Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Телевизионная картинка инаугурации Дмитрия Медведева и президентского прощания Владимира Путина


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский : А сейчас о телевизионной картинке сегодняшней инаугурации Дмитрия Медведева и президентского прощания Владимира Путина. Эту тему обсуждают мои коллеги Андрей Шарый и телекритик Радио Свобода Анна Качкаева.



Андрей Шарый: Все как-то было очень нарядно, довольно быстро, динамично, прорежиссировано, довольно много эклектики исторической.



Анна Качкаева: Вы абсолютно правы. Ровно эти же чувства и меня обуревали, хотя, конечно, зрелище не просто нарядное, а я бы сказала даже великолепное. Потому что таких проездов, съемок с вертолета, с колокольни, коридоров залов, я уж не говорю о проходе по красной дорожке и изумительного такого в своем эстетстве кадра, когда Владимир Путин на фоне белых стен Грановитой палаты поднимался так одиноко в черном - это все такие кадры, которые остаются и для истории, и для документалистов, и подчеркивают, конечно, безусловную такую историчность зрелища и уже завершенности, если угодно, телевизионного ритуального канона. Потому что выработана формула того, как это будет происходить, если ничего не произойдет исторически, следующие 4, 8, 12 и еще какое-то время лет. Одна деталь, которая может измениться, - это сход с красного крыльца, прием парада Кремлевского полка. Вот останутся ли и в следующих церемониях два президента? Это вопрос. Потому что, конечно, с красного крыльца по всякой логике должен спускаться человек, который только что присягнул народу и стране.



Андрей Шарый: Там был один кадр такой, если уж мы заговорили об эстетике зрелища, когда эти конные гвардейцы в костюмах от Юдашкина катились по Ивановской. Казалось, что это прямо кадр из фильма Никиты Михалкова, который, кстати, по каналу "Вести" сразу после окончания церемонии с той же площади дал интервью.



Анна Качкаева: Если продолжать идею исторической эклектики, здесь ее было очень в большом количестве представлено, потому что мы еще не увидели молебен. Традиция имперскости, российскости, величания, коронации, стрелков и прочих всяких традиций из прошлого России уже точно соблюмировались и воплотились. Канал "Вести-24" сразу после инаугурации показывает, чтобы уже закрепить такие вот важные символы в сознании, как выглядит Кремлевский дворец, библиотека президентская, что такое штандарт его, из какой кожи марала сделан тот самый экземпляр Конституции, на котором президенты клянутся - это все легитимизирует, символизирует, приносит некую завершенность государственному ритуалу, каковой теперь, безусловно, уже окончательно стала инаугурация.


В российской традиции это, конечно, выглядит, в общем, драматургически очень нарядно, но вроде как ушел и не ушел. Попрощался, сказал "спасибо" и все-таки остался. Потому что сегодня зрелище, безусловно, делилось на два таких эмоциональных куска. В параллельном монтаже нам показывали, как Владимир Путин уезжает из президентского корпуса и входит в залы Кремлевского дворца, а Дмитрий Медведев подъезжает через набережную и Спасские ворота. И вот голос Сергея Брилева, очеловечивавший эту торжественность церемонии, говорил о том, что, конечно, мы не знаем о том, что же сейчас думает Владимир Путин в эти минуты. И слова были сказаны вполне проникновенно и трогательно.



Андрей Шарый: Путин говорил, в основном, о государственном единстве, о величии России. Медведев сосредоточил свое выступление на гражданских свободах, верховенстве права. Это намеренное распределение ролей?



Анна Качкаева: Думаю, что абсолютно намеренное, потому что, в общем, новым лицом, новым языком человек должен обозначиться и на таком знаковом событии. Я думаю, что, конечно, об этом думали - о том, как и что скажет каждый из президентов. Владимир Путин успел отдать дань и Борису Ельцину, не называя его, но, тем не менее, вспомнив фразу "берегите Россию".



Андрей Шарый: Если я выскажу предположение о том, что Дмитрий Медведев выглядит пока менее значительным мужчиной на телеэкране, чем Владимир Путин, вы со мной согласитесь?



Анна Качкаева: В общем, соглашусь. Ему пока еще не хватает вот этого, как сказать, того, что актеры или опытные телевизионщики называют органичным существованием в телепространстве. Конечно, ему было очень непросто идти по этой красной дорожке. Он старался. И это старание было видно. Его речь была по времени чуть-чуть, может быть, длиннее, чем речь Владимира Путина, но она слушалась длиннее, потому что в ней не было страсти, которая была в исполнении Владимира Путина. Но и потом, когда они уже стояли на красном крыльце, было заметно, как Владимир Путин ему иногда что-то коротко говорил, просил двигаться с ним вместе, отойти или, может быть, уже сходить в конце церемониала со ступенек. Он все время чуть-чуть дирижировал, хотя не настойчиво, конечно, видимо, своим сменщиком.



XS
SM
MD
LG