Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. В Северной Каролине и Индиане прошли важные первичные президентские выборы. Инаугурация российского президента в американском контексте. Российский торговец оружием обвиняется в заговоре против американцев


Юрий Жигалкин: В Северной Каролине и Индиане прошли важные первичные президентские выборы. Инаугурация российского президента в американском контексте. Российский торговец оружием обвиняется в заговоре против американцев. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


По предварительным данным во вторник вечером, Хиллари Клинтон проиграла выборы в Северной Каролине и незначительно лидировала в Индиане. Но уже было ясно, что первичные выборы в Индиане и Северной Каролине не стали переломным событием, о котором так много говорила и на которое так надеялась Хиллари Клинтон. Для того чтобы укрепить, скорее, даже сохранить свои шансы на выдвижение в президенты от Демократической партии, ей нужна была безоговорочная победа в обоих штатах. Получила она, по-видимому, ничью, которая по большому предвыборному счету в пользу Барака Обамы, поскольку он сохранил незначительное лидерство по отданным за него голосам во время первичных голосований.


Говорит Карл Роув, бывший ближайший советник президента Буша.



Карл Роув: Клинтон упустила последнюю возможность подорвать шансы Обамы на номинацию от Демократической партии. Если бы она разбила его в обоих штатах, она вселила бы в суперделегатов, которые решат исход голосования, глубочайшие сомнения по поводу жизнеспособности кандидатуры Обамы на всеобщих выборах. Победой в Северной Каролине он нейтрализовал еще один аргумент Клинтон, которая утверждала, что Обама не способен взять верх в крупнейших штатах. Северная Каролина в первой десятке самых населенных штатов. С другой стороны, тридцать пять процентов электората в штате составляют афроамериканцы, которые приняли рекордно активное участие в выборах и почти поголовно отдали голоса Обаме.



Юрий Жигалкин: Сокрушительное поражение Хиллари Клинтон в Северной Каролине, кажется, не оставило повода даже для зыбких надежд ее самым стойким сторонникам. Бывший советник Билла Клинтона, известный политический оперативник Демократической партии Пол Бегала заговорил о том, что партии пора сплотить ряды за плечами единого кандидата. Но парадокс в том, что победа в Северной Каролине, возможно, решающая в его борьбе за партийную номинацию выставила на всеобщее обозрение все более очевидную слабость кандидатуры Барака Обамы. Вот что говорит известный политолог Хуан Уильямс.



Хуан Уильямс: Эти выборы показывают, что почти все категории избирателей, за исключением афроамериканцев, наиболее образованной прослойки и части населения мегаполисов, все больше поддерживают Хиллари Клинтон. Ее поддержка среди белых избирателей, составляющих большинство на всеобщих выборах, растет, в то время как Обама берет верх в партийных голосованиях благодаря поддержке этих маргинальных групп. Вопрос: хватит ли этого, чтобы победить на всеобщих выборах? Особенно учитывая то, что тридцать процентов сторонников Клинтон говорят, что они не проголосуют за Обаму на президентских выборах, и то же самое о Клинтон говорит двадцать процентов сторонников Обамы.



Юрий Жигалкин: Вопросами о том, сможет ли Демократическая партия быстро залечить раны, нанесенные чувствам сторонников обоих кандидатов во время долгой кампании, задались после Северной Каролины многие комментаторы. У кандидата расколотой Демократической партии, соглашаются они, вряд ли останутся шансы на победу на президентских выборах. Особняком стоят сомнения и по поводу того, способен ли будет Барак Обама привлечь на свою сторону среднестатистического белого избирателя, ушедшего в лагерь Хиллари Клинтон. Впрочем, глава предвыборной кампании Обамы в своих первых комментариях призвал журналистов не нагнетать эмоций вокруг искусственной, по его словам, проблемы.


С какими эмоциями будут наблюдать в США за процедурой инаугурации нового президента России. Ян Рунов побеседовал об этом с известными американскими специалистами.



Ян Рунов: Вот что думает президент вашингтонского Совета по американской внешней политике Герман Пирчнер.



Герман Пирчнер: Прежде всего Путин очень искусный политик, и очень узкий круг доверенных людей знает о его истинных планах, о том, как он будет делить власть с Медведевым, как будут распределены обязанности. Мы этого пока не знаем, это во-первых. А во-вторых, когда в стране происходит кардинальная перетряска занимавших ответственные посты, трудно предсказать, что будет. Нам лучше подождать с выводами. Многое может проясниться уже в ближайшие недели.



Ян Рунов: А вот что говорит президент исследовательской организации "Джеймс Стаун Фаундейшн" Глен Ховард.



Глен Ховард: Хороший полицейский и плохой полицейский - таково, на первый взгляд, распределение ролей в кремлевской верхушке. На самом деле, не совсем еще ясно, какую роль будет играть Медведев. Думаю, он, по замыслу Путина, будет представлять перед Западом либеральное лицо России, а Путин будет выполнять тяжелую работу внутри страны, будет работать с силовиками, регулировать переходный период и так далее. До сих пор неясно, кто войдет в команду Медведева. Думается, многие, кто работал с Путиным, останутся в верхних эшелонах власти. Например, Зубков, наверное, возглавит "Газпром", путинцы будут контролировать ключевые министерства. Судя по всему, Путин оставит за собой и контроль за внешней политикой, но делать это будет из-за кулис.



Ян Рунов: Тем не менее, с Медведевым связаны надежды на смягчение методов правления. Обоснованы ли такие надежды?



Глен Ховард: Я думаю, внутри России многие с оптимизмом смотрят на Медведева в качестве президента. Путин мог выбрать более консервативного человека, такого как Иванов, например, но он предпочел Медведева. Однако последние события показывают, что Россия далека от либерализации. Ограничения свободы в интернете, курс на отторжение Абхазии - это показывает, что прежний путинский курс будет превалировать. Ясно и то, что Путин будет играть главную роль во внешней политике. Недавно, когда Путин встречался с Берлускони, глава палестинской администрации Аббас прибыл в Москву и должен был целый день ждать Путина, пока тот не вернулся из Италии. Аббас ждал Путина, а с Медведевым так и не встретился. Это явный знак того, что Путин остается главным игроком на российском политическом поле. Возможно, Медведеву уготована чисто церемониальная роль. Для надежд на то, что с Медведевым придет в Россию либерализация, нет конкретных оснований.



Ян Рунов: Таково мнение американских политологов о роли Медведева в качестве президента России.



Юрий Жигалкин: Во вторник Федеральная прокуратура в Нью-Йорке обнародовала список обвинений Виктору Буту, на основании которых она намерена добиться его экстрадиции из Таиланда в Соединенные Штаты. Обвинений сравнительно немного - лишь четыре пункта, но судя по этому документу, американские спецслужбы хорошо осведомлены о некоторых сторонах деятельности гражданина России, называемого ими одним из крупнейших мировых торговцев оружием. Бут был арестован в Таиланде 9 апреля на основании предварительного ордера, выданного Нью-йоркским федеральным судом. Нынешние обвинения составят основу судебного процесса, если он будет выдан Соединенным Штатам. Впервые Бут перешел дорогу американским властям в 2004 году в результате его активной деятельности в качестве поставщика вооружений различным группировкам в Либерии, уже тогда на его активы в США был наложен арест, и американским фирмам и гражданам было запрещено иметь с ним дело. Но самые серьезные обвинения, нависшие над Бутом, касаются его готовности организовать многомиллионные поставки вооружений и военного оборудования так называемым революционным вооруженным силам Колумбии - марксисткой повстанческой группировке, квалифицируемой Соединенными Штатами и другими западными странами как террористическая организация. Во время пятимесячных контактов с двумя агентами американской антинаркотической службы, выдававших себя за представителей ФАРК, начавшихся прошлой осенью, Бут предложил к продаже разнообразный набор товаров - от портативных противовоздушных ракетных комплексов, пусковых установок бронебойных ракет, автоматов Калашникова, взрывчатки до сверхлегких самолетов, оснащенных ракетами, и беспилотных самолетов-разведчиков. В обширный комплекс услуг Бута входила также доставка заказанного, он даже предложил ФАРКу приобрести у него два транспортных самолета. Согласно обвинению, Бут знал, что вооружение будет использоваться также против американцев, для уничтожения американских вертолетов. В результате два самых серьезных пункта обвинения, чреватые пожизненным тюремным заключением, касаются заговора с целью убийства американцев. Бут также обвиняется в продаже портативных противовоздушных ракет и в поддержке террористической организации.


Насколько вероятна экстрадиция Бута в Соединенные Штаты? Я задал этот вопрос Майклу Раду, главе центра по изучению терроризма Филадельфийского института внешнеполитических исследований.



Майкл Раду: Вероятность очень высокая. По многим причинам. Во-первых, тесные связи между Таиландом и США. Во-вторых, таиландцы вряд ли испытывают добрые чувства к человеку, снабжавшему оружием "Талибан", в то время, как у них на юге сильны исламские сепаратистские группы. В третьих, это укрепит имидж Таиланда в глазах правозащитных групп, обвинявших Бута в разжигании конфликтов в Африке, и в глазах других стран , имеющих массу претензий к Буту. Он сделал большую ошибку, появившись в Таиланде, и ему придется за нее расплачиваться.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, есть ли в России люди, страшащиеся выдачи Бута США?



Майкл Раду: Без сомнения, особенно в военных структурах. Они наверняка помогали ему достать оружие, которое он продавал. При этом трудно представить, что кто-то в руководстве страны имел с ним дело: политический риск был бы слишком велик, он одиозная фигура, разыскиваемая несколькими странами. Так что я не думаю, что Буту стоит рассчитывать на защиту со стороны Москвы.



Юрий Жигалкин: Это был американский политолог Майкл Раду. Представители Федеральной прокуратуры в Нью-Йорке пока не говорят, на сколько может затянуться процедура экстрадиции Бута в США.


США и Россия подписали во вторник соглашение о сотрудничестве в области ядерной энергии. Договор, приветствуемый обеими столицами, встречен скепсисом некоторыми американскими специалистами и не только ими.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Подписанное во вторник в Москве соглашение о сотрудничестве в области мирного атома официальный Вашингтон рассматривает как итог плодотворного взаимодействия лидеров двух крупнейших ядерных держав перед уходом Владимира Путина с поста президента Российской Федерации. Представитель Белого дома Дана Перино заявила, что соглашение вступит в силу через 90 дней, если не последует возражений или поправок со стороны Конгресса.


Прокомментировать подписание этого документа я попросил исполнительного директора Вашингтонского неправительственного образовательного центра по проблемам нераспространения оружия массового уничтожения Генри Сокольски.



Генри Сокольски: Для меня это почти загадка. Россия и так продает Соединенным Штатам огромное количество урана. США совсем недавно сняли антидемпинговые ограничения на российскую урановую продукцию. И нам для увеличения поставок не обязательно заключать это соглашение. Перспективу же продажи России чего-то в рамках этого документа я считаю маловероятной. Продавать России американское топливо для реакторов для переработки все равно что продавать нефть Саудовской Аравии. Что касается оборудования, здесь существует проблема, которую соглашение не способно решить, - это отсутствие в России режима страхования ответственности, означающего принятие взаимных обязательств по возмещению возможного ущерба. Таким образом, для американских компаний продолжает сохраняться риск продажи чего-либо России.



Аллан Давыдов: Как вы оцениваете утверждение о том, что соглашение между США и Россией будет способствовать снижению угрозы распространения ядерного оружия в мире?



Генри Сокольски: Пока не представляю, как это будет выглядеть. Соглашение, образно говоря, не изменит законов физики. Ядерные реакторы - это всегда проблема. С их помощью производят материалы для ядерных вооружений. В данном случае речь идет об обмене передовыми технологиями, фактически связанными с вооружениями. Что за спешка? Ведь еще совсем недавно никому не давала покоя мысль о ядерном сотрудничестве России с Ираном. Возможно, Буш и Путин хотят доказать, что здесь что-то изменилось. Но в какой степени и насколько эти изменения необратимы - вот в чем вопрос. Я подозреваю, что еще не вступившее в силу соглашение 123 вызовет большие споры среди американских законодателей.



Аллан Давыдов: Генри Сокольски отмечает, что соглашение базируется не на рыночных принципах, а на политическом желании Белого дома укрепить сотрудничество с Россией в важной сфере. И это может быть шаткая основа для сотрудничества. Некоторые американские законодатели пытаются предотвратить ратификацию соглашения, оговорив его вступление в силу замораживанием российско-иранского ядерного сотрудничества.


XS
SM
MD
LG