживать? Это реально так сказать про себя?



Людмила Телень: Лена, я вообще не очень понимаю, как пресса может поддерживать власть или не поддерживать.



Елена Рыковцева: Да может...



Людмила Телень: Пресса – это пресса. Когда она занимается обслуживанием власти или...



Елена Рыковцева: Ну, обслуживать и поддерживать – это разные вещи.



Людмила Телень: ...или обслуживанием оппозиции, то это несвободная пресса.


Если говорить о том, что интеллигенция думает о Медведеве и смотрит на то, какой он курс будет проводить, ну, естественно, думает и смотрит. И например, в нашем издании довольно широкая была дискуссия о том, придет ли некая «оттепель» с приходом Медведева. Естественно, интеллигенция об этом размышляет.



Елена Рыковцева: И ждет ее.



Людмила Телень: Ну, наверное... Я бы сказала, что не столько ждет, сколько надеется. И естественно, какие-то шаги, если такие будут со стороны власти, по либерализации того, что происходит в стране, по возврату к каким-то демократическим достижениям, которые были или которые могут быть, естественно, интеллигенция, часть интеллигенции будет это приветствовать. И это нормально. Но это не значит абсолютно, что все эти люди будут мобилизованы и призваны под знамена Медведева и немедленно займут свое место на баррикадах. Мне вообще это «баррикадное» сознание глубоко несимпатично, во-первых. А во-вторых, я не считаю его эффективным. Тем более, учитывая нашу печальную историю, когда мы постоянно находимся на баррикадах.



Елена Рыковцева: Хорошо. Прочитаю пейджерные сообщения.


«Организаторы таких сюжетов на телевидении знают, что их песня спета, поэтому и паникуют», - Владимир Киселев из Междуреченска пишет. Вот я, кстати, не исключаю этого. Я не исключаю того, что быстро-быстро пытаются что-то проговаривать, пока не сменилась власть. Она вроде бы та же самая, вроде бы преемственная, но все равно будет немножко другой.


«Согласны быть убогой и «неправильной интеллигенцией», если рядом – Илларионов, Пионтковский, Злобин, Рыжков, Басилашвили и так далее», - Майоровы наши встают в этот ряд «неправильной интеллигенции».


Александр пишет: «Вообще-то, интеллигенция сейчас в большинстве своем носит деструктивный характер, так как обслуживает интересы правящего класса. Ее интересует собственное благополучие, а не судьба и интересы страны». Это такое широкое обобщение.


«Какой Пушкин?! Кто платит, тот и Бог. Мы шакалим в Кремле, у посольств. Ну а что вы хотели?.. Впереди битва за Кавказ, противостояние с НАТО, возврат земель. А всякая «сволочь» порочит общественный и государственный строй, отвлекает «пушечное мясо» на вредные мысли о росте цен, о доходах президента, о нищих, беспризорных, о демократии и прочей ерунде», - пишет нам Федор.


«Да, я считаю, что правильно Семин назвал этих журналистов предателями», - Галина Ивановна пишет.


«Великая путино-медведевская культурная революция! Ура!», - приветствует ее «радиодиссидент».


«В «совдепии» большинство были правильными, а потом жгли билеты свои перед телекамерами, осознав, какие открываются карьерные и финансовые возможности», - пишет Сергей.


Вячеслав пишет: «В нынешней России нет никакой интеллигенции, а только жуткие циники. Настоящая интеллигенция была только при советской власти».


Сергей из Одинцова, здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Я как раз в Одинцово живу, и могу сказать вашим приглашенным, что «Bentley», «Maserati», «Porsche» - вы их можете видеть кругом, вот «Азбука вкуса»...



Елена Рыковцева: И кто там сидит? Мы поняли, что у вас есть они. И кто там в этих «Bentley»?



Слушатель: Да, есть. Но самое главное...



Елена Рыковцева: «Bentley» есть, но ведь вопрос в том, кто в них ездит.



Людмила Телень: И причем здесь интеллигенция?



Слушатель: Интеллигенция... Нет, вы ссылаетесь на эти «Bentley».



Елена Рыковцева: Ой, Сергей, подождите! Я сейчас объясню. Вот вам показали сюжет по каналу «Россия», где пытаются вас убедить в том, что все эти «Bentley» возле вашей «Азбуки вкуса» принадлежат интеллигенции. Вот и все.



Слушатель: Нет, они не интеллигенции принадлежат.



Елена Рыковцева: Спасибо. Хорошо.



Слушатель: Но я хотел бы об одной детали вам рассказать. Поселок Жуковка, который основал ЮКОС. Они взяли воду у 6 тысяч жителей и повернули себе - для 300 жителей, на поливку газонов и на бассейны. А 6 тысяч человек они лишили водопроводной московской воды. И все время говорят: «Ах, какой ЮКОС замечательный! Сколько он сделал для людей...».



Елена Рыковцева: Сергей, очень давно уже так и не говорят. Он уже давно не замечательный, уже лет пять как не замечательный.


Что же касается того, как повернули воду, то я эту историю не знаю, и мы не будем сейчас это обсуждать. Может быть, ее уже вернули обратно людям. Вера Ивановна из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Вы такую тему подняли про интеллигенцию, и надо, вообще-то, вернуться к истокам, чтобы разобраться в этом вопросе. Вот интеллигенцию одни определяют как одно, другие – как другое. То есть у каждого свое понятие интеллигенции. Вот я бы хотела, например, вам сказать, что такое в моем понимании интеллигенция. Вот Иисус Христос в «От Матфея» говорил: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой, очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их». Дело в том, что, понимаете, если так относиться к интеллигенции, то тогда интеллигенция всегда будет в оппозиции к злу, а не к каким-то режимам. Потому что когда был коммунистический строй, то были одни интеллигенты в оппозиции. А потом пришли другие времена, и одни стали во власти, а другие остались в оппозиции. Придут другие, и опять... И все это будет перемешано на уровне интеллигенции, хотя она не является интеллигенцией.



Елена Рыковцева: Понятно, Вера Ивановна. Хорошо. Юрий Александрович, ваша завершающая реплика.



Юрий Богомолов: Я скажу, что, в принципе, действительно, по откликам слушателей можно понять, что все-таки вот этот сюжет Семина, он адресован конкретно этому массовому сознанию, которое его воспринимает именно так: все обиды на жизнь, они в один комок собираются, и находится одно объяснение…



Людмила Телень: На этот раз – интеллигенция.



Елена Рыковцева: Да, на этот раз интеллигенция. Но я бы не стала все равно так обобщать прозвучавшие мнения.


И на этом мы завершаем программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода.



Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG