Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инаугурация Дмитрия Медведева - пятая в новейшей российской истории


Программа ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Михаил Саленков: Инаугурация Дмитрия Медведева - это пятая инаугурация в новейшей российской истории.



Данила Гальперович: Вступление в должность первого президента России в 1991 году было почти импровизированным: отдельной церемонии не было, Борис Ельцин давал присягу в рамках заседания Съезда народных депутатов России, которому ради этого союзное руководство предоставило Кремлевский дворец съездов. Никакой специальной церемонии прохода избранного президента через ряды восторженной публики при Борисе Ельцине не организовывалось, и на сцену для прочтения своей президентской клятвы он вышел, просто встав с одного из мест в зале. Первая присяга главы российского государства звучала так.



Борис Ельцин: Граждане Российской Федерации! Клянусь при осуществлении полномочий президента Российской Советской Федеративной Социалистической Республики соблюдать Конституцию и законы РСФСР, защищать ее суверенитет, защищать свободы и права человека и гражданина, права народов РСФСР и добросовестно исполнять возложенные на меня народом обязанности.



Данила Гальперович: После произнесения присяги Борис Ельцин сошел с трибуны и сел за стол на сцене, а к микрофону подошел патриарх всея Руси Алексий Второй, который сразу предупредил, что начнет не с поздравлений, а с рассуждений о России.



Алексий Второй: Сегодня нет смысла искать неких воплощенных носителей зла в нашей стране, полагая, что с их устранением с политической арены все наладится само собой.



Данила Гальперович: Многие тогда сочли первоиерарха Русской православной церкви парламентером от союзного руководства. Впрочем, само союзное руководство в лице президента СССР Михаила Горбачева сразу вслед за патриархом поздравило Бориса Ельцина.


Через пять лет, в 1996 году, президента СССР на инаугурации Бориса Ельцина не было по причине отсутствия такой страны, а сама инаугурация была самой короткой из мероприятий такого рода. Текст присяги по сравнению с 1991 годом изменился, и Борис Ельцин изменился тоже: к микрофону все в том же Кремлевском дворце съездов, переименованном в Государственный кремлевский дворец, пошатываясь, вышел человек, явно плохо себя чувствовавший.



Борис Ельцин: Клянусь при осуществлении полномочий президента Российской Федерации уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации, защищать суверенитет и независимость, безопасность и целостность государства, верно служить народу.



Данила Гальперович: В 2000 году церемония, напротив была помпезной и продолжительной. Избранный главой государства Владимир Путин по красной ковровой дорожке прошел через реставрированные залы Кремля почти военным шагом на небольшой подиум, а ушедший в отставку Борис Ельцин выступил с напутственным словом.



Борис Ельцин: Нам есть чем гордиться. Россия изменилась. Изменилась потому, что мы берегли ее, как зеницу ока, и твердо защищали главное наше завоевание - свободу.



Данила Гальперович: Тогда же была произнесена первая инаугурационная речь, автором этого жанра в России можно назвать именно Владимира Путина, так как его предшественник на своих двух церемониях кроме присяги не произносил ничего. В речи новоизбранного главы государства термин «демократия» был на одном из видных мест.



Владимир Путин: Путь к свободному обществу не был простым и легким. В нашей истории были и трагические, и светлые страницы. Построение демократического государства еще далеко не завершено, но многое уже сделано. Мы обязаны беречь достигнутое, хранить и развивать демократию, сделать так, чтобы избранная народом власть работала в его интересах.



Данила Гальперович: Любопытно, что если, вступая в должность первый раз, в 2000 году, Владимир Путин еще упоминал о трагических страницах российской истории, то в 2004-м, после своего повторного избрания, страницы этой истории, упомянутой во второй инаугурационной речи Путина, были только великими.



Владимир Путин: Мы с вами наследники тысячелетней России, родины выдающихся сынов и дочерей, тружеников, воинов, творцов. Они оставили нам с вами в наследство огромную, великую державу. Наше прошлое, безусловно, придает нам силы.



Данила Гальперович: В определении главной цели своего второго срока, которое тогда дал Владимир Путин, не были уже упомянуты ни свобода, ни демократия.



Владимир Путин: Главная цель ближайшего четырехлетия - превратить уже накопленный нами потенциал в новую энергию развития, достичь за счет этого принципиально лучшего качества жизни наших людей, добиться реального, ощутимого роста их благосостояния.



Данила Гальперович: Впрочем, дальше российский президент о свободе все же упомянул - и в весьма любопытном контексте.



Владимир Путин: Глубоко понимая меру собственной, личной ответственности, хочу подчеркнуть: успех и процветание России не могут и не должны зависеть от одного человека или от одной политической партии, одной политической силы. Мы должны иметь широкую базу поддержки для того, чтобы продолжать преобразования в стране. Убежден, лучшей гарантией такой преемственности является зрелое гражданское общество. Только свободные люди в свободной стране могут быть успешными.



Данила Гальперович: Через четыре года президент России, видимо, пересмотрел свой тезис о роли отдельной партии в истории России. За три недели до инаугурации своего преемника Дмитрия Медведева Путин возглавил «Единую Россию», называющую себя «партией власти».


XS
SM
MD
LG