Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новая напряженность между Москвой и Тбилиси


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кобаладзе.



Александр Гостев : МИД Грузии утверждает, что российские военные и тяжелая бронетехника пересекли границу на реке Псоу и вошли на территорию Абхазии. Во вторник Министерство обороны России сообщило, что увеличивает миротворческий контингент и выставляет новые 15 постов в зоне грузино-абхазского конфликта. Как заявили в Москве, это связано с возможной военной операцией в Абхазии, которую якобы готовит Тбилиси. МИД Грузии назвал решение российских властей актом военной агрессии и обвинил Москву в дестабилизации обстановки в регионе. Обострение ситуации сегодня обсуждается на заседании совета НАТО - Россия. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Георгий Кобаладзе.



Георгий Кобаладзе : Грузинские власти не скрывают, что в ходе противостояния с Россией надеются в основном на поддержку Запада. Однако министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил в ходе пресс-конференции в Люксембурге после переговоров по проблематике отношений России и ЕС, что Грузии в первую очередь придётся искать общий язык с абхазами и осетинами.



Сергей Лавров : Мы приводим многочисленные факты, которые по нашей оценке, говорят о том, что грузинское руководство может вынашивать планы силового решения проблемы Абхазии и проблемы Южной Осетии. Мы хотим нормальных отношений. Грузинскому руководству нужно научится разговаривать с абхазами и осетинами, с другими национальными меньшинствами на своей территории не великодержавным, а равноправным языком.



Георгий Кобаладзе : Подчеркнул глава российской дипломатии. Президент Саакашвили почти сразу же ответил на это заявление. Выступив по всем каналам грузинского телевидения, он дал понять, что не намерен начинать войну в Абхазии или в Южной Осетии. Более того, предлагает абхазам и осетинам «вместе бороться» против неназванной им страны, которая, по словам Михаила Саакашвили, олицетворяет «злую и разнузданную силу».



Михаил Саакашвили : Мы не хотим войны. Уверен, что войны не хотите и вы. Наш план действий - не война, а создание новых рабочих мест. Наш непоколебимый курс - не разрушение враждой, а строительство с любовью. Сегодня одна большая, злая и разнузданная сила дает себе право принимать решение за вас. Она хочет сделать выбор вместо вас, и постоянно держать нас всех в режиме конфликта.



Георгий Кобаладзе : Президент Грузии вновь повторил своё предложение об определении статуса Абхазии и Южной Осетии в рамках федеративной Грузии, обещав бывшим автономиям посты вице-президентов Грузии с правом вето на любые важные решения.


Михаил Саакашвили ни разу не упомянул о планах вывода российских миротворцев из Абхазии и Южной Осетии. Формально Грузия имеет право требовать вывода российских «голубых касок», согласно ранее подписанным договоренностям. Более того, в грузинском парламенте даже всерьез обсуждается возможность их замены на силы быстрого реагирования Европейского Союза, как заявил недавно влиятельный депутат от правящей партии Шота Малашхия. Однако, по всеобщему мнению наблюдателей, высшее грузинское руководство пока, по всей видимости, осознаёт опасность радикальных шагов.



Александр Гостев : О подоплеке последних заявлений Москвы и Тбилиси, и о возможном развитии ситуации я побеседовал с московским экспертом, заведующим отделом межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергеем Маркедоновым.


В последнее время обмен репликами и жестами между Москвой и Тбилиси достиг нового накала. Как вы оцениваете стилистику и смысл этих заявлений - и слова Лаврова, и обращение Михаила Саакашвили к жителям Абхазии, Южной Осетии и другие речи?



Сергей Маркедонов : Я думаю, что мы с вами должны просто рассматривать эту ситуацию, очередное обострение российско-грузинских отношений, в контексте разморозки конфликта. На мой взгляд, говорить сегодня о замороженных конфликтах невозможно ни по каким соображениям. Под разморозкой я понимаю не только стремление силой изменить сложившийся статус-кво, но и попытки с правовой, с политической точки зрения выйти из некоего замороженного состояния, придать конфликтам и их урегулированию динамику, на мой взгляд, негативную в данной ситуации.


Если говорить о чем-то новом в этом контексте, то, пожалуй, можно отметить российскую позицию. До 2008 года Москва не пыталась выйти из статус-кво. Инициатива по разморозке принадлежала Грузии целиком и полностью. Москва пыталась апеллировать к тем соглашениям, которые были заключены в 90-е годы: Дагомысские по отношению к Южной Осетии, Московские - по отношению к Абхазии. Москва критиковала Грузию за то, что она пытается расшатать вот этот статус-кво. После того, как было признано Косово, сама Москва начала играть в разморозку, имея в виду поручение Путина правительству по Абхазии и Южной Осетии, декларацию Думы от 21 марта, последние заявления об использовании военной силы, заявления Кеняйкина, Миронова, потом Лаврова. Это игра в разморозку. На мой взгляд, эта игра не российская. Потому что здесь Грузии совершенно очевидная. Грузия пыталась очень долго представить два конфликта не как грузино-абхазский, грузино-осетинский, а как грузино-российский конфликт. Теперь задача Грузии позиционировать эти два конфликта, как конфликт Запада и России, в котором Грузия является составной частью западного мира.


Поэтому я бы призвал российских коллег достаточно аккуратными. Потому что втянуться в чужую игру с такими непредсказуемыми результатами - это не самый лучший образ, и не самый лучший выход. Я считаю, что есть определенная основа для прагматичного диалога, даже где-то можно сказать торга с представителями Старой Европы. Далеко не все в восторге от действий Грузии. Тоже НАТО, кстати говоря, показало последнее заседание совета - 26 плюс 1. Еще есть пока сегодня основа для нормального прагматичного разговора в сложившейся ситуации.



Александр Гостев : МИД Грузии сегодня заявил, что российская тяжелая техника уже пересекла абхазский участок российско-грузинской границы на реке Псоу. Какая сторона сделает следующий шаг? Можете ли вы дать прогноз на самые ближайшие дни?



Сергей Маркедонов : Чем опасен механизм разморозки конфликта? Он запускается, и его остановить невозможно. Дальше какое-то сочетание случайностей, каких-то эмоций может привести к самым непредсказуемым последствиям. Поэтому, мне кажется, что, в принципе, в какой-то полномасштабной, военной активности не заинтересованы особо ни Грузия, ни Россия по разным, конечно, основаниям. Потому что Россия в этой ситуации остается не только один на один, допустим, с Западом. Эта акция со стороны России, допустим, не будет поддержана. Но это страны СНГ. Потому что у многих стран СНГ есть свои, что называется скелеты в шкафу. Многие такую грузинскую рубашку примеряют, что называется, на себя. Поэтому даже со стороны Белоруссии и Казахстана, допустим, я не видел бы особой поддержки российских действий и даже, кстати, со стороны Армении, что показали, кстати, более мягкие что ли события 2006 года. Россия может оказаться одна. А это очень неудобно.


Если о Грузии говорить, то такая серьезная война или военные столкновения для нее могут просто катастрофой окончится. Вот это поигрывание мускулами как-то должно в какой-то момент остановиться.



XS
SM
MD
LG