Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какую роль сыграла "Хроника текущих событий" в истории советского правозащитного движения


Программу ведет Андрей Шарый. Прини мают участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов и обозреватель Радио Свобода Владимир Тольц.



Андрей Шарый : Сегодня 40 лет со дня появления первого номера правозащитного бюллетеня "Хроника текущих событий". Он выходил 15 лет. Среди постоянных рубрик издания - аресты, обыски, допросы, вне судебные преследования, в тюрьмах и лагерях, новости самиздата, преследование верующих, преследование крымских татар, репрессии на Украине, события в Литве. Заниматься такими темами при советском режиме было крайне небезопасно. По обвинению в причастности к изготовлению, распространению "Хроники текущих событий" в разные годы были арестованы первый издатель бюллетеня Наталья Горбаневская, позже правозащитник Юрий Шиханович, Сергей Ковалев, Александр Лавут, Татьяна Великанова и другие.


Сегодня на собрании, посвященном 40-летию издания, побывал корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Олег Кусов : Советское правозащитное движение вышло из "Хроники текущих событий", убежден историк и правозащитник Александр Даниэль.



Александр Даниэль : Исторически "Хроника" была тем стержнем, вокруг которого складывалось правозащитное движение в Советском Союзе. Собственно говоря, на базе корреспондентской сети "Хроники" оно и возникло. Во-вторых, для сегодняшнего правозащитного движения, наверное, это такой недосягаемый, идеальный образец правозащитного мониторинга, ответственного и честного.



Олег Кусов : За время своего существования, с 1968 по 1983 год, бюллетень опубликовал десятки тысяч сообщений из самых разных мест Советского Союза. Говорит председатель правления общества "Мемориал" Арсений Рогинский.



Арсений Рогинский : В СССР существовали самые разные движения. Мы была многонациональная стран. Но кроме национальных движений, больших, которые тоже душили со всей возможной жестокостью власти, существовали религиозные движения, которые также душились. Существовали движения за эмиграцию. Существовало множество разных групп, которые отстаивали интересы свои. Объединяющим звеном для всех этих групп стала "Хроника текущих событий". Принципом ее были полнота информации, объективность, достоверность и отсутствие оценочной составляющей. Получилось так - множество движений, а в центре сравнительно небольшое правозащитное движение, которое благодаря информационной точности сумело их всех объединить. И сегодня мы нуждаемся в таком издании.



Олег Кусов : Александр Даниэль сегодня смотрит на "Хроники текущих событий" глазами историка.



Александр Даниэль : Сегодня у нас есть интернет. Для многих функций, которые выполняла "Хроника", сегодняшнего интернета, на мой взгляд, вполне достаточно. Он все еще остается пространством свободы. Может быть, только единственная функция "Хроники" как летописи вакантна, в остальном такой нужды сегодня нет.



Олег Кусов : В советские годы не разглашались имена тех, кто выпускал информационный машинописный бюллетень "Хроники текущих событий". Сегодня глава правозащитного общества "Мемориал" Арсений Рогинский с уважением называет этих людей.



Арсений Рогинский : Нельзя не вспомнить Наталью Евгению Горбанескую, основателя "Хроники". Она сегодня здесь в этом зале. Нельзя не вспомнить покойных Илью Габая, Анатолия Якобсона, Петра Якира, Кронида Любарского, Ирину Якир, Татьяну Михайловну Великанову и целый ряд других. Они уже покойные, но в этом зале сегодня и Сергей Адамович Ковалев, и Юрий Шиханович, которые тянули на себе вот это объединительное бремя, когда эти листочки, часть которых пришла из лагерей, часть которых пришла из регионов, а часть которых устно дошла от человека к человеку, объединяли в единое целое. Этим людям и многим другим мы обязаны тем, что "Хроника была".



Олег Кусов : Всего за 15 лет было подготовлено 65 номеров, многие из которых достигали объема в 200 страниц.



Андрей Шарый : Вспоминает вдова академика Сахарова Елена Боннэр - о своем знакомстве с "Хроникой текущих событий", о значении этого издания для распространения альтернативной мысли в Советском Союзе и о значении Радио Свобода в распространении самой "Хроники текущих событий".



Елена Боннэр : Я ее увидел глубокой осенью 1968 года, когда вернулась из поездки к родным в Париж. Я зачем-то пришла к одной из комментерновских сидевшей немке и увидела эти листочки. Но как-то мне их никто не дал. А спустя какое-то время, в ноябре 1968 года, Володя Тельников принес пачечку "Хроник", но я уже знала, что "Хроники" есть. Откуда не знаю, может быть, из радио. И с этого момента я все время возила по нескольку экземпляров в Ленинград.


Самое главное, что тут большую роль сыграло радио и особенно Радио Свобода. Как я к Свободе отношусь? Иногда хорошо, а иногда плохо. В данном случае, конкретно - хорошо. Потому что чтение по радио "Хроники" затрагивало очень большой слой людей. Я не могу сказать, что "Хрониками" я воспитала, но у меня какие-то другие эмоции были - а, вот это попало, а вот это там есть. Но это, может быть, потому что была некая близость к конкретным событиям. Очень хотелось, чтобы они стали ожившими в такой вот звуковой книге. Для меня имело это большое значение, но для кого-то это имело значение познавательное.


Я думаю, что большое значение имела "Хроника". Более того, я думаю, что "Хроника" была, в общем, главным документом того вида сопротивления.



Андрей Шарый : Мой коллега, обозреватель Радио Свобода, историк Владимир Тольц в советский период был связан с правозащитным движением, а после изучал документы, в том числе в архивах КГБ, связанные с "Хроникой текущих событий". Вот запись нашей беседы.


Какую роль сыграл бюллетень "Хроника текущих событий" в истории советского правозащитного движения?



Владимир Тольц : Главная его роль в том, что он оказался таким собирательным стержнем всего правозащитного движения. Оно было самых разных окрасок. Права нарушались на всей территории громадной одной шестой части суши - русских и нерусских, евреев, желающих выехать, и сосланных, татар, чеченцев и так далее, сторонников самых разных идей, православных и католиков, особенно в Литве, где выходила "Хроника литовской Католической церкви". "Хроника текущих событий" смогла объединить в себе, во-первых, вот эту всю информацию со всех частей страны. Сейчас просчитаны какие-то сотни, действительно, мест, тысячи откуда притекала информация. Впечатляет количество упомянутых людей! Во-вторых, создала определенный круг читателей, для которых она стала необходимой духовной пищей. Они узнавали жизнь своей страны совершенно с другой стороны, в другом свете, то, что от них обычно скрывалось. Эти люди стали думать по-другому. Они, несмотря на разницу всяких мировоззрений, та сплотились вокруг этой "Хроники".



Андрей Шарый : Советские правозащитники были под колпаком у спецслужб. Были, видимо, инфильтрованные агенты в правозащитном движении. Как удалось сохранить, учитывая, что это было машинописное издание, ясно, делали все это по квартирам, как удалось выпускать?



Владимир Тольц : "Хроника" существовала удивительное долгое-долгое время - с 1968 по практически 1983 год. Составители, редакторы менялись неоднократно. Этих людей сажали, с ними расправлялись довольно жестко, некоторые вынуждены были уехать и так далее. Относительно инфильтрации и, вообще, контроля за "Хроникой", тут преувеличивать не стоит. Я занимался этими документами. "Хроника" вышла 30 апреля. Комитет государственной безопасности через свою агентуру получил в июне первый номер, и 11 июня представил в президиум ЦК КПСС. Что делать с ними? В 1968 году в июне основной центр внимания партии, насколько я понимаю, был связан с подготовляющейся инвазией в Чехию. В общем, не до них было.


"Хроникой" всерьез, когда оценили "Хронику", ее оценили не сразу и правозащитники, даже ее составители, и уж тем более кэгэбэшники, ЦК КПСС, ее оценили в 1971 году, когда ясно было и ее воздействие, когда она через радио уже иностранное стала доходить до такого количества потребителей в Советском Союзе, что стала идеологической угрозой. Тогда было заведено большое очень дело номер 24, очень знаменитое. КГБ перешло от попыток увещевания, от точечных ударов по "Хронике" к тактике, в общем, прямого террора. Были арестованы несколько ключевых фигур, как считало КГБ - людей передающих "Хронику", не составляющих ее. Через их родственников было сообщено остальному диссидентскому сообществу, если выйдет еще один номер - будем сажать. Были названы конкретные кандидаты. Это были не обязательно люди, напрямую делающие "Хронику". После этого прервался на некоторый срок выход "Хроники", но, в конце концов, три человека, входившие в инициативную группу по правам человека (Татьяна Михайловна Великанова, покойная, Татьяна Сергеевна Ходорович и Сергей Адамович Ковалев), взяли на себя ответственность за распространение снова "Хроники". Надо сказать, что к тому времени ее составители не спали. Они подготовили три номера, но они их не выпускали никуда.



Андрей Шарый : Каков был тираж примерный?



Владимир Тольц : Мне недавно Павел Литвинов, один из известных правозащитников, с изумлением рассказал - мы успели отпечатать одну закладку (8 страничек максимум) на папиросной бумаге. А через несколько дней слышим, что арестован человек с "Хроникой" на Дальнем Востоке. Как она туда попала, он до сих пор не может понять.



Андрей Шарый : Хотя бы можно определить порядок - это сотни, или тысячи, или десятки тысяч экземпляров?



Владимир Тольц : Мне трудно это сделать. Я не возьмусь. К концу "Хроника" стала жертвой отчасти собственного успеха. Одно дело - прочитать бюллетень на 20-30 страниц и за вечер его на машинке отстучать, скопировать и дальше распространить, другое дело - когда она стала к концу своего 250 страниц. Естественно, сократились тиражи сразу. Но, чтобы сказать это, нужно специальное исследование.



Андрей Шарый : Почему был прекращен выпуск?



Владимир Тольц : Отчасти потому, что в последней команде, выпускающей, осталось два человека. Отчасти потому, что накапливаемую информацию не успевали своевременно передавать. У "Хроники" в первоначальном виде был такой подход - конечно, некоторые запаздывания по отношению к событию было, но два месяца. Через два месяца она выходила. А здесь "Хроника" задерживалась и задерживалась. В это время информация, которая накапливалась для нее, для обработки в ней, уже была даже (я занимался этим, я вам скажу) 10 раз передана на Запад, и уже использована там. Конечно, репрессии, несомненно, были. Люди, желающие это продолжить предприятие... Много уже сидело, много оказались за границей и так далее. Время изменилось еще, надо это тоже понимать.



XS
SM
MD
LG