Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Денис Белунов: "Практика «Марша несогласных» должна претерпеть существенные изменения"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие один из лидеров «Объединенного гражданского фронта» Денис Белунов.



Андрей Шарый : На линии прямой связи у нас в прямом эфире один из лидеров «Объединенного гражданского фронта» Денис Белунов.


Денис, добрый вечер! Состоялся «Марш несогласных» или нет?



Денис Белунов : Вы знаете, я считаю, что практика «Марша несогласных» сейчас должна претерпеть существенные изменения. На мой взгляд, нет никакого смысла в том, чтобы собирать большое количество людей в милицейский кордон, который запирает их в коробочки, и потом большинство людей оказываются либо задержанными, либо даже избитыми. Достаточно очевидно, что повторения событий 3 марта, когда они развивались по тому сценарию, который я сейчас описал, привело бы к большому разочарованию всех участников, тем более, у публики.


Мы до самого последнего момента вели переговоры с московской мэрией о том, чтобы все-таки провести согласованный митинг около памятника Грибоедову. Мне трудно сказать, было ли это сознательным обманом с самого начала то, что нам как бы заявили, что компромисс возможен, либо сверху на федеральном уровне, из Кремля, так скажем, московскому правительству указали, что никаких компромиссов быть не должно. Так или иначе, еще вчера вечером в столичном ГУВД о компромиссе говорили, как о чем-то вполне вероятном, а сегодня, начиная с полудня, я каждые 20-30 минут связывался с представителями правительства Москвы, мне говорили, что идет заседание правительства, оно решает этот вопрос. Но чуть позже (через пару часов) выступил в эфире «Эхо Москвы» руководитель столичной милиции Пронин и заявил, что на Чистых прудах планируется провокация, что граждане Москвы не должны туда приходить. Стало совершенно очевидно, что планируется очередной разгон с применением насилия.


В этих условиях нами было принято решение, что не имеет смысла подвергать опасности здоровье людей, рисковать нашими сторонниками. Мы решили отказаться от проведения митинга непосредственно в заявленном месте.



Андрей Шарый : Скажите, пожалуйста, Денис, а как с вами общаются представители власти и милиция – как с врагами или все-таки как с такими лояльными закону гражданами?



Денис Белунов : Тут есть разные подходы. Это вопрос достаточно индивидуальный. Мне приходилось сталкиваться с милиционерами, которые даже искренне наливались от злости глаза. Они с нами общались как с людьми, которых бы хорошо стереть в порошок, но приказ заставляет их всего-навсего ткнуть пару раз под ребра и отвести в отделение. Но были и совершенно нормальные люди, которые даже отчасти сочувствуют нашим идеям и нашим целям. Так что, это все очень индивидуально.



Андрей Шарый : По вашим данным, сколько активистов оппозиции задержано сегодня на улицах? Там есть отдельная история с теми, кто сидел в квартире, но это отдельный разговор.



Денис Белунов : Если говорить о задержанных, начиная примерно с 17:30, то есть первые группы людей были задержаны на подходе к Чистым прудам, но затем уже после 18 часов. У нас ведется учет на «горячей линии». Сейчас, по нашим данным, задержано 69 человек. В подавляющем большинстве случаев это так называемые превентивные задержания, когда по указке, как правило, сотрудников УБОП (Управление по борьбе с организованной преступностью), которые в лицо узнают наиболее деятельных активистов, сотрудники милиции задерживают людей практически без каких бы то ни было на то оснований.



Андрей Шарый : Вы упомянули о том, что нужны какие-то другие формы борьбы. И «Марш несогласных» в той форме, в которой вы когда-то начинали это движение в 2005 году, в конце он себя исчерпал и нужны какие-то другие формы. Вы лично, что думаете? Какие формы – партизанская война или что?



Денис Белунов : Дело в том, что «марши» имеют смысл и производят мобилизующее влияние на общество только тогда, когда количество их участников постоянно увеличивается, когда есть позитивная динамика. Если мы будем из раза в раз организовывать акции, на которые приходит даже пускай 2-3 тысячи человек, что для Москвы и Петербурга является не очень значительным числом участников, будет проходить некая стагнация, тем более, когда приходит менее тысячи человек, как это было, допустим, 3 марта в Москве, то в общественном сознании это становится таким достаточно периферийным событием. Ну, есть такие люди, радикально настроенные, которым можно посочувствовать, которые время от времени выкрикивают какие-то лозунги, их бьет милиция и так далее. Это становится некоей обыденностью. Ситуация в стране таким образом не поменяется совершенно точно.


Поэтому как бы была логика сначала такая, что пример наиболее активных оппозиционеров радикальных действий вдохновит и мобилизует тысячи других граждан. Этого пока, к сожалению, не произошло. Отчасти это не произошло, потому что власти избрали тактику такого террора. Они сознательно нагнетают вокруг «Марша несогласных» такую ситуацию, чтобы сдерживать 1-1,5 тысячи граждан, совершенно мирных граждан – студентов, пожилых людей, свозится совершенно огромное количество милиции. Ощущение такое, что происходит полицейская операция.



Андрей Шарый : Денис, мне понятны причины, по которым вы считаете, что время «маршей» уже проходит. Они сыграли какую-то свою роль. Но что вместо них будет?



Денис Белунов : Я не исключаю того, что у нам все-таки удастся добиться того, что на «марши» будет выходить больше людей. Это не означает отказ от «маршей» вообще, от уличных протестов. Потому что, на самом-то деле, не так много возможностей. Но необходимо искать новые пути агитации, как привлечь людей на «марши». Это задача непростая, которую в двух предложениях мы не сможем полностью обсудить.



Андрей Шарый : Спасибо большое, Денис!



XS
SM
MD
LG