Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Скандальный проект немецкого художника Грегора Шнайдера


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Германии Александр Хавронин .



Алексей Кузнецов: Известный немецкий художник-инсталлятор Грегор Шнайдер намерен сделать смертельно больного добровольца частью своей будущей экспозиции. По замыслу Шнайдера, смерть должна наступить прямо во время выставки, в присутствии посетителей, в музее «Хаус Ланге» в городе Крефельд, земля Северный Рейн-Вестфалия. Проект художника вызвал в Германии жаркие общественные дебаты.



Александр Хавронин: За Грегором Шнайдером прочно закрепилась репутация «скандально известного художника». В 2005 году на площади Сан-Марко в Венеции художник попытался выставить гигантских размеров черный куб. Внешне он напоминал Каабу - главную мусульманскую святыню, кубическую постройку, расположенную в Мекке, во внутреннем дворе главного мусульманского храма - мечети Аль-Харам. Тогда власти Венеции побоялись оскорбить чувства верующих, и мусульман, и католиков, и отклонили проект Шнайдера...


И вот новая провокационная инициатива художника. Для своей инсталляции в крефельдском музее «Haus Lange» он ищет смертельно больного человека, который, по замыслу Шнайдера, должен расстаться с жизнью во время экспозиции, на глазах у широкой публики. Как сказал Шнайдер в интервью лондонской газете «Art Newspaper», цель инсталляции - показать красоту человеческой смерти. Представители ведущих политических партий Германии с редким единодушием подвергли художника обструкции. «Зеленые» назвали будущую выставку «зоопарком», Свободные демократы говорят, что нельзя унижать достоинство умирающего. А блок ХДС-ХСС утверждает, что в своих проектах «Шнайдер зашел слишком далеко». Против идеи художника выступают также церковь и Всенемецкое объединение похоронных бюро.


А вот что говорит сам Грегор Шнайдер.



Грегор Шнайдер: Этот проект не достоин такой шумихи в прессе. Я читаю заголовки газет и глазам своим поверить не могу: мое интервью «Art Newspaper» в изложении многих других изданий искажено до неузнаваемости. Одна немецкая газета пишет: «Художник хочет человеческой смерти». Другая: «Шнайдер хочет заставить людей умереть». Или еще один заголовок: «Смерть в музее» - звучит как «Убийство в музее». Читатель действительно может подумать, что убийство человека входит в мои планы.


Я не журналист и не критик. Я не пишу рецензии на свои работы и не намерен их комментировать. Да, я планирую в рамках будущей экспозиции показать умирающего человека. Эту идея пришла мне в голову еще в 1996 году. Но я не хочу ничего делать против этого воли этого человека, а только по согласованию с ним и его ближайшими родственниками. Смерть - это что-то очень интимное. Человек должен иметь право выбора: умереть там, где он считает нужным, и в присутствии тех людей, которых он хочет видеть. И ужасна не идея моей инсталляции, а то, что многие люди в Германии, умирающие в больницах и домах престарелых, лишены вообще какого-либо выбора...


Кто-то говорит, что музей - это не самое лучшее место для прощания с жизнью. На это я хочу ответить так: на свете есть много прекрасных музеев. И крефельдский «Haus Lange» - один из них. Раньше это здание находилось в частной собственности, здесь жили люди. В «Haus Lange» хорошее освещение, помещение хорошо проветривается. Поэтому я думаю, что место для проведения будущей инсталляции выбрано удачно. После моего интервью объявились люди, которые готовы участвовать в инсталляции. Я должен с ними встретиться и обговорить все детали.



Александр Хавронин: Проект Грегора Шнайдера комментирует известный немецкий писатель и журналист Буркхард Мюллер-Улльрих.



Буркхард Мюллер-Улльрих: Известно, что искусство побеждает смерть. Жизнь коротка, а искусство - вечно. Так утверждали еще римляне. И нет ничего странного в том, что художники часто обращаются к теме смерти: от средневековых танцев, от гравюры Альбрехта Дюрера, на которой изображено крыло мертвой сизоворонки, до современной скульптуры Дэмьена Херста «For the Love of God» - черепа, усыпанного бриллиантами. Эта работа, оцененная почти на 100 миллионов долларов, считается самой дорогой в современном искусстве. В отличие от Херста, Шнайдер хочет публично выставить произведение искусства, которое вряд ли будет оценено так дорого, как усыпанный бриллиантами череп, - человека, готового умереть на глазах у публики. Я также не исключаю, что Шнайдер хочет начать сотрудничать со знаменитым доктором Гюнтером фон Хагенсом, консервирующим для своих выставок мертвые тела. Ведь фон Хагенсу постоянно нужны свежие трупы. Оба они - и Шнайдер, и фон Хагенс - оправдывают свою мрачную деятельность соображениями эстетики.


Красота смерти - это неизмеримо деликатная, глубокая философская тема. Не стоит забывать, что и художники эпохи Ренессанса разрушали устоявшиеся традиции и подвергались обструкции со стороны современников. Но огромная разница - в том, что разрушение табу не являлось в эпоху Ренессанса самоцелью. Херст, Шнайдер, фон Хагенс и им подобные хотят привлечь к себе внимание общественности, чтобы добиться коммерческого успеха. Херст, фон Хагенс и Шнайдер культивируют эстетику смерти. Однако сами при этом преследуют одну цель - жить. Причем жить как можно лучше!



Александр Хавронин: На днях Грегор Шнайдер заявил, что сразу после интервью газете «Art Newspaper» его стали запугивать: присылать электронные письма с угрозами физической расправы. Но эти выпады художник всерьез воспринимать не намерен.


XS
SM
MD
LG