Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Между Обамой и Клинтон. Трудный выбор Демократической партии США


Ирина Лагунина: Президентская кампания в США приближается к новому промежуточному финишу. Демократическая партия готовится провести первичные выборы в штатах Индиана и Северная Каролина. Партия по-прежнему не знает, кто будет ее кандидатом на всеобщих выборах в ноябре. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Правила первичных выборов у демократов настолько сложны, что даже в крупнейших средствах информации данные о результатах голосования не совпадают. А самое главное: правила эти, как выяснилось, не рассчитаны на соперничество двух кандидатов, силы которых примерно равны. Сейчас уже арифметически ясно: ни Барак Обама, ни Хиллари Клинтон не в состоянии набрать необходимое число делегатов национального съезда, чтобы обеспечить себе победу в борьбе за партийную номинацию. Окончательную точку в этом на редкость упорном споре поставят так называемые суперделегаты съезда – члены Конгресса, губернаторы, партийные функционеры – одним словом, не рядовые члены партии, а начальство, вожди. Они будут принимать решение исходя из многих обстоятельств, но, прежде всего, – из конкурентоспособности кандидата в поединке с главным соперником – кандидатом республиканцев Джоном Маккейном. При оценке шансов большое значение имеет динамика успехов и неудач кандидата. В этом отношении ситуация в последнее время складывается неудачно для Барака Обамы и удачно для Хиллари Клинтон – она одержала победу на трех подряд первичных выборах в трех крупных штатах – Техас, Огайо и Пенсильвания. Удача в Пенсильвании вдохнула новую жизнь в ее кампанию.



Хиллари Клинтон: Знаете, кое-кто списал меня со счетов и сказал, что я должна прекратить борьбу. Но американский народ не сходит с дистанции на полпути, и он заслуживает президента, который тоже не сдается. Сегодня по всей Пенсильвании и по всей Америке учителя проверяют тетради учеников, врачи и медсестры оказывают помощь больным, официантки разливают кофе, полицейские стоят на посту, а малый бизнес трудится что есть сил, чтобы свести концы с концами. И вы заслуживаете, чтобы кто-то отстаивал ваши интересы!



Владимир Абаринов: Тем не менее, Барак Обама остается лидером гонки, хотя разрыв и сократился. Что он думает о возможности поражения? Оказывается, он воспринимает происходящее философски.



- Если, в конце концов, вы получите больше избранных делегатов, но суперделегаты решат, что шансы Хиллари Клинтон против Маккейна выше, чем ваши, или по каким-то другим мотивам решат, что кандидатом партии будет она, вы сможете пережить это?



Барак Обама: Мы всегда знали, что дорога, на которую ступили, невероятна трудна. Люди забыли об этом, потому что наша кампания идет успешно. Люди недооценивают то, чего мы уже достигли, они говорят: «Ага, вы проиграли в двух штатах». Но мы всегда знали, что нам будет трудно. По одной простой причине – потому что мы пытаемся сделать нечто новое.



Владимир Абаринов: Многие авторитетные лидеры Демократической партии полагают, что своим плотным соперничеством Обама и Клинтон ослабляют друг друга, между тем как кандидат республиканцев сенатор Маккейн спокойно дожидается исхода схватки. Вот что думает об этом сам Маккейн.



- Создается впечатление, что в то время, как демократы дерутся друг с другом, вы сидите себе без дела, попиваете ананасовый сок и пишете инаугурационную речь. Меня интересует, что вы думаете об этой ситуации – она помогает вам или закаляет кандидатов демократов? Как вы считаете?



Джон Маккейн: Не знаю. Некоторые хитроумные наблюдатели считают, что помогает, другие – что это соперничество активизирует демократический электорат, а я действительно не могу прийти к тому или иному выводу. Я просто должен продолжать свою кампанию.



Владимир Абаринов: Наблюдая, с каким непримиримым упорством борются кандидаты, журналисты и аналитики заговорили о возможности раскола партии. Но почему бы в таком случае руководству партии не вмешаться? Говард Дин, председатель Национального комитета Демократической партии, участник президентских выборов 2004 года.



Горвард Дин: На самом деле моя роль не так уж велика в смысле сохранения партийного единства. Наиболее важное лицо в этом отношении – тот, кто проиграет борьбу за номинацию. Когда я проиграл Джону Керри, я должен был выйти на публику и призвать своих сторонников поддержать сенатора Керри. Мне понадобилось три месяца, чтобы сделать это. Я поддержал его кандидатуру, я принял участие в его кампании, я ездил по стране и агитировал в его пользу. Именно это должен сделать кандидат, который получит голоса 49 процентов делегатов и проиграет – он должен это сделать ради единства партии.



Владимир Абаринов: Говард Дин убежден, что единство партийных рядов отвечает интересам прежде всего самих кандидатов.



Горвард Дин: У нас есть свод правил. Моя обязанность в данном случае состоит не в том, чтобы принимать сторону того или иного кандидата или рассуждать о делегатах или суперделегатах. Моя обязанность – добиться исполнения правил, которые действовали с самого начала, и сделать это потому, что таковы правила, а не потому, что это пойдет на пользу одному кандидату и во вред другому. Один из них наберет 49 процентов голосов на съезде в Денвере и проиграет, и он должен быть уверен, что игра была честной. В противном случае мы не сможем выиграть выборы. Джон Маккейн – слабый кандидат. Американцам не нравятся его позиция относительно войны в Ираке, его взгляды на экономику, на медицинское страхование. Он отнюдь не сильный кандидат. Единственное, почему мы можем проиграть – это разобщенность. И для того, чтобы сохранить единство, и проигравший, и победивший кандидат должны чувствовать, что система сработала честно.



Владимир Абаринов: Хиллари Клинтон уже не в силах наверстать упущенное и догнать соперника в ходе первичных выборов. Этот изнурительный марафон завершится 3 июня. Барак Обама придет к финишу с лучшими показателями по всем трем категориям – число штатов, в которых он победил, число избранных на кокусах и праймериз делегатов, которые будут голосовать за него на съезде, наконец – количество поданных за него голосов избирателей. Но есть еще суперделегаты съезда, и именно в их руках находится судьба партийной номинации. Сегодня многим в Америке ситуация напоминает так называемую «прокуренную комнату», в которой когда-то за спиной избирателей и рядовых членов партии, назначали кандидата партийные боссы, при этом все они курили сигары. Выражение вошло в америкапнский политический словарь как синоним закулисной сделки. Об этом с Говардом Дином говорит обозреватель телекомпании NBC Тим Рассерт.



Тим Рассерт: Кандидату, набравшему большинство избранных делегатов, не гарантирована номинация?



Горвард Дин: Правила гласят, что номинацию получает кандидат, набравший большинство голосов делегатов, и я поддерживаю эти правила.



Тим Рассерт: Таким образом, суперделегаты способны взять верх над избранными делегатами?



Горвард Дин: Не надо рассуждать об этом в таких выражениях. Так называемые суперделегаты тоже избраны теми же самыми людьми, которые голосовали за делегатов. Это и есть представительная демократия. Вы избираете 80 процентов делегатов, которые должны делать то, чего вы от них ждете. Остальные 20 процентов голосуют по собственному разумению, как они делают это в Палате представителей или Сенате. Иногда вам нравится то, что они делают, иногда нет. Но эти люди избраны, почти все они избраны. Лишь незначительная часть не избрана, а назначена. Но за большинство из них избиратели голосовали точно так же, как за делегатов. Это губернаторы, сенаторы. Среди них есть молодые люди, 50 процентов – женщины и так далее и тому подобное. Они не имеют ничего общего с партийными боссами, которые собираются в задней комнате, дымят сигарами и, хлопая друг друга по спине, решают, кто будет следующим президентом. Так дела теперь не делаются.


РАССЕРТ


Считаете ли вы, что избранные делегаты выражают волю народа?



Горвард Дин: Да.



Тим Рассерт: Значит, если...



Горвард Дин: Но я также считаю, что и так называемые суперделегаты выражают волю народа. Они несут ответственность перед своими избирателями – губернаторы, сенаторы – все они избраны точно так же, теми же самыми людьми, которые голосовали на кокусах и праймериз.



Тим Рассерт: Однако избранные делегаты избраны потому, что они поддерживали определенного кандидата, и кандидат этот получил поддержку большинства избирателей. Какими критериями должен руководствоваться суперделегат, принимая решение, какому кандидату отдать свой голос?



Горвард Дин: Я ничего не буду говорить о критериях, потому что в правилах нет никаких критериев. Предполагается, что они должны голосовать по совести. Мое личное мнение – они должны голосовать за кандидата, который, как они считают, способен выиграть у Маккейна. Думаю, многие из них обратятся к результатам опросов, результатам праймериз в Индиане и Северной Каролине, будут спрашивать себя: «Который из двух, сенатор Обама или сенатор Клинтон, имеет лучшие шансы выиграть у Джона Маккейна?»



Владимир Абаринов: На что, в конечном счете, рассчитывает Хиллари Клинтон? На этот вопрос отвечает ее советник Джефф Гэрин.



Джефф Гэрин: Реальность состоит в том, что ни один из делегатов не соберет достаточного числа делегатов после того, как последние голоса будут подсчитаны 3 июня. Нет никакой необходимости торопиться с принятием решения. Мне в некоторых отношениях эта ситуация напоминает ноябрь 2000 года, когда после упорной борьбы во Флориде многие стали заламывать руки и кричать: «Боже, у нас конституционный кризис! Надо срочно что-то делать!» Но избиратели сказали: «Ничего подобного, сбавьте обороты. Сделаем не быстро, а правильно. Пусть работает процедура». Они проявили тогда здравый смысл. И то же самое избиратели Демократической партии говорят сегодня. «Есть процедура, пускай она работает. Пусть народ скажет свое слово». Посмотрим, как будет обстоять дело 3 июня. Никакой проблемы здесь нет.



Владимир Абаринов: А это – точка зрения советника Барака Обамы Дэвида Аксельрода.



Дэвид Аксельрод: Не думаю, что кто-то должен говорить сегодня сенатору Клинтон, чтобы она сошла с дистанции. Такое решение может принять только она сама, и до тех пор, пока она чувствует, что сохраняет разумные шансы победить, она продолжает борьбу, и я ее понимаю. Ее захватила борьба. Она грозный кандидат и сильная личность. Но когда ее стратегия - это «Мы не можем победить по делегатам, законным способом, поэтому давайте применим грязные трюки против сенатора Обамы, запачкаем его и таким образом получим преимущество» - такая стратегия наносит ущерб партии. Поэтому давайте вести кампанию в позитивном, конструктивном ключе, так, чтобы она отвечала интересам страны и партии, а не интересам Джона Маккейна, который будет продолжением политики Буша.



Владимир Абаринов: По данным последних опросов, избиратели Индианы отдают предпочтение Хиллари Клинтон, Северной Каролины – Бараку Обаме. Значит, ни один из соперников не сойдет с дистанции и после этого раунда.
XS
SM
MD
LG