Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый конфликт в Москве между милиционерами и неформальной молодежью


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Кирилл Кобрин: Новый конфликт в Москве между милиционерами и неформальной молодежью. В воскресенье в клубе на Ленинском проспекте сотрудники УБОП и ФСБ задержали 25 человек, которые смотрели американский художественный фильм на политическую тему. Милиционеры обвиняли неформалов в просмотре запрещенной ленты и организации беспорядков. Но на этот раз обошлось без насилия. У задержанных в отделении милиции "Гагаринское" взяли объяснения, отпечатки пальцев, некоторых сфотографировали. Участники просмотра фильма связывают последние действия милиции в отношении неформалов с недавно начавшейся операцией под названием "Неформал". Правозащитник Лев Пономарев предполагает, что приказ задерживать анархистов, панков и антифашистов милиции дали в ФСБ.



Максим Ярошевский: Разрешенный для просмотра в России художественный фильм про чернокожих американских националистов "Пантера" стал поводом для визита в воскресенье в антифашистский клуб на Ленинский проспект нарядов милиции. Милиционеры сразу объяснили причину своего приезда: поступила информация о том, что в клубе смотрят запрещенный фильм и параллельно там же готовят массовые беспорядки.


Неформал Даша оказалась в компании 25 задержанных зрителей.



Даша: Факт в том, что мы просто смотрели кино, нас просто сняли с сеанса. Сначала никто не мог назвать причину, в чем вообще, собственно, суть обвинения. То есть ни обвинения никакого не предъявили, ничего, просто сказали, что поступил какой-то звонок, и что они хотят проверить сначала документы и вообще понять, кто находится в подвале (клуб находится в подвале). Они начали потом спрашивать, почему именно этот фильм, что мы собираемся делать после фильма, какие у нас вообще намерения, именно с этим фильмом связанные. Все им правду и сказали, что вообще-то просто пришли посмотреть кино, что в этом такого.



Максим Ярошевский: Какие-то обвинения, допустим, в экстремизме или в чем-то еще были высказаны милиционерами?



Даша: Нет, обвинений как таковых не последовало. Просто я так понимаю, они хотели выяснить наши личности. Может быть, они думали, что мы причастны к каким-то, как они выразились, неформальным группировкам. Они пытались установить наши личности, привели, заставили нас писать объяснительные записки, с какой целью мы смотрели фильм, что достаточно было обескураживающе. Достаточно глупый вопрос, с какой целью ты смотрел фильм, потому что... С какой целью люди ходят в кино? Просто посмотреть кино.


Достаточно сначала себя хамовато вели. Во-первых, они не могли ничего объяснить. Во-вторых, когда мы попытались показать, что мы знаем свои права, что мы не будем просто так показывать им свои документы, потому что у них нет на это оснований, они начали хамить, к внешнему виду придираться, кто-то сказал, что мы похожи на бомжей, кто-то начал придираться к каким-то еще чисто внешним вещам, у кого-то штанина была рваная, что-то такое. Они пытались выяснить, панки мы, скины мы. Они сами, по-моему, путаются как бы в этой новой для них, насколько я понимаю, терминологии.



Максим Ярошевский: За последний месяц противостояние между милицией и неформалами в Москве резко обострилось. Началось все с задержания семи подростков у станции метро "Сокольники" 4 апреля. Их обвинили в драке, отвели в отделение милиции, где, по словам задержанных, жестоко избили. Свои многочисленные синяки, шишки и ссадины молодые люди сфотографировали, после чего обратились за помощью к правозащитнику, лидеру Движения за права человеку Льву Пономареву. Он помнит события месячной давности очень подробно.



Лев Пономарев: Фактически, что делает милиция? Если человек одет не так, он считает, что он имеет возможность его забрать. Когда мы в этом разбирались, то здесь такое ощущение, что была дана команда заниматься неформальной молодежью в Москве, забирать их при любом случае, откатывать им пальцы, фотографировать их и брать их на карандаш, как говорится. Каждое это действие нарушает права этих молодых людей. А то, что произошло четвертого, это чудовищное событие, когда были задержаны семь человека, три человека были несовершеннолетние, пять человек были избиты, причем били их довольно жестоко. Когда мы провели общественные слушания, когда мы обратились в прокуратуру, мы выяснили, что, во-первых, милиция отрицает все эти избиения, во-вторых, прокуратура отказывается это все проверять, в-третьих, продолжаются эти задержания.



Максим Ярошевский: Спустя неделю после событий в Сокольниках антифашисты вместе с панками и другими сторонниками неформалов, объединившись, пытались провести санкционированный митинг на Славянской площади. Не прошло и нескольких минут, как баннер с надписью "Нет ментовскому беспределу!" у участников акции начали вырывать бойцы ОМОНа. Несколько десятков человек после этого попали в отделение милиции, неформалов обвинили в сопротивлении действиям милиции.


Анархисты не успокоились и, опять же, через неделю. 18 апреля провели неразрешенную акцию. Шествие около 200 человек прошло по Тверской улице, перегородив движение и скандируя "Нет ментовскому беспределу!". Задержанных после марша не было, милиция не успела приехать на Тверскую. Неформалы без каких-либо проблемы скрылись в метро на станции "Белорусская".


1 мая группа анархистов вместе с панками устроила дискотеку недалеко от Кремля, когда их начали отсекать от основной колонны манифестантов, в которой двигались запрещенные национал-большевики.


Задержанная на просмотре фильма "Пантера" Даша свою фамилию на всякий случай скрывает. Она уверена, что последний конфликт между милицией и неформалами возник из-за спецоперации, которую начали правоохранительные органы.



Даша: Мы так поняли, что это операция "Неформалы в действии". Просто сейчас проходит такая операция "Неформал", когда отлавливают всяких подозрительных людей, пытаются их личность установить. Они пытались установить наши личности. Во-первых, началась операция. Во-вторых, я думаю, что это еще связано с тем, что просто сейчас такая обстановка у нас, связано с событиями последних митингов, в частности тема с милицейским произволом, которая тоже муссировалась в прессе. Я думаю, что в связи с этим они встрепенулись. Там приехал УБОП на самом деле. Там были люди как бы свыше, которые, как они заявляли, приехали по звонку. Они сказали: "Мы просто так не приезжаем. Просто так мы бы не приехали". Видимо, был какой-то звонок.



Максим Ярошевский: Лев Пономарев, помогая молодым неформалам, говорит, что у этих людей уже есть свои политические взгляды. Негативная реакция на их внешность и убеждения со стороны правоохранительных органов ни к чему хорошему не приведет.



Лев Пономарев: Команды даны сверху. Причем команды даны не публичные, устные команды. То есть милиция здесь является исполнителем. Скорее всего, я могу предположить, что все это идет со стороны ФСБ и политического руководства. Ощущение у меня такое, что возникает конфликт между силовыми структурами и молодежью, которая выросла в свободное время. Они не занимались политикой, но при этом они чувствовали себя свободными и продолжают чувствовать свободными в выборе одежды, в выборе своих музыкальных вкусов, причесок и так далее, и тому подобное. И они действительно свободны. И они эту свободу, я думаю, будут отстаивать. Моя задача в работе с ними, чтобы это все носило не экстремистский характер в том смысле, чтобы не было насилия. Но до сих пор еще никто из молодежи никаких силовых акций и насилия не применял.



Максим Ярошевский: Как себя будут вести неформалы после столь неожиданного визита в клуб милиции, не известно. Нет данных и о том, сколько будет продолжаться операция "Неформал" и как на постоянные задержания будут впредь реагировать анархисты, панки и антифашисты.


XS
SM
MD
LG