Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Последний шанс Хиллари Клинтон. Сочтены ли дни тюрьмы в Гуантанамо


Юрий Жигалкин: Последний шанс Хиллари Клинтон. Сочтены ли дни тюрьмы в Гуантанамо? Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


Во вторник в Индиане и Северной Каролине пройдут одни из последних первичных партийных выборов, на которых демократы должны определить своего кандидата в президенты страны. За четыре с лишним месяца первичных голосований в сорока пяти штатах избиратели так и не смогли определить явного фаворита, хотя вплоть до прошлой недели, так сказать, негласным фаворитом считался сенатор Барак Обама, который минимально опережал Хиллари Клинтон по числу поданных за него голосов, но максимально - согласно общественному мнению. Даже многие из тех, кто голосовал за Клинтон считали, что партийную номинацию в президенты получит Барак Обама. Однако на прошлой неделе сенатор Клинтон получила сенсационный подарок. Бывший духовник Барака Обамы, пастор Джеремия Райт, чьи проповеди с антиамериканскими пассажами уже были объектом внимания политических оппонентов Обамы, решил прямо обратиться и с помоста Национального пресс-клуба к американцам и повторить - пункт за пунктом - для тех, кто не верил своим ушам, тезисы о том, что теракты 11 сентября были наказанием США за их политику, о том, что вирус СПИДа был создан в американских лабораториях и испытан на афроамериканцах. Мало того, преподобный Райт с улыбкой пояснил, что его духовный сын Барак Обама вел себя, как и полагалось политику, когда он заявлял, что он не согласен с мнениями своего пастора. Ошеломленный Обама, еще не так давно объяснявший, что критики вырывают заявления пастора из контекста, что его духовник - настоящий американский патриот, был вынужден публично порвать с пастором Райтом и осудить его заявления. Но сильнейший удар по имиджу Обамы был нанесен. Сразу после публичного выступления пастора число демократов, считавших, что Обама будет кандидатом партии сильно упало. Воодушевленная Хиллари Клинтон провозгласила, что первичные выборы в Индиане и в Северной Каролине во вторник будут переломным событием первичной президентской кампании. Эксперты не готовы пока подписаться под термином «переломное событие», но они согласны с тем, что уверенная победа в Индиане позволит Клинтон сохранить шансы на номинацию, ибо у нее будет возможность еще раз заявить суперделегатам, которые назовут кандидата партии, что именно за нее отдает голоса, так сказать, мэйнстрим электората Демократической партии. Опросы показывают, что она лидирует в Индиане и незначительно отстает в Северной Каролине.


Ян Рунов попросил прокомментировать ситуацию известного американского политолога.



Ян Рунов: Вот как объясняет изменения в расстановке сил среди демократических кандидатов Джон Сэмплз, научный сотрудник вашингтонского Института Катона, директор Центра за ответственное правительство.



Джон Сэмплз: Это, вероятно, имеет отношение к скандальным заявлениям проповелника Райта. Но очевидно и то, что Обама не пользуется поддержкой большинства белых представителей рабочего класса Америки, а это очень важная часть электората Демократической партии. Возможно, проповедник Райт сыграл в этом свою роль.



Ян Рунов: Но в то же время так называемые суперделегаты, то есть лидеры Демократической партии, продолжают переходить из лагеря Хиллари Клинтон в лагерь Обамы...



Джон Сэмплз: Важно то, что позиции Обамы у рядового избирателя становятся тем слабее, чем ближе время выбирать единого кандидата, способного победить соперника-республиканца на всеобщих президентских выборах. В то же время суперделегаты (а это либо партийные функционеры, либо те, кто занимают выборные должности) знают, что, поддерживая Хиллари Клинтон, они потеряют сторонников среди афроамериканских избирателей. Для их собственного будущего безопаснее поддерживать Обаму, хотя в том, что он может победить на всеобщих выборах, есть серьезные сомнения.



Ян Рунов: При каких обстоятельствах демократы все же смогут преодолеть раскол и объединиться вокруг единого кандидата?



Джон Сэмплз: Я не вижу никаких тенденций, указывающих на это. Сейчас нет признаков того, что Хиллари Клинтон откажется от борьбы и призовёт своих сторонников голосовать за Обаму. Она может сделать это только если неожиданно и с большим разрывом проиграет на предстоящих первичных выборах в штатах Индиана и Северная Каролина. Чаще всего кандидаты выходят из борьбы, когда кончаются деньги на избирательную компанию. У Хиллари Клинтон с финансированием все благополучно. Так что не исключено, что фаворит не будет определен вплоть до съезда Демократической партии.



Ян Рунов: Насколько борьба между демократами на пользу единому кандидату от Республиканской партии?



Джон Сэмплз: Да, разумеется, на пользу. Сейчас не ясно, доживет ли скандал с проповедником Райтом до ноябрьских выборов, но для многих американцев, даже далеких от политики, имя Райта, которое не сходит с газетных и телевизионных новостей, известно и связано с именем Барака Обамы. Конечно, сенатор Маккейн поднимет этот вопрос, потому что скандал указывает на умение Обамы судить о людях.



Ян Рунов: Как пишут американские газеты, Бараку Обаме понадобилось много лет, чтобы разобраться в человеке, который женил его и крестил двух его дочерей. В то же время, как заметил Джон Сэмплс из Института Катона, даже в остающиеся до первичных выборов часы может появиться какая-нибудь сенсационная новость, которая заставит избирателей в Индиане и в Северной Каролине поменять свое мнение.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Ян Рунов.


Администрация Буша, судя по всему, готова перевернуть страницу в истории антитеррористической кампании, закрыв к концу президентского года тюрьму на территории военной базы в Гуантанамо. Эта тюрьма, ставшая объектом громкой критики и международных правозащитных организаций, и оппонентов Джорджа Буша в Соединенных Штатах, в течение шести лет служила местом содержания сотен боевиков, захваченных во время операций в разных концах мира. Ее крайне неопределенный юридический статус позволял удерживать там подозреваемых годами без предъявления обвинений до тех пор, пока продолжалось следствие. Но, скорее всего, эта полоса легального безвременья вскоре закончится, и администрация готова к действию в новых обстоятельствах.



Аллан Давыдов: Американское правительство продолжает испытывать международное и внутреннее давление по поводу необходимости закрытия тюрьмы, созданной в 2002 году на военно-морской базе в Гуантанамо. В последние дни высокопоставленные сотрудники Белого дома в частных беседах отмечают, что администрация Джорджа Буша до окончания своего срока, скорее всего, примет решение о ее закрытии.


Ожидается, что Верховный суд США в течение ближайших недель вынесет решение о том, распространяются ли гарантии американской конституции на заключенных тюрьмы в Гуантанамо, которая формально не является территорией США. Правда, некоторые эксперты считают, что ликвидация Верховным судом правовой «черной дыры» в области прав узников Гуантанамо снимает саму необходимость их перемещения на материк.


Большая часть нынешних 280 заключенных Гуантанамо содержатся там по нескольку лет без предъявления обвинений. На сегодняшний день из тюрьмы выпущено полтысячи человек. Примерно четверть оставшихся американское правительство намерено передать в руки трибуналов по военным преступлениям.


Прокомментировать ситуацию я попросил президента Национального института военной юстиции в Вашингтоне Юджина Файделла.



Юджин Файделл: Верховный суд никогда не рассматривал вопрос о закрытии тюрьмы в Гуантанамо. Этот вопрос не ставится и сейчас. Суть дела остается прежней: имеют ли заключенные права, которыми облечены американцы, например, право предстать перед гражданским судом? Пока неясно, какое именно решение примет суд, и что после него предпримет администрация: определит число остающихся под стражей в Гуантанамо, продолжит их там содержать или переведет их еще куда-то. Я сомневаюсь, что решение суда прямо повлияет на правила содержания заключенных, но косвенно оно может помочь администрации выйти из затруднительного положения, дать ей повод обосновать изменение правил обращения с заключенными, заявив, что она это делает по постановлению суда. Но до тех пор, пока Верховный суд не примет какое-либо решение по Гуантанамо, ни администрация, никто другой не в состоянии оценить его последствия.



Аллан Давыдов: Военный юрист Юджин Файделл говорит, что точку в судьбе лагеря в Гуантанамо, скорее всего, поставит новая администрация Соединенных Штатов, которая придет в Белый дом в январе. Он не исключает, что она может начать пересмотр политики США по отношению к Кубе, новое руководство которой во главе с Раулем Кастро, судя по всему, готово к либерализации жизни в стране. В обмен на такую либерализацию, по мнению эксперта, США могут вернуть Кубе принадлежащую ей территорию в районе Гуантанамо.


Между тем, в Министерстве юстиции Соединенных Штатов считают, что если содержащиеся в тюрьме в Гуантанамо подозреваемые в принадлежности к вражеским боевикам будут переведены в тюрьмы на территории США, то их адвокаты завалят американские суды исками с требованиями об их освобождении. В числе самых вероятных мест, которые будут приспособлены для принятия переселенцев из тюрьмы Гуантанамо, рассматриваются дисциплинарный батальон в штате Канзас и военно-морские казармы в Южной Каролине.



Юрий Жигалкин: Попытка организовать систему суда над людьми, захваченными в особых обстоятельствах, доказать вину которых в рамках требований обычного гражданского суда было бы невероятно трудно, вызвала массу эмоций, в том числе и среди тех, кто имел отношение к организации трибуналов.


Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов: Борцы за права человека обвиняют Белый дом в том, что большинству из 280 заключенных в военной тюрьме и подозреваемых в терроризме до сих пор не предъявлены обвинения, и добиваются того, чтобы их дела рассматривали в гражданских судах, а не в военных трибуналах. Подобное мнение иногда высказывают и военные юристы. Один из них - полковник Морис Дэвис, бывший главный прокурор в процессе против Салима Ахмеда Хамдана, который содержится в военной тюрьме Гуантанамо. Хамдан обвиняется в преступном сговоре с членами террористической организации "Аль-Каида". Недавно полковник Дэвис сложил с себя роль прокурора и выступил на закрытых слушаниях в военном суде в качестве свидетеля. Почему он это сделал? Он считает, что обвиняемый невиновен?



Морис Дэвис: Я поддерживаю обвинения, выдвинутые против Салима Хамдана. Я почти не сомневаюсь, что он виновен. Но он должен иметь право на открытый суд.



Владимир Морозов: Другой военный юрист - Мэтью Диас - передал группе по защите прав человека секретный список заключенных Гуантанамо, чем нарушил воинскую дисциплину. Диаса судили и дали полгода тюрьмы. Отсидев свое, он переехал в штат Флорида, где работает в школе подменным учителем.



Мэтью Диас: Мне было очень трудно принять решение рассекретить список заключенных. Тюрьма Гуантанамо изолирована от мира. На территории США я мог бы попросить совета у адвокатов. Пришлось решать самому: или ничего не делать и потом мучиться совестью, или действовать и потом отвечать за свой поступок.



Владимир Морозов: В ближайшие недели Верховный суд должен принять решение о том, имеют ли заключенные Гуантанамо право предстать перед гражданским судом.


XS
SM
MD
LG