Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политика государства в области земельных отношений


Виктор Резунков: Сегодня у нас в студии Радио Свобода в гостях первый заместитель председателя Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы из фракции «Единая Россия», председатель Союза садоводов России Василий Захарьящев.


Впереди у россиян начало дачного сезона и летних отпусков. О проблемах и жизни российских садоводов мы сегодня и поговорим, но, разумеется, не только об этом. Мы поговорим также и о земельной реформе, об объединении Санкт-Петербурга и Ленинградской области, о будущем общественных объединений и религиозных организаций России, а также о многом-многом другом.


Василий Иванович, в начале давайте поговорим о проблемах миллионов россиян, которые являются садоводами. Кстати, сколько их примерно в России насчитывается?



Василий Захарьящев: Ну, последняя перепись сельскохозяйственная проведена в 2006 году, и вы знаете, ее материалы до сих пор еще не опубликованы, они ошарашивающие, как говорится, эти данные. 40 миллионов семей… насчитывается вообще индивидуальных владельцев земельных участков 40 миллионов человек. Но если говорить о садоводствах конкретно, то 21 миллион семей владеют садовыми, дачными, огородными участками – вот такое количество. Ну, умножить на коэффициент семьи – это где-то порядка 60 миллионов. И вот в последние дни, Виктор, вы, наверное, убедились, на первомайские праздники пресса почему-то дружно кинулась, и средства массовой информации подчеркивают эту интересную идею, что больше половины россиян отправились на майские дни на свои участки и стали сожалеть, что зимние каникулы слишком длинные, а вот жалко, что в майские не поработать. То есть наконец-то все увидели, что мы сделали ошибку, когда объявили вот такие длинные зимние каникулы. Мы мучаемся, вся страна мучается, вы видели.


Хотя, допустим, Андрей Исаев, мой коллега, председатель думского Комитета по социальной политике, я ему задавал этот вопрос, и он говорит: «Василий Иванович, ты знаешь, сколько мы жизней детей спасли?» Я говорю: «Каким образом?» - «Вот они на зимние каникулы были расхристаны, как говорится, родители уходили на работу, а они были сами себе представлены». Ну, такой довод аргумент, я считаю, не совсем все-таки правильный, я с ним не согласен, с этим аргументом. У нас как-то по-другому немножко обстоят дела с детьми, как он говорит. Думаю, что это подлежит обсуждению – по поводу переноса праздником на майские дни.


Мы с вами в Петербурге убедились, в Москве – не проехать, ни выехать из города. Это говорит о массовости этого движения, о том, что это великое социальное завоевание, и это феномен нашей России. Потому что мы видели – недавно двух швейцарок показывали по первой программе телевидения, которые купили садоводство в Ленинградской области. У нас в прошлом году японцы отдыхали, и они были очарованы нашими садоводствами, - конечно, по их территориям маленьким они были удивлены и поражены. Поэтому я считаю, что массовость этого движения говорит сама за себя, что этой массой надо заниматься, и очень серьезно, потому что это есть великая социальная политика, которую мы сейчас ощутили в полной мере наконец-то.



Виктор Резунков: Может быть, какой-нибудь национальный проект вообще сделать?



Василий Захарьящев: Вы знаете, мне понравилось, что вот губернатор нашего города Валентина Ивановна Матвиенко (я это говорю не всуе, чтобы приклеить ее имя), когда здесь шли выборы, она от имени горожан обратилась к Борису Вячеславовичу Грызлову с этим предложением, что вы озвучили: «Борис Вячеславович, давайте разработаем государственную программу». Она не стала называть ее национальным проектом, но государственная программа «Садовод России», с тем чтобы предусмотреть преобразование садовых поселений в нормальные населенные пункты, чтобы наши пенсионеры не мучались на своих садовых участках. И, наконец, самое главное, чтобы власть прекратила мытарить людей. Понимаете, тяжело страну сдвинуть с колеса, вот с этой мертвой точки, чтобы понять, что человек один раз живет на земле и занимается великим богоугодным делом. Согласитесь, ни один компьютер ничего не заменит в нашем воспитании, детей особенно. А ветераны? Виктор, согласитесь, если в выходной день мы сидим в Ленинграде или мы поехали с вами на дачу – не надо описывать, что человек испытывает, какое вдохновение. Вчера показали, как Штирлиц выезжал с немкой одной, и каждую весну он смотрит, как летят журавли – это поразительно остро-пронзительно, вот это понимание жизни, понимание сладости жизни в ее общении с природой. Поэтому я считаю, что, наверное, мы будем делать все, и я как депутат, чтобы это стало национальной программой действительно.



Виктор Резунков: Ну, вы уже давно выступаете за придание садоводствам статуса населенных пунктов. А вы не боитесь, что тогда возникнет необходимость проведения некой административной реформы, и количество населенных пунктов станет огромное, и следовательно, увеличится и аппарат чиновников тоже в разы, местных. Как с этим обстоит дело?



Василий Захарьящев: Вы знаете, давайте посмотрим реальности в глаза. Нас сейчас слушает, наверное, много радиослушателей, время такое, час-пик, как говорится, кто-то за рулем машины едет, кто-то дома. Мы же все время говорим, что страна уменьшается, в день чуть ли не несколько деревень исчезает с лица земли. Мы урбанизируемся, понимаете, мы все переезжаем в благоустроенные квартиры. Вы посмотрите, что творится с бумом строительным сегодня, он действительно есть. Если у нас в Петербурге сейчас свободного жилья 3 миллиона построено, на реализацию, примерно такая же квартира в Москве, в других субъектах Федерации. Я вот был недавно в Казани, и пол-Казани отстроено, Шаймиев там снес трущобы, и я просто преклоняюсь перед этим руководителем с его заботой о людях. Поэтому мы должны понимать, что вот это не грозит в административном плане. Просто нам нужно сегодня, еще раз говорю, повернуться лицом к чиновникам у власти, исполнительной власти, к этому, будем говорить прямо, острейшему вопросу. И я думаю, что мы здесь будем иметь феноменальные, как говорится, данные по новому социальному статусу этих населенных пунктов и статусу жизни наших граждан.



Виктор Резунков: Ну, все равно надо будет как-то менять закон об основных принципах местного самоуправления, вносить поправки. Он недавно был принят, и в каком количестве регионов он сейчас действует?



Василий Захарьящев: Закон действует в 40 субъектах Федерации, так было предусмотрено заранее. И вот мы недавно проводили депутатские слушания, буквально неделю назад, в Ленинградской области, где присутствовали Тимченко Вячеслав Степанович, председатель думского Комитета по местному самоуправлению, Журова Светлана Сергеевна, заместитель спикера Государственной Думы, Сергей Попов, депутат, и я присутствовал. И мы вместе с депутатами, главами муниципальных образований Ленинградской области обсуждали как раз этот вопрос. Вы знаете, конечно, выявились поразительные факты. Вот на мой взгляд, сложилось такое мнение, что рано этот закон и в остальных 40 субъектах Федерации сейчас применять или, как говорится, внедрять его. Я бы, будучи президентом… знаете, как «Литературная газета» раньше писала: «Если бы я был директором…» Вот если бы я был президентом, я бы повременил с принятием решения применять этот закон во всех субъектах Федерации. Мы убедились, что он еще сырой, еще очень много вопросов по финансированию. Мне кажется, надо вот сейчас изучить опыт 40 субъектов Федерации, вот те четыре года, что он применялся, провести еще раз парламентские слушания, серьезные, а потом уже внести какие-то поправки.


Кстати, Виктор, вы представляете, еще он не успел вступить в действие, а уже внесена 61 поправка. Теперь этот закон не знаешь, как читать, к какой статье какая поправка. То есть мы даже его грамотно использовать не можем. Ну, что, мы возьмем председателя какого-нибудь муниципального образования первого уровня – понимаете, человек со средним образованием, и ему тяжело будет даже разобраться в этом законодательном акте. Поэтому я считаю, что этот закон требует серьезной доработки и внимания и Государственной Думы, и исполнительной власти, нашего правительства.



Виктор Резунков: А на местах он как-то вообще работает, я имею в виду в тех 40 регионах, в плане централизации власти?



Василий Захарьящев: Вы знаете, во-первых, меня поражает следующее. Как вы знаете, в Конституции написано, что муниципальные органы – это не органы государственной власти. Поэтому меня настораживает даже эта формулировка. И я считаю, что надо как-то с этого начинать. Согласитесь со мной, мы проводи всенародные выборы в местные муниципальные органы, а потом оказывается, что, вообще-то, это не органы государственной власти, а это местное самоуправление на уровне товарищества какого-то. Вот здесь заложена уже бомба, понимаете, надо к этому подойти вопросу.



Виктор Резунков: Василий Иванович, недавно Конституционный суд разрешил прописку в садоводствах. Это вообще может привести к массовой прописке на своих участках россиян?



Василий Захарьящев: Ну, он взбудоражил всю страну, этот вопрос, к нему было обращено массовое внимание всего населения, и нас прежде всего, садоводов, конечно. Я говорил, какое количество людей в России являются садоводами. Но поразительно то, что выстрел оказался холостым. Я как-то в прессе давал интервью буквально несколько дней назад и называл 3 процента. А сегодня, когда вот так вот посчитали мы реально, посмотрели, я думаю, это будут единицы.



Виктор Резунков: 3 процента тех, кто получит возможность прописаться?



Василий Захарьящев: Да-да, от всего количества садоводов. Ну, если считать 21 миллион семей, то 3 процента – это довольно много.



Виктор Резунков: А чем это вызвано, почему так происходит?



Василий Захарьящев: Ну, Конституционный суд принял такое хитрое решение, я уважительно говорю об этом, без сарказма, что пока они решили попробовать, чтобы разрешить прописку в садоводствах только в пределах населенных пунктов. Вот здесь-то я и ошибся, когда я давал интервью, что 3 процента получат. Потом уже, когда пришел комментарий, который я вживую увидел все постановление Конституционного суда, я увидел дальше «бомбу». Оказывается, для того чтобы прописаться, нужно, чтобы дом имел газ, электроэнергию, воду, канализацию… Виктор, это смешно, у нас в садоводствах таких условия имеет, ну, 0,01 процента. Поэтому можно смело сказать, что эта новация коснется, наверное, десятой доли процента садоводов. Во-первых, мы не имеем таких благоустроенных домов. Во-вторых, надо судиться, и люди сочтут за мытарство подавать в суд. А ведь сейчас суд определил: до принятия закона Думой наши права нужно отстаивать через суд. И раз, как говорится, произошел прецедент, то его можно теперь на основании решения Конституционного суда… Допустим, вы решили завтра прописаться в черте города Ленинграда в своем садоводстве. Для этого надо вам подать в суд, потому что закона пока нет, как вы знаете. Согласитесь, это непростая процедура.



Виктор Резунков: Очень непростая, конечно.



Василий Захарьящев: Я считаю, что в этом все равно есть положительный момент. И знаете какой? Шаг вперед. Пусть он тяжелый, пусть он не хороший до конца. Ну, что, мы сейчас разрешили бы прописку массовую – и мы опять, не продумав, всколыхнули бы всю страну, а результат мог бы быть плачевный. Огромное количество неконтролируемых мигрантов, согласитесь…



Виктор Резунков: Злоупотребления фантастические.



Василий Захарьящев: Злоупотребления начнутся с землей, недоработаны другие законы. А самое главное, мы бы запрягли лошадь позади телеги. Почему? Не готово положение о статусе населенных пунктов, я имею в виду садоводства. Это же «партизанские отряды». Вы напишите письмо в садоводство – оно не придет, потому что там нет адреса.



Виктор Резунков: Да.



Василий Захарьящев: Поэтому давайте мы вначале – мы об этом и говорили на депутатских слушаниях в Ленинградской области, когда неделю назад проводили, – определим статус, что такое садоводство или временное поселение, или лагерь беженцев, или что-то еще. Это не пустые слова, а это уже проверено жизнью, что нам нужно подходить к этому так… как вы в начале передачи сегодня сказали: не повлечет ли это за собой административные… Здесь нужно внести серьезные поправки в Жилищный кодекс Российской Федерации и более инициативно… Вот мне нравятся всегда мотивации нашего президента Владимир Владимировича Путина: больше амбиций, больше напористости. Здесь надо идти смело, понимаете, не бояться наломать дров. Потому что уже плод-то созрел, понимаете, его осталось сорвать, как говорится, сегодня. И здесь есть варианты решения этого вопроса. Потому что очень многие губернаторы в курсе этой проблемы, и, я думаю, Виктор, мы с вами станем свидетелями в ближайшие год-два этого процесса дальнейшего после решения Конституционного суда.



Виктор Резунков: Василий Иванович, а деньги? Сегодня садоводческие товарищества – это не места жительства, а это юридические лица, и развиваются они за счет членских взносов. А вот с переводом на другой юридический статус придется тратить бюджетные деньги, я так понимаю. И откуда они будут браться?



Василий Захарьящев: Виктор, вы задали вопрос, которым беременна вся страна. Мы сегодня мучаемся с деньгами, не знаем, куда их деть, и меня, как экономиста, возмущает всегда, когда руководители наших финансовых органов России тоже мучаются. Что такое, мы боимся инфляции, для нас это беда – нефтяные деньги. Слушайте, это маразм какой-то! Ну, разве жаловалась Саудовская Аравия, что у нее нефть дорогая, и они этого страдают? Жаловалась нам Норвегия, которая была на 50-м месте по уровню жизни 20 лет назад? Сейчас это первая страна по уровню жизни населения, огни продают газ, нефть – и не плачут, а они радуются, что нефть идет по более 100 долларам за баррель. Это смешно, когда мы говорим: знаете, приток денег разрушает экономику. Так давайте их использовать грамотно! Давайте пригласим турецких рабочих, финских. Нам сегодня финские рабочие за эти деньги здесь построят пол-Ленинграда, половину садоводств отделают. И ведь это вклад в население, вклад в здоровье. А Дмитрий Анатольевич Медведев, вновь избранный президент, он же говорил: один миллион домов в год. Вы вдумайтесь, Виктор, в стране вводить одноэтажных домов, малоэтажных! Это революция! А как их вводить? Вот деньги не за 2, а за 1,5 процента отдавать сегодня в Америку на хранение – я считаю, это глупость. Во-первых, инфляция по доллару – 10 процентов, теперь все инвестиционные компании Америки понесли убыток от 8 до 15 процентов. Я, как депутат Госдумы, не знаю ответа на этот вопрос: сколько мы потеряли убытка, понесли от того, что наши золотовалютные резервы… ну, буду мягко говорить, часть их находится за рубежом?



Виктор Резунков: Да, они там наполовину в евро, наполовину в долларах.



Василий Захарьящев: Да, но сколько – мы не знаем пока ответа. И никто не отвечает на этот вопрос, кстати.



Виктор Резунков: А ставили депутаты этот вопрос?



Василий Захарьящев: Ставили недавно, когда был министр финансов Алексей Леонидович Кудрин и Степашин, мы утверждали бюджет за 2006 год. Ну, мягко они отошли от этого вопроса. Я считаю, что этот вопрос надо поднимать. Мы, как граждане России, имеем право знать. Я уверен, что американский президент и ЦРУ знают, сколько российских денег у них находится. Вот вы улыбаетесь, а вы со мной тоже ведь согласны в этом наверняка. Вряд ли вы сомневаетесь. Скажите мне честно.



Виктор Резунков: Я думаю, финансовые службы Америки несомненно в курсе, сколько у них денег российских и сколько мы потеряли.



Василий Захарьящев: Молодец, вы уважаете американские законы и хотите сказать, что они строго блюдут государственную тайну и президенту не докладывают. Но я считаю по-другому, я считаю, что в условиях конфронтации, политической, экономической, военной, я думаю, президент США и ЦРУ знают, сколько наших денег.



Виктор Резунков: Ну, напишите письмо в Конгресс США с просьбой открыть эти данные. И вам, как депутату, пришлют ответ.



Василий Захарьящев: Ну, это будет смешно. Тем самым я покажу… Нет, я думаю, мы в ближайшее время получим ответ. Я думаю, что мы, наверное, скоро утвердим Владимира Владимировича Путина председателем правительства, и положение будет… по-другому будем смотреть на эти вещи.



Виктор Резунков: А вы, кстати, ожидаете больших перестановок в правительстве.



Василий Захарьящев: Честно говорю, я бы хотел, чтобы эти перестановки повлияли не ради такого любопытства праздного, вызвать какое-то удовлетворение, знаете, такое любопытство утолить, а ради российских людей. Потому что когда мне говорят, что 39 процентов находятся за чертой бедности, когда мы по телевизору видим жесткие, так сказать, сексуальные преступления, издеваются над нашими детьми, я первый в Думе проголосую за смертную казнь маньякам и всем этим братьям, так сказать, которые занимаются этими преступлениями. Потому что нельзя дальше этот беспредел терпеть в России. Поэтому надо принимать меры. Надо повышать планку пенсий все-таки, я считаю. Это нормальная работа. Я вот, как депутат, не противоречу своей фракции «Единая Россия», вы прекрасно понимаете, потому что фракция «Единая Россия» тоже придерживается такого же мнения. Другое дело, что мы говорим, что нельзя этот вопрос решить сразу, и здесь разумность должна быть, шапкозакидательство здесь не пройдет.


Действительно, вопросы экономики – это тонкие операционные вопросы. Поэтому так вот легко мне сказать здесь вот, на радио, что давайте финнов позовем, и они нам построят, это на обывателя рассчитано вроде бы, но на самом деле за моими словами кроется вдумчивая, тяжелая работа, которую надо провести, чтобы подготовить эту работу, согласитесь, пригласить турецких рабочих, финских рабочих. Но то, что проблема назрела, мы с вами, Виктор, видим. И если мы не можем из Петербурга выехать, ужасные дороги… Псковская, Ленинградская область – просто ужасные! Вот сейчас кто едут в машине, водители, они подтвердят мои слова. Потому что нужны вложения. И мы могли бы без всякой инфляции эти деньги, золотовалютные резервы, часть их, направить на благоустройство России. Вон когда мы по проспекту Косыгина пересекаем виадук и въезжаем в деревню Янино – это даже при советской власти такого бардака не было! Это страшное уродище, там поломанные заборы, свалки мусора, какие-то затопленные канавы. Она находится в 100 метрах от границы города Петербурга, но это – Ленинградская область. Ну, согласитесь, разве можно это терпеть? Это лицо нашего города, и там висит знак «Город Санкт-Петербург» - значит, мы пересекаем границу. Виктор, видите, здесь разница в этом поразительная.


Поэтому, я считаю, есть куда вкладывать деньги. Должна быть открытая политика денежного финансирования. И я почему и хочу этих изменений в правительстве, чтобы было такое понимание. И опять же я хочу повторить лозунг Владимир Владимировича Путина: больше напора, больше амбициозности, чтобы у руля власти стояли интересные, энергичные люди, чтобы они были личностями, не были серыми, безликими, которые бы повторяли, как попка, за президентом какие-то слова, повторяли его посылы. Я бы очень хотел услышать, чтобы президент на одном из совещаний сказал, похвалил бы: «Вот у нас какой министр! Вот он достиг сегодня таких результатов!» К сожалению, этих похвал чаще удостаивается Шойгу. Но у него должность такая, сумасшедшая, он расчищает завалы, чиновник по происшествиям. Да лучше их не было бы! А я бы хотел слышать, сколько сегодня министр Левитин построил дорог, сколько он построил мостов. Вот этого мне хочется, понимаете. Потому что мы видим, этот вопрос назрел, он просто революционный, как говорится.



Виктор Резунков: Да, Шойгу очень популярен, конечно, один из самых популярных по рейтингу министров России.



Василий Захарьящев: Ну, ему приходится, к сожалению, у него должность такая, расстрельная, как говорится, тяжелая.



Виктор Резунков: То есть, собственно говоря, Ленинградскую область надо объединять с Петербургом, вы сторонник.



Василий Захарьящев: Вы знаете, почему сторонник. Я, может быть, подходил бы осторожно, и я всегда прислушиваюсь к словам Валерия Павловича Сердюкова, он все время призывает: давайте взвесим экономическую сущность… Он прав в этом вопросе. Но когда я недавно прочитал статью в «Известиях» Лужкова, мэра города Москвы и нашего политика ведущего, одного из ведущих политиков, вы знаете, он очень хорошо описал коллапс Москвы. Как он образно сказал, «мы загниваем в бетонной коробке, и мы уже в этом котле настолько сварились», что он сегодня официально признал неразрешимой проблему ситуации, которая сложилась в Москве. То есть 3-4 часа пробки – это норма стала. Виктор, дорогой, мы идем к этому же в городе Петербурге.



Виктор Резунков: Петербург идет, да.



Василий Захарьящев: Поэтому надо немедленно садиться за стол переговоров и искать консенсус. Тот же проспект Косыгина, четыре полосы, упирается в две полосы янинской дороги, которая идет на Колтыши…



Виктор Резунков: Василий Иванович, я знаю, что в Ленинградской области уже бесплатно выделяют участки для местного населения, если они собираются строить себе жилье.



Василий Захарьящев: Насколько я знаю, сегодня была информация последняя, что это находится в проекте закона и предполагается это делать для молодых семей, для того чтобы закрепить это население в Ленинградской области. Вот молодожены, молодые семьи имеют право бесплатно получить участок для индивидуального строительства. Замечательная идея, я за нее двумя руками, но она локальная. Помните, как говорил Антон Павлович Чехов: «В доме терпимости нельзя иметь комнату с высокой нравственности». Тут примерно то же самое. Если Ленинградская область примет такой закон, у нас такая огромная страна, и рядом тут – город Петербург, где мы страдаем, сотни тысяч стоят еще на очереди и ждут улучшения, не столько даже на очереди, сколько ждут улучшения своих жилищных условий. Поэтому настолько актуально как за объединение города с областью, потому что я лично, как человек, которые имеет опыт работы, в правительстве города проработал 10 лет, я же вижу все эти взаимоотношения, и я лично считаю, что мы не договоримся с Ленинградской областью, допустим, чтобы нам выделяли какие-то участки для жителей Петербурга, это будет вечная проблема.


Потому что два субъекта Федерации, все это понятно, и вот то, что писал Лужков, Радио Свобода уже обсуждала эту тему – проблему Москвы, этой статьи Юрия Михайловича Лужкова, ведь у нас сегодня огромное количество жителей Гатчины, Тосно, Всеволжска едут на работу в Ленинград. Лужков-то как раз с этим и столкнулся, что все пригороды едут на работу в Москву. А должны бы работать там, в Зеленограде, допустим, или в Ступино, а полные электрички утром отправляются и машины легковые идут в Москву, а вечером из Москвы возвращаются. Вот мы должны предусмотреть эту проблему и как раз дать возможность сегодня… Не строить «Тойоту» в черте города Петербурга, а строить ее надо было в Тосно или в Гатчине. Да, может быть, первое время жители Петербурга ездили бы туда на работу, но у нас уже сейчас не хватает рабочих рук в Петербурге, вы знаете прекрасно. Поэтому нужно развивать жилищное строительство в Гатчине, я условно говорю, там «Тойота», там современное производство. Вот каким образом.


Поэтому то, что во Всеволожске мы начали «Форд» делать, к сожалению, мы сейчас пытаемся в черту города затаскивать инвестиционные компании, что-то строить там, я считаю, это неправильный подход. Вот был бы город с областью объединен, мы бы тогда совершенно подошли бы к геопланированию по-другому. И Генеральный план города Санкт-Петербурга нужно немедленно менять под объединение с областью, конечно, в этой связи. Поэтому я уверен, что пройдет буквально немного времени, как мэрией будет принято решение о проведении референдума.



Виктор Резунков: А уже Сергей Миронов заявил, что ориентировочно 12 октября будет.



Василий Захарьящев: Я слышал это заявление. Я лично буду приветствовать. А вот я насколько знаю мнения жителей Ленинградской области, знаете, я со многими беседовал, и буквально девять из десяти поддерживают идею.



Виктор Резунков: Геннадий из Ленинградской области, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. Мой вопрос следующий. Почему у нас в Ленинградской области слишком высокие цены на оформление кадастра земельного участка? Вот, я слышал, в других регионах она значительно ниже. И даже в Питере, я слышал, ниже. Вот что делается в этом направлении и будет ли что-то делаться в этом направлении? И еще второй вопрос. Василий Иванович, нравится ли вам трасса Санкт-Петербург – Таллин до Нарвы, приходилось вам ездить или нет?



Василий Захарьящев: Приходилось. Ну, узко.



Слушатель: Узкая и плохая, наверное, убитая.



Василий Захарьящев: Да просто убитая, да. Я про это и говорю.



Виктор Резунков: А кадастр – это вообще к итогам этого закона об амнистии, пресловутого.



Василий Захарьящев: Геннадий, спасибо за вопрос. Кратко отвечу. Мы получили освобождение царское, как мы говорим. Президент Владимир Владимирович Путин 23 ноября подписал указ, закон подписал о мерах по упрощению процедуры проведения приватизации садовых участков и по наследственным делам. Хочу вас обрадовать, что фактически сегодня кадастровый план садоводам делать не надо, достаточно описания участка. Вы можете с председателем садоводства сделать описание и идти в регистрационную палату. Я об этом заявляю всенародно, прямо по Радио Свобода. Потому мы с Киселевой Юлией Евгеньевной, в руководителями Ленинградской области провели в начале года круглый стол, Киселева Юлия Евгеньевна – это председатель Земельного комитета города Петербурга. Мы пригласили всех заинтересованных лиц, руководителей федеральных органов и пришли к одному мнению, что закон действует, что его можно и нужно применять.


Правда, были скептики, которые сказали: «Вот, пройдет 20 лет, сосед вдруг потом предъявит права, с соседнего садового участка, скажет, что он не согласен». Геннадий, согласитесь, это, может быть, на садоводство 2-3 чудака найдутся, которые не согласятся. Мы в садоводстве давно уже утрясли свои границы. Вот вы наверняка сейчас скажете, есть садоводства, Виктор, знаете, где 2-3 человека всю жизнь бунтарят, у них что-то там не так. Это надо спокойно решать в судебном порядке. Но остальные-то? Вот я прожил в садоводстве «Ломоносовец» 15 лет, и у нас не было никогда никаких проблем. В радиусе 500 метров я не видел ни одного человека, чтобы там… Но был один дом, где были постоянно конфликты, не с сами, с садоводами, а с властью местной. Там забрались в пожарный бассейн, себе прирезали пожарный бассейн. Ну, таких чудаков хватает, и это надо принимать как нормальную скидку. Как делают японцы: поправка на дурака. Вот так и нам надо спокойно относиться.


Геннадий, сегодня вы должны заплатить только 100 рублей за регистрацию своего садового участка. Все упрощено до безумия. Я вот хотел вам сообщить с большой радостью. Дачная амнистия обломалась, она, как «Парламентская газета» написала, «неуДачная амнистия». Она признала, что правительство поторопилось, разработчики недоработали, не проработали социальные последствия. То есть, извините, обломали рога. Мало было закон о монетизации, так они повторили. Если бы знать авторов закона о монетизации поименно, я думаю, их просто надо гнать поганой метлой из правительства. Так и здесь. Поэтому я в Думе сегодня вношу предложение принять положение, чтобы каждый закон имел социальный расчет. Обязательно чтобы приложение было: социальные последствия принятия закона. Вы знаете, у нас столько ученых, столько общественных организаций, которые делают заключения, начиная от общественных и кончая государственными официальными учреждениями, что пора бы уже прийти к выводу конечному, надо же наводить порядок. Принимаем закона – и обязательно к нему приложение: Иванов и так далее дали заключение, что закон имеет такие-то последствия. Обломался закон – гнать этих людей, я образно говорю, наказывать людей, освобождать от должности. Ну, что мы плодим дураков-то? Одну беду назвали – дороги, но надо и со второй бедой бороться. Это нормально, понимаете, это нормальный наш рост, человеческий, нашего государства, нашей борьбы с правовым нигилизмом. Вот Медведев говорит, что в стране царствует правовой нигилизм, и никто не знает, как приступать к нему. Поэтому я вношу конкретное предложение.


Спасибо, Геннадий, за ваш вопрос. А всех садоводов я хочу обрадовать, что в Доме садовода на Фонтанке, 78 вы можете получить консультацию, как вам действовать, или обратиться в Управление по развитию садоводства. Я думаю, Виктор, что надо разъяснять людям.



Виктор Резунков: Моисей Соломонович, Москва, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. К депутату у меня вопрос такой. Я с вами совершенно согласен, каждый здравомыслящий человек озабочен тем, что средства от нефти и газа находятся, как бы сказать, в ценных бумагах других государств и не работают на Россию или работают исключительно маленьким процентом, и мы на этом теряем. Так я повторяю, это каждый здравомыслящий человек понимает. Отчего же тогда этого не может понять президент Путин, бывший, нынешний Медведев, окружение их? Или это, как вы выразились, поправка на дурака, или же это злоумышленники, специально занимающиеся таким подрывным делом в России. Спасибо за ответ.



Василий Захарьящев: Моисей Соломонович, вы сами ответили на этот вопрос. Я бы просто пока не кидал камень ни во Владимира Владимировича Путина, ни в Дмитрия Анатольевича Медведева. Я ведь призывал к разумности. Может быть, нам открыто заявить министру финансов Кудрину, чтобы он разъяснил нам, дуракам, в чем суть, почему нет другого пути. Я вам говорю, как гражданин России и как депутат Госдумы, я не согласен с вложением денег, вернее, хранением нашего золотовалютного резерва в американских банках или в английских даже. У нас, кажется, есть сегодня методы, и экономисты меня поймут, я уже раскрыл суть этого вопроса, что мы спокойно без всякой инфляции может спокойно использовать эти деньги в нашем российском государстве, и они принесут значительно более высокий вклад. То, о чем программа Дмитрия Анатольевича Медведева и Владимира Владимировича Путина, «Программа-2020», как мы ее называем, до 2020 года. Вот представьте себе, что мы должны увеличить продолжительность жизни до 70 лет. Давайте подумаем, что, мне укол в попу сделают, и я буду бегать быстрее и жить до 70 лет? Нет.



Виктор Резунков: А демографы говорят, что это от денег не зависит абсолютно – продолжительность жизни.



Василий Захарьящев: Зависит качество жизни. Вот о нем мы и говорим, о качестве жизни. Это значит, чтобы мы пользовались современными лекарствами, не подделками. Если сегодня официально говорится, что 50 процентов продаваемых лекарств – дутые, фальшивки, как говорится…



Виктор Резунков: А вот Сергей Митрофанов написал: «Преимущество России – в количестве земли. Нужно раздать ее просто россиянам».



Василий Захарьящев: Ну, это мы уже проходили, коммунисты, большевики в 1917 году раздали, да неудачно. Товарищ Митрофанов, вот я с вами…



Виктор Резунков: Не из «Яблока» (смеется).



Василий Захарьящев: Я могу честно сказать, пусть он приходит ко мне в Думу, я с ним чаю попью. История вопроса лежит во Владимире Ильиче Ленине. Когда Маркс писал работу о земельной ренте, он дал ее на рецензию Энгельсу, и они так с Энгельсом и не договорились, что такое абсолютная рента, но верхушки Владимир Ильич Ленин унаследовал. И мы помним его знаменитую фразу, что каждый год, каждый месяц, каждый час, каждую минуту частный земельный участок приносит прибавочную стоимость, то есть является орудием эксплуатации и угнетения. Вот эта дурацкая формула, она прожила с нами все 80 лет советской власти. Ленин пошел делать Октябрьскую революции с лозунгом «Землю – крестьянам!», но мы ее с вами до сегодняшнего дня не получили. Поэтому ваш лозунг раздать землю не годится. Я за то, чтобы действительно раз в жизни родившемуся человеку или семье, наверное, надо говорить прямо, образованной по законам Российской Федерации, нужно дать право получить земельный надел.


Мы безмерно богаты землей, и у нас сегодня только в Ленинградской области 40 процентов пашни находится уже в резерве, мы не используем ее. А ведь мы завозим более 60 процентов продуктов питания. И вы знаете, Виктор, мне обидно, что садоводы как раз, дачники, огородники и личные подсобные хозяйства вместе с фермерами (а фермеров мало, всего 2 процента от населения страны) – мы даем более 60 процентов сельхозпродукции, производимой в стране. Вы вдумайтесь, в нас не вкладывается ни копейки!.. Ну, может быть, фермерам там дают чего-то, но кто в дачника вкладывает, кто в садовода вкладывает? Виктор, я вас официально приглашаю сейчас к себе после передачи, я вам покажу свой подвал, где у меня стоят десятки банок с вареньем, с огурцами, с томатами. Не доел, как говорится. Уже скоро новый сезон. И так у каждого дачника почти, садовода.



Виктор Резунков: Так не пускают на рынок-то фермеров российских. Уже закрыли гайки так вон в Псковской области…



Василий Захарьящев: Виктор, я думаю, это тема другой передачи, я могу тут с вам песню петь про эту тему, да.



Виктор Резунков: Валентина из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. Депутат все так красиво и замечательно говорит, но вот пять минут назад он говорил, что у нас столько денег, что он даже не может ответить на вопрос, что с ними делать. Так вот я вам хочу сказать, что делать. Надо убрать с должности Кудрина! При нем – нецелевое использование бюджетных средств в последние три года, как он правит своими финансами, план он продавливает с профицитом, что тоже неправильно, поэтому весь профицит в конце года уходит в стабфонд. Правильно?



Василий Захарьящев: Да.



Слушатель: А стабфонд известно где – в США.



Виктор Резунков: Мы об этом уже говорили.



Слушатель: Говорили, но сколько можно этого человека держать на этом месте? Его нужно просто гнать!



Василий Захарьящев: Валентина, я не президент Российской Федерации, во-первых, чтобы так сразу вам с наскока ответить, но давайте объективно говорить. Помните один фильм, называется он «Мертвый сезон». Герой фильма говорит: «Если посадить девять беременных женщин, они все равно через месяц не родят». Валя, будем объективны. Я, может быть, с вами тоже соглашусь где-то по поводу личности товарища Кудрина, но это левацкие замашки: снять, отрубить голову. Эти все лозунги мы проходили, одна страна занималась такой культурной революцией, говорили: «Оторвем собачьи головы». Послушайте, ни один разведчик ЦРУ, ни одна страна не предрекали нам ровно три года назад таких бешеных цен на нефть, никто не думал. Мы везде в планах, в профицитах в бюджете планировали рост, ну, даже наоборот, больше акцентировали – 18 долларов, я помню, когда мы принимали все эти бюджеты, они же всенародно обсуждались. И вдруг за три года нефть скакнула за 100. Здесь можно сдуру и голову сломать. Поэтому сейчас требовать от Кудрина… Слава богу, что мы удержались на этом пике, что мы действительно не достигли гиперинфляции, он в этом плане прав.


Вот дальше, Валя, я с вами согласен, что новому правительству нужно внимательно подумать, как использовать стабилизационный фонд. Валя, у нас есть еще второй фонд, сумасшедший, - 140 миллиардов в этом году отпущено на нанотехнологии, вот где прорыв, о чем говорит Дмитрий Анатольевич и Владимир Владимирович Путин, и из него тоже в этому году копейки использовали. И мы потеряли, если он сегодня недвижимо лежит, и даже Владимир Владимирович на одном из заседаний правительства говорил, не помню, в адрес какого министра он сказал, что мы потеряли большие деньги, раз они не использовались, мы понесли прямые убытки от инфляции. Вот перестроить экономику – это сложный процесс, тем более мы живем… Валентина, вы со мной согласитесь, если бы мне кто-то 20 лет назад сказал, что я буду строить капитализм после почти коммунизма, я бы в это не поверил. Мы идем абсолютно неизведанной дорогой. И здесь недавно Дмитрий Анатольевич Медведев правильно сказал, когда он встречался с газетой «Аргументы и Факты», что, посмотрите, если уж мы киваем на Запад, что там такие умные ребята, как же они допустили такую гиперинфляцию и такие проколы – по 15 процентов понесли убытки ипотечные компании Америки. Самая богатейшая страна мира! Не удержались. Почему? Потому что трудно предусмотреть


Мы тесно переплелись, мы интегрированы с мировой экономикой. Мы торгуем сырьем, мы закупаем свыше 60 процентов продовольствия. Я боюсь, через год может случиться такое, что неурожай или что-то еще – и мы все эти нефтедоллары потратим на закупку продовольствия моментально. Посмотрите, там качнулся маятник, мука подорожала – и у нас хлеб сразу подорожал. Вот мы какой интеграции достигли. Поэтому я здесь вношу предложение, как я вам рассказывал, 20 лет назад была рубрика в «Литературной газете» «Если бы я был директором…», что сегодня нужны нанотехнологии, сегодня нужно основные средства направить на сельское хозяйство, предотвратить угрозу экономической блокады, продовольственной блокады. Мы можем сегодня всего ожидать от наших противников, нас же не только базами НАТО окружают, поймите меня правильно, но это тоже оружие, да еще какое оружие!


Поэтому, Валя, давайте подождем несколько дней, посмотрим планы правительства, будет программа правительства. Я голосовал за нашего президента, и я уверен, что будут найдены добрые и порядочные пути, которые дойдут до сердца каждого человека. Я думаю, что мы с вами находимся… Я это, Валя, говорю не потому, что я член партии «Единая Россия», а я гражданин великой России, я депутат Госдумы, я отвечаю за свои слова. У меня есть десятки тысяч избирателей в городе Петербурге, которые меня хорошо знают. Поэтому я ценю доверие людей и не хочу быть попкой, за кем-то повторять, а я хочу иметь собственное мнение. Но мнение выверенное, я не имею права, как сапер, ошибаться. Валя, спасибо за ваш вопрос.



Виктор Резунков: Александр, Псковской область, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер. Вопрос депутату Государственной Думы от правящей партии. Скажите, пожалуйста, как можно прожить на пенсию в 2100 рублей при стаже 24 года? Отработала женщина 24 года и получает такую пенсию уже 10 лет. Осталось тут жить года два-три, нам все обещают-обещают, такие бешеные деньги у государства, а народ нищий. Как можно жить?! И сколько ни задаешь вопрос депутатам Госдумы, вот Миронов выступал, все перед выборами обещают, а теперь – все. Вот вы сегодня один-единственный на Радио Свобода, и действительно чувствуется, что депутат заботится о народе, вы хоть что-то сказали, а то вообще все прославляют этих правителей, которые просто непрофессиональные. Один-единственный Шойгу там профессионал, а остальные нет. И теперь второй вопрос. Не поспешила ли государственная Дума принять закон о земле? Землей торгуют, спекулируют, скоро будут все деревни окружены толстосумами с деньгами, которые купят землю, и ни животных нельзя будет пасти, ничего. Приедет кто-нибудь в деревню жить – и он не сможет купить, такие бешеные деньги на аукционах земля стоит теперь. И как жить людям, когда пенсию 2 тысячи получаешь, как можно жить? В лесу живешь – дрова 2 тысячи. Хоть в гроб ложись!



Василий Захарьящев: Александр, дорогой, мне ваши слова бьют по сердцу, как говорится, но вот по поводу пенсий. Я могу твердо сказать, я вот член партии «Единая Россия», был на съезде, и я повторю слова Владимира Владимировича Путина и Дмитрия Анатольевича Медведева. За четыре года, за срок, на который нас избрали, пенсии должны увеличиться в два раза. Александр, главное, чтобы за эти четыре года инфляция не достигла такой же величины, в два раза тоже не увеличилась, а то это получится словоблудие. И я с вами согласен, и Дмитрий Анатольевич Медведев правильно сказал: главное, чтобы не зализали одно место. А то у нас очень много появилось поклонников нового президента, сразу начали лизать. А нам нужно не лизать, понимаете, как говорил Виктор Степанович, а работать. А работать – давать дельные предложения, работать, так сказать, творчески. Я почему рад сегодня за этот симбиоз, за этих двух людей – Путина и Медведева. Мы Путина проверили на практике, а он его нам рекомендовал на выборы, понимаете, этого президента, он за него отвечает. И это здорово.


Я уверен, что курс Владимира Владимировича Путина был все-таки верный. Я вот как практик, как бывший хозяйственник, я все-таки работал управляющим строительным трестом, и я скажу, что я вижу будущее хорошее, искренне говорю. Но социальную программу, не зря ее называли, до 2020 года, программой человека, чтобы сделать революционный переворот в социальном плане, чтобы мы опят Финляндии, Швеции, мы все языки уже стоптали и башмаки стоптали, за опытом ездим, шведский социализм и так далее, чтобы мы его применили на деле. Чтобы мы так же заботились о людях, об их пенсиях. Причем, Александр, вы правы, возможности у государства есть. Партия «Единая Россия» сказала: через четыре года пенсии будут в два раза увеличены. Я считаю, что это пока нормальный процесс, а дальше нужно работать в этом же направлении. Спасибо за ваш вопрос.



Виктор Резунков: Виталий Иванович, Москва, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер, дорогие мои. Сам Медведев сказал, что этот путь, которым мы уже 8 лет идем, если будем продолжать идти этим путем, мы придем к катастрофе! Какой путь хороший? За все время ничего не сделано, кроме Олимпиады 2014 года, ничего не было сделано! И почему Москва и Санкт-Петербург в пробках стоят? И почему строили жилье на продажу иногородним, иностранцам, которые богаты, а теперь пробки из автомобилей везде?



Василий Захарьящев: Знаете, в ваших словах, конечно, есть доля правды, но я хочу сказать, не оправдывая Медведева или Путина, не говорил Медведев такие слова по поводу провального курса. Еще раз говорю, мы жили в очень сложное время. Вся страна знает, что мы пережили во время Бориса Николаевича Ельцина, не надо даже повторять, об умерших плохо не говорят или вообще не поминают. Поэтому Владимиру Владимировичу досталась тяжелейшая ноша, и теперь мы вышли, как говорится, на прямую линию. Вот я недавно был у таких же ветеранов, как вы, в городе Петродворце, у нас там есть Петрозем - организация садоводов, она насчитывает 14 тысяч семей. И вы знаете, они очень хорошо сказали: « Василий Иванович, замечательные слова, что будет к 2020 году, но нам жить осталось мало, нам три года жить осталось... » Потому что возраст средний у всех там 65-70 лет, и вот это надо понимать. Я их понимаю прекрасно, мне самому за 60 лет.


Вы понимаете, когда один наш министр сказал, что мы догоним Португалию к 2025 году, а Францию к 2050 году, мне стало больно за нашу державу. Мы можем быстрее догнать, мы можем догнать в качестве жизни наших людей, и для этого есть все возможности. Для этого мы проводим свободные демократические выборы. Мы должны их проводить еще лучше. Давайте мы пойдем по этому пути. Уже и Миронов говорил, и наши лидеры партийные, чтобы развивать многопартийную систему, развивать гражданское общество в полной мере. Не фальсификация общества, не муляж делать общества, а подлинное гражданское общество с гражданскими правами и обязанностями.



Виктор Резунков: Вы считаете, у нас были демократические выборы?



Василий Захарьящев: Ну, если бы я сказал по-другому… Я считаю, что так. Я прошел праймериз, и могу с чистой совестью сказать, нас сейчас слушают жители Петербурга, я побывал в 15 районах города, и вы знаете, «Коммерсант» писал, что я занял второе место по праймериз в городе Петербурге, у меня была ясная и четкая программа моих действий, я никого не хвалил, никого не зализывал. Я говорил о своей программе, что я ставлю задачу, будучи депутатом Госдумы, добиться, чтобы снять все налоги с садоводов, снять социальный налог с садоводов, добиться, чтобы разрешили прописку, дать статус населенных пунктов и, самое главное, дать землю и военным, кто отслужил, и дать землю каждой семье в России бесплатно, но не торговать ею. Для этого надо внести поправки в кое-какие законы о земле. Здесь я с нашим радиослушателем полностью согласен.



Виктор Резунков: Вопрос по поводу комитета, заместителем председателя которого вы являетесь. Правозащитники же, и у нас в эфире очень много было жалоб, и не только у нас в эфире, о том, что давят, убивают неправительственные организации, общественные.



Василий Захарьящев: Мы являемся ярким примером, Союз садоводов России, который насчитывается в 75 регионах, и нас никто не давит и не душит. Возникли проблемы с Британским обществом, вы знаете, и я считаю, что здесь было больше политики, чем правды, как говорится. Поэтому я считаю, что сегодня создана Общественная палата, на местах развивается гражданское общество, и это тоже непросто. Здесь нельзя делать ошибок. Я думаю, что мы как-нибудь в нашей следующей передаче на этом остановимся подробнее.



Виктор Резунков: Спасибо, Василий Иванович.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG