Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Роль защитников интересов трудящихся в России все чаще берут на себя альтернативные профсоюзы


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Алексей Кузнецов: Сегодня роль защитников интересов трудящихся все чаще берут на себя так называемые "альтернативные профсоюзы". Федерация независимых профсоюзов России, примкнувшая к партии власти, считает новое рабочее движение серьезным конкурентом и пытается его подавить его деятельность. О том, доверяют ли россияне официальным профсоюзам и какие механизмы защиты эта общественная организация сегодня имеет - об этом в интервью руководителя Центра социальной политики Института экономики РАН Евгения Гонтмахера нашему корреспонденту Ольге Вахоничевой.



Ольга Вахоничева: Профсоюзы сегодня - это сила или формально существующая организация?



Евгений Гонтмахер: Ну, если мы возьмем формально самый массовый наш профсоюз - это ФНПР, то есть Федерация независимых профсоюзов России, но это, конечно, никакая не правозащитная организация, и, в общем, это не профсоюз. Это остатки советской профсоюзной системы, которая была, как мы все помним, еще одним приводным ремнем власти, наряду с КПСС. И конечно, никаких правозащитных функций ФНПР не играет. Да, есть новые независимые профсоюзы, реально независимые, свободные профсоюзы, но они очень небольшие. Вот, например, тот же профсоюз локомотивных бригад, который организовал забастовку на прошлой неделе. Так как они не связаны никак с властью, то эти профсоюзы, да, безусловно, выполняют очень важную роль. К сожалению, их очень мало, этих профсоюзов. ФНПР, конечно, рассматривает вот эти маленькие свободные профсоюзы как конкурентов, и, допустим, законодательство, которое у нас принято под давлением ФНПР, о профсоюзах и вообще трудовых отношениях, оно ставит в дискриминационное положение вот эти небольшие профсоюзы. ФНПР выбрала для себя очень давно ориентир - быть рядом с властью, чтобы власть не трогала этот профсоюз и давала ему возможность жить, лежа на боку.



Ольга Вахоничева: Какова же тогда судьба альтернативных профсоюзов, есть ли у них будущее?



Евгений Гонтмахер: Проблема заключается в том, что по мере деиндустриализации страны в хорошем смысле этого слова, когда мы переходим от индустриального массового труда к инновационной экономике, когда преобладают маленькие коллективы, профсоюзы оказываются в том виде, в котором они были, они оказываются не очень нужными. Альтернативные профсоюзы могут сейчас выполнять новую функцию, не повторяя ошибок ФНПР. Они должны фактически стать адвокатами, коллективными помощниками конкретным людям. Тогда у профсоюзов какое-то будущее есть. ФНПР, я думаю, вряд ли сможет перестроиться на вот эти новые рельсы в силу того, что это огромная бюрократическая организация, которая и так живет сама для себя неплохо. Поэтому мне кажется, что через 5, 10, 15 лет роль традиционных профсоюзов должна быть очень небольшой.


XS
SM
MD
LG