Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2008: Демократическая партия США перед угрозой раскола.




Александр Генис: « Май должен стать последним месяцем в драматическом противоборстве Хиллари и Обамы. В день окончания сезона «праймериз» – 3 июня - один из кандидатов, кто бы им ни был, должен выйти из гонки». Это категорическое заявление председателя партии Говарда Дина, которое он сделал накануне первичных выборов в Индиане и Северной Каролине, должно положить конец войне двух равноценных претендентов, дав партии залечить раны, чтобы ринуться в атаку на своих настоящих соперников -республиканцев.


Для многих сторонников Демократической партии такой выход из положения кажется единственно разумным. Ведь эти выборы предвещали легкую победу демократам. Четыре пятых американцев, раздраженные экономическими трудностями и затяжной войной в Ираке, считают, что страна идет по неверному пути. Согласно опросу Гэллопа, 69 % опрошенных недовольны нынешним президентом – самый высокий показатель за всю 70-летнюю историю Института Гэллопа. Более того, как пишет обозреватель «Нью-Йорк Таймс» Фрэнк Рич, основываясь на результатах «праймериз» в Пенсильвании, 27 процентов республиканцев готовы этой осенью покинуть стан своего кандидата Мак-Кейна и отдать голоса кандидату от Демократической партии. В такой ситуации, казалось бы, победа демократов, обещающих исправить ошибки республиканской администрации, должна сама свалиться им в руки. На самом деле всё сложнее, ибо непримиримая схватка Барака Обамы и Хилари Клинтон угрожает свести на нет все преимущества партии. Четверть избирателей-демократов сказали, что не будут голосовать за того кандидата, за которого они не голосовали на первичных выборах.


Такая ситуация представляет серьезное испытание для всей системы традиционной американской демократии: что важнее - кандидат или партийная платформа? Только ответив на этот вопрос, Демократическая партия сумеет избежать раскола.


Об этом – очередной эпизод предвыборного сериала нашего вашингтонского корреспондента Владимира Абаринова.




Владимир Абаринов: По прошествии двух с лишним веков нам начинает казаться, что отцы-основатели США были одной дружной семьей единомышленников, лишенной внутренних противоречий. На самом деле они были живыми, страстными людьми, каждый со своими представлениями о том, каким путем должна идти страна, а самое главное – со своими личными политическими амбициями. В 1796 году Томас Джефферсон проиграл президентские выборы Джону Адамсу. Борьба была настолько ожесточенной, что Адамс и Джефферсон стали заклятыми врагами. Согласно Конституции, кандидат, пришедший к финишу вторым, получал пост вице-президента. Джефферсон ни одного дня не сотрудничал с Адамсом. Поскольку вице-президент по должности является главой Сената, Джефферсон превратил верхнюю палату Конгресса в штаб оппозиции и начал создавать свою партию – так называемых «Джефферсоновых республиканцев». Выражаясь современным языком, он в полной мере использовал предоставленный ему административный ресурс. В качестве лидера этой оппозиции он и пришел к власти на следующих выборах. Адамс и Джефферсон стали заклятыми врагами и не примирились до самой смерти, которая пришла к ним в один и тот же день.

В наше время кандидаты от одной партии, как правило, не ведут борьбу «до последнего патрона» - отставшие уступают дорогу лидеру, чтобы тот сохранил силы на финальный поединок с соперником от другой партии. Но из правила бывают исключения. В 1980 году президент Джимми Картер и сенатор Эдвард Кеннеди отчаянно боролись за номинацию от Демократической партии вплоть до национального съезда. Съезд утвердил кандидатуру Картера, но всеобщие выборы выиграл кандидат республиканцев Рональд Рейган. Картер по сей день считает, что в его поражении виноват Кеннеди. Об этом он недавно говорил в интервью телекомпании « ABC ».


Джимми Картер: Я не получил поддержки сенатора Кеннеди даже после съезда. К сожалению, в Демократической партии произошел раскол. Возможно, в этом есть и моя вина – я не сумел сплотить партию за годы своего президентства. Многие помнят, как на съезде, уже после того как я получил вдвое больше голосов, чем сенатор Кеннеди, он демонстративно отказался пожать мне руку и тем самым ясно дал понять своим сторонникам, что не поддерживает меня.


Владимир Абаринов: Джимми Картер предался воспоминаниям неспроста. Многим события почти 30-летней давности напоминают нынешнюю ситуацию. Кандидаты демократов Барак Обама и Хиллари Клинтон ведут борьбу уже больше года, и конца поединку пока не видно. Пожалуй, характер этого соперничества наиболее ярко проявляется в видеороликах, которые на правах рекламы демонстрируются по телевидению. Вот, к примеру, один из роликов Хиллари Клинтон.


Диктор: Это самая трудная работа на свете. Ты должен быть готов к чему угодно. Особенно сегодня, когда страна ведет две войны, цены на нефть взбесились, и надвигается экономический кризис. Гарри Труман сказал об этом лучше всех: «Если ты не выносишь жара, держись подальше от кухни». Кто, по-вашему, не боится жара?


Хиллари Клинтон: Я - Хиллари Клинтон, и я одобряю это обращение.


Владимир Абаринов: Казалось бы, никакой персональной атаки на соперника здесь нет. Но дело в том, что ролик появился после того, как Барак Обама имел неосторожность пожаловаться, что на последних дебатах ему задавали слишком жесткие вопросы. Публика намек прекрасно поняла.


Владимир Абаринов: А это – ролик Барака Обамы.


Хиллари Клинтон: Я знаю, многие разочарованы его недавними высказываниями...


Диктор: Вот почему народ отвергает нападки Хиллари Клинтон. Потому что это все то же старое вашингтонское политиканство, не помогающее ни снизить цены на бензин, ни укрепить нашу экономику. Барак Обама будет представлять интересы всех американцев. Он предлагает новый подход.


Барак Обама: Когда мы положим конец политике раскола и уничтожения оппонента и сконцентрируемся на том, что нас объединяет, окажется, что нет такой проблемы, с которой мы не могли бы справиться.


Я - Барак Обама, и я одобряю это обращение.


Владимир Абаринов: Как мы слышали, никакой содержательной цитаты из Хиллари Клинтон в клипе нет, однако тень брошена, создано впечатление, что ее словам доверять не стоит.


Эта обоюдная агрессия уже давно беспокоит избирателей. Многие видные деятели Демократической партии считают, что такое жесткое единоборство не просто ослабляет обоих кандидатов, но и чревато расколом партии. Хиллари Клинтон много раз призывали сойти с дистанции, но она отвечала отказом, ссылаясь на мнение электората. Действительно, более 60 процентов избирателей-демократов хотят продолжения поединка. Но есть и другие данные опросов. 28 процентов сторонников Клинтон говорят, что если кандидатом партии станет Обама, они будут голосовать за кандидата республиканцев Джона Маккейна. Среди сторонников Обамы таким образом намерены поступить 19 процентов, если номинацию получит Хиллари. И тот, и другой сценарий означает практически неминуемое поражение кандидата демократов. У руководства партии просто нет другого выхода, кроме как попытаться найти какой-то консенсус. Бывший губернатор штата Нью-Йорк Марио Куомо предложил кандидатам торжественно пообещать, что тот, кто получит номинацию, предложит проигравшему избираться в паре с ним в вице-президенты. Вот, что ответил на эту идею Барак Обама.


Барак Обама: Я придерживаюсь самого высокого мнения о заслугах сенатора Клинтон. Но, как я уже говорил, в данный момент я считаю преждевременными разговоры о кандидате в вице-президенты, потому что мы все еще пытаемся определить, кто будет кандидатом в президенты. Но в одном я абсолютно уверен – в том, что в августе в Денвере Демократическая партия придет к единству. У нас просто нет другого выхода, если мы хотим исполнить обещания не только свои, но и те, что были даны отцами-основателями. Поэтому я уверен, что и сторонники сенатора Клинтон, и сторонники сенатора Обамы поддержат единого кандидата Демократической партии, когда дело дойдет до всеобщих выборов.


Владимир Абаринов: А это – ответ Хиллари Клинтон.


Хиллари Клинтон: Я сделаю все, что в моих силах для того, чтобы один из нас принес присягу в январе будущего года. Я считаю, это главная цель, чего бы нам это ни стоило. Разумеется, мы все еще ведем борьбу за номинацию. Но как только этот вопрос будет решен, нам совершенно необходимо сплотиться воедино. Я сделаю все возможное, чтобы убедить своих сторонников поддержать единого кандидата. Я отправлюсь в любую точку страны и буду агитировать за это. И я знаю, что Барак настроен точно так же. Разногласия между нами, а между нами есть разногласия – это лишь бледная тень противоречий между нами и сенатором Маккейном. Так что мы, несомненно, сделаем все необходимое ради того, чтобы в Белом Доме в январе будущего года оказался демократ.


Владимир Абаринов: Как мы слышали, оба кандидата отклонили предложение до поры до времени. Но, в то же время, оба взяли на себя важное обязательство – в интересах партийного единства призвать своих сторонников голосовать за победителя. Далее последовал еще один шаг навстречу друг другу.



Вопрос: C енатор Клинтон, считаете ли вы, что сенатор Обама способен выиграть у Джона Маккенйа или нет?




Хиллари Клинтон: Да. Да. Да. Но я считаю, что способна лучше исполнять обязанности президента. Нет, в самом деле, потому я и нахожусь здесь. Разумеется, я уверена в том, что я буду лучшим президентом, иначе я не стояла бы сейчас здесь, и я уверена, что я составлю более сильную конкуренцию сенатору Маккейну.




Вопрос: Сенатор Обама, вы считаете, сенатор Клинтон способна победить?




Барак Обама: Несомненно, и я уже говорил это. Но я также считаю, что я – лучший кандидат. Не думаю, что это кого-нибудь удивляет.



Владимир Абаринов: Таким образом, оба взаимно признали друг друга достойными и сильными кандидатами. Это уже немало. Убедительной победой на первичных выборах в Пенсильвании Хиллари Клинтон укрепила свои позиции. Сегодня уже никто не говорит, что ей следует снять свою кандидатуру как заведомо проигрышную. Велика вероятность, что вопрос о том, кто будет кандидатом партии на всеобщих выборах, будет решаться непосредственно на съезде, который обычно лишь утверждает результаты первичных выборов. В этом случае судьбу номинации будут решать суперделегаты съезда – члены Конгресса, губернаторы, мэры крупных городов, партийные функционеры и бывшие президенты. Один из суперделегатов – Джимми Картер.



Джимми Картер: Город и графство, в которых я живу, подавляющим большинством проголосовали за Обаму. Но если в дальнейшем я решу поддержать госпожу Клинтон, я буду считать себя вправе сделать это. Однако, на мой взгляд, для Демократической партии было бы серьезнейшей ошибкой, если бы суперделегаты проголосовали против кандидата, набравшего наибольшее число голосов избирателей, большинство голосов делегатов и выигравшего первичные выборы в большинстве штатов. Если это произойдет, это будет очень трудно объяснить избирателям.


XS
SM
MD
LG