Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Репрессии против крупных предпринимателей в Белоруссии


Ирина Лагунина: В четверг вечером Государственный департамент США заявил, что выполнит требование белорусского руководства и отзовет из Белоруссии еще 10 дипломатов. Так что в посольстве в Минске останется всего четверо штатных сотрудников. В ответ США могут выслать всех шестерых белорусских дипломатов, которые работают в посольстве в Вашингтоне и в консульстве в Нью-Йорке. Любопытно, что технически при этом дипломатические отношения прерваны не будут. Но дипломатический конфликт с США – это только одна популистская кампания, которая разворачивается сейчас в Белоруссии. Во вторник, выступая с посланием к парламенту и народу, президент Беларуси Александр Лукашенко пообещал в самое ближайшее время публично назвать имена 15-ти высокопоставленных чиновников, замешанных в коррупции. На протяжении многих лет в стране идут аресты руководителей крупных государственных и частных предприятий. О том, что лежит в основе такой политики Лукашенко по отношению к хозяйственникам – мой коллега Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий: Молодой и малоизвестный депутат белорусского парламента Александр Лукашенко стал широко известен и популярен в республике после того, как в далеком 1993 году прочитал свой знаменитый антикоррупционный доклад. Именно тогда Лукашенко приобрел репутацию бескомпромиссного борца с нечистыми на руку чиновниками, и эта репутация в конечном счете привела его в президентское кресло. Все годы, пока он остается у власти, борьба с коррупцией является важнейшим и активно рекламируемым элементом внутренней политики. Сам белорусский президент постоянно с высоких трибун угрожает коррупционерам, обещая пересажать их всех. Действительно, время от времени кто-нибудь из высокопоставленных чиновников или директоров крупных предприятий привлекается к ответственности и даже получает тот или иной тюремный срок. Однако белорусские эксперты утверждают: никакой реальной борьбы с коррупцией власть не ведет, говорит заместитель председателя Объединенной гражданской партии, экономист Ярослав Романчук, необходимые для того, чтобы проводить плановые замены среди тех, кто допущен к большим деньгам.



Ярослав Романчук: Борьба с коррупцией - это один из любимых коньков авторитарных режимов, это постоянное нагнетание страстей и того, что есть враги внутренние и внешние, без этого авторитарная система не держится. И по сути дела, давая возможность работать на рынке, предоставляя такую льготу, наша вертикаль одновременно подчеркивает, что все они временщики, что это честь работать в вертикали, зарабатывать деньги и обязательно нужно делиться. Но одни становятся богаче, другие отрываются от действительности, молодые подпирают. Потому в логике системы необходимо проводить периодически ротации, ротации проводятся почти по принципу русской рулетки. Скажем, из тысячи уголовных дел, которые возбуждаются, до суда и до приговора доходят максимум 5%. И вот эти 5% являются теми стрелочниками, которые платят за работу в данной системе по таким правилам. Коррупция в Белоруссии институциональная, коррупция в Белоруссии является частью системы и если не самой системой. Если распределять через бюджет половину ВВП страны, то безусловно, на руках у чиновников номенклатуры остается достаточно много денег. И по общему мнению западного бизнеса, российского капитала, уровень конкуренции в Белоруссии, степень закрытости принятия решений, невыполнение чиновниками своих обязательств даже за взятки гораздо выше, чем в России или в Украине.



Андрей Бабицкий: Почетный председатель белорусского Союза предпринимателей Александр Потупа считает, что очередные угрозы Лукашенко вывести неких коррупционеров на чистую воду не более, чем сигнал «не зарывайтесь», обращенный к чиновникам.



Александр Потупа: Я не придавал бы этому какое-то особое значение, просто периодически надо грозить пальцем, показывать, что идет суровая работа. Это желание проработать большой круг чиновников высоких, включая желание посадить все правительство. Мы все слышали. На практике дальше грозных заявлений обычно не идет, в сущности это и в России точно так же. По крайней мере, каким-то чиновникам это сигнал вести себя аккуратнее, потому что во всей этой кутерьме самое наглядное, когда эти люди, выражаясь коротко и грубо наглеть, начинают, теряют все барьеры, все какие-то критерии, тогда это нехорошо, их одергивают. На мой взгляд, это прежде всего такого рода общее предупреждение.



Андрей Бабицкий: Борьба кланов, говорит Ярослав Романчук, важная, но не единственная причина антикоррупционных кампаний, они приурочены еще к различным политическим датам.



Ярослав Романчук: Логика системы такова, что с периодичностью в три-четыре года надо обновлять список тех менеджеров, которые как раз управляют потоками, которые ставят подписи под те или иные откатные схемы или схемы канализации бюджетных средств. Сейчас пришла другая пора, сейчас просто немножко в другом контексте, потому что обостряется борьба за право приватизировать, обостряется борьба между МВД и другими силовыми структурами. Перед политическими кампаниями, как то парламентские выборы, президентские выборы следующие, конечно же, борьба с коррупцией усиливается. Отсюда Лукашенко сказал про 15 должностных лиц, которые замешены в коррупцию. Все это как раз очень хорошо вписывается в сценарий парламентской кампании, когда нужно создать большого внешнего врага, в очередной раз эту нишу заняли США со скандалом с посольством и внутренние враги - это чиновники, бюрократы, жадные предприниматели, которые хотят обесчестить синеокую Беларусь, которую Лукашенко образно назвал хрупким сосудом.



Андрей Бабицкий: Александр Потупа полагает, что чиновников никто по-настоящему не преследует, вся антикоррупционная риторика Лукашенко – видимость.



Александр Потупа: Беларусь для многих чиновников высшего ранга закончилась собственно как бы ничем, неким запугиванием и дело было спущено. То есть я выдающихся явлений не наблюдал, был бы рад, если бы кто-то в такие вещи пальчиком ткнул. Не надо забывать, что человек может своему управляющему делами, не шутка, президенту публично сказать, что воровать меньше надо. Тем не менее, человек пусть удаляется с должности, спокойно переезжает в другие места. Конечно, политический пиар, который производят все начальники в той или иной дозе, наши, российские, украинские, какие угодно, у нас поскольку человек котируется как крупнейший борец с коррупцией, то вот на всякий случай он это заявляет. Другое дело, что от этой всей борьбы с коррупцией вышло так, что коррупция стала элементом жизни естественным. То есть вопрос о ее устранении - это как вопрос об ампутации, просто глупо ставить даже, говорить просто не о чем. То есть все обрело противоположный крен. Но есть определенная приближенная группа, очень высокие, которые держат под своими крышами всех, кто мало-мальски шевелится в экономической сфере серьезно. Между ними идут схватки, периодически выхватывают кого-то из одной группы, потом из другой, потом президент делает разборку между ними, призывает к спокойствию, кто-то, конечно, страдает, слетает с должностей, даже иногда садится на небольшой срок. В общем все по-домашнему решается. По крайней мере, если никто из вылетевших не заявляет о переходе в оппозицию, ничего страшного особенно не происходит. Это стандартное многолетнее действо, наблюдаемое с завидной регулярностью.



Андрей Бабицкий: Население с восторгом относится к антикоррупционной активности Лукашенко и это довольно просто объяснить, говорит Ярослав Романчук.



Ярослав Романчук: Население любит жертвы, население не любит богатых. Население в Белоруссии приучено к иждивенчеству. Они привыкли к ситуации, когда за чужой счет можно быть более состоятельным, а контекст бедности в Белоруссии – это контекст сопоставления с Белоруссией образца 95 года, а не даже с Россией сегодняшнего дня, тем более странами Европейского союза. Поэтому зомбирование через ящик, радио и газеты при низком проникновении интернета и отсутствия драйва к свободе, справедливости и делает Беларусь покорной средой для авторитарного режима. Тем более сейчас у нас сезон дач и огородов, в Белоруссии совершено феноменальный результат - 93% домашних хозяйств имеют доход от дач и огородов, который раза в четыре больше всех социальных выплат вместе взятых. Поэтому люди поехали, поработали на даче, включили телевизор и смотрят, наслаждаются мыльной оперой под названием «борьба с коррупцией».



Андрей Бабицкий: Тем не менее, корпус хозяйственных чиновников, по мнению Александра Потупы - это единственная реальная сила в стране, способная противостоять Лукашенко и потому он никогда не пойдет на серьезный конфликт с нею.



Александр Потупа: Безусловно, на стол первым лицам, президента в первую очередь, конечно, идут достаточно серьезные, суровые и правдивые отчеты. То есть он в курсе многих происходящих явлений. Но исходить надо из реальной ситуации, из реальных раскладов. Он мощную кампанию, которая бы настроила против него номенклатуру, он не затевает, на мой взгляд, не собирается в ближайшее время затевать, потому что это был бы удар по системе, который она, возможно, не пережила. Система кланов, дорвавшихся до очень серьезных кормушек здесь - это самая серьезная сила и слишком дергать их за интересы очень опасно. Поэтому, на мой взгляд, все держится в меру. Они делают вид, что одобряют те элементы политики президента, он делает, что честная гвардия высших чиновников трудится на благо страны.



Андрей Бабицкий: После праздников, видимо, все-таки будут названы имена чиновников, которым предстоит пасть очередной ритуальной жертвой самого известного хобби Александра Лукашенко – борьбы с коррупцией.


XS
SM
MD
LG