Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зачем россиянам военный парад


Елена Рыковцева : Мы поздравляем наших слушателей с наступающим Днем Победы – поистине святым днем для всех россиян и граждан стран СНГ. Обсуждаем предстоящий парад Победы в Москве и задаем вам вопрос, уважаемые слушатели: считаете ли вы парад верным способом подъема патриотического духа российского народа? У нас в гостях военный обозреватель газеты «Известия» Дмитрий Литовкин. Сразу спрошу: верны ли те разговоры, что Владимир Путин может переподчинить себе министра обороны и, вообще, силовых министров? Идет ли все к этому? Может ли так статься, что силовики отойдут к премьер-министр, что Дмитрий Медведев не будет их контролировать?




Дмитрий Литовкин

Дмитрий Литовкин : В принципе, это прерогатива власти – решать, кто кому и как подчиняется. Поэтому если будет принято такое решение, я думаю, что для безопасности страны ничего страшного не произойдет. Во всяком случае, Владимир Путин последние 8 лет уделял очень пристальное внимание возрождению нашей российской армии, добивался огромных финансовых вложений в модернизацию армии. Вполне будет логично, если он продолжит эту работу. Тем более он лучше нового президента разбирается в тех проблемах, которые сейчас сопутствуют этому процессу.



Елена Рыковцева : Я смотрю по вашему настроению, вы бы даже и приветствовали такое решение, чтобы силовики остались за Путиным.



Дмитрий Литовкин : Я считаю, что эта проблема не заслуживает какого-то серьезного обсуждения. Потому что руководство государства вправе само решить, как лучше управлять военной организацией этого государства. И от того, кому конкретно подчиняется армия, для простых людей, собственно говоря, ничего не меняется.



Елена Рыковцева : Ничего не меняется. Понятно. Кстати сказать, если я что-то понимаю, то изменить указ Ельцина, закреплявший этих министров за президентом, может только президент. Если Медведев передаст эти полномочия Путину, то он передаст их как бы добровольно. Это будет его решение. Не может Владимир Путин премьерским решением изменить указ президента Ельцина. Так?



Дмитрий Литовкин : Разумеется. У нас как бы есть разная система подчиненности даже при той системе, которая существовала до этого указа. Если Верховный Главнокомандующий (на тот момент Владимир Путин) не мог управлять вооруженными силами по каким-то причинам, власть автоматически переходила к другим государственным чиновникам. Соответственно, переподчинение не несет революционных каких-то изменений.



Елена Рыковцева : Итак, мы начинаем обсуждать парад. Главное, что говорится об этом параде, что впервые с начала 90-х годов (чуть ли не с 1990 года) снова выйдет тяжелая военная техника на улицы города. Она уже выходила несколько раз в эти дни во время репетиций, то есть большого потрясения у людей не будет. Уже самолеты летали. Но, тем не менее, это важно. Это целое событие. Вокруг этого события разгораются дискуссии. Чуть позже я о них расскажу, и расскажу о тех опросах общественного мнения, которые прошли по этому поводу.


Но я бы хотела, Дмитрий, чтобы вы познакомили наших слушателей пока с внешней стороной дела. Вот выйдет техника. Я читала ваши публикации в «Известиях» по этому поводу. Вы какие-то совершенно невероятные описываете системы, приспособления, новинки. Вы просто сначала расскажите с техническо-информационной точки зрения, чем будет знаменателен этот парад?



Дмитрий Литовкин : Прежде всего, он показателен тем, что на этом параде будет принимать участие техника, которая была создана в последние годы, и в последние годы активно закупается Министерством обороны России. Это в большинстве своем новейшие образцы наших вооружений, которые простые люди в силу определенных обстоятельств не могли видеть. С этой точки зрения это очень интересно. Впервые будет показан комплекс «Искандер Э». Это оперативно-тактическая ракетная установка. Люди смогут увидеть мобильный ракетный комплекс стратегического назначения «Тополь», который был скрыт от глаз общественности в силу того, что постоянно находится на боевом дежурстве где-то на территории России. Сегодня его привезли в Москву, и люди смогут увидеть мощь нашей армии.



Елена Рыковцева : Почему они не боятся вдруг все это открыть? Очень многое скрывалось. Теперь это открывают. Более того, говорят – фотографируйте, пожалуйста!



Дмитрий Литовкин : Парад преследует несколько целей. Одна из главных, наверное, целей – это показать мощь армии, ее технические возможности. Понятно, кому это адресовано. С другой стороны, население нашей страны…



Елена Рыковцева : А кому это адресовано?



Дмитрий Литовкин : Некоторые государства демонстрируют свою мощь, ничуть не стесняясь бомбардировок других государств, захватов чужих территорий. Россия в последние годы не ведет никаких военных конфликтов. И министр обороны, и тот же президент…



Елена Рыковцева : То есть негде больше и показывать свою мощь.



Дмитрий Литовкин : …неоднократно отмечали как одно из наших достоинств, что последнее десятилетие вся российская армия, все ее воинские подразделения находятся на территории нашей страны. Мы никому не угрожаем, и не планируем это делать в будущем. Но все наши друзья и союзники должны иметь в виду, что случись что, России есть чем огрызнуться, и огрызнуться по серьезному. Вот на параде и показывают новинки, чтобы люди не просто знали, что у нас это есть, но и видели, что оно действительно есть.



Елена Рыковцева : Что это не блеф.



Дмитрий Литовкин : Не блеф, разумеется, не блеф.



Елена Рыковцева : Интересно. Есть еще одна версия того, зачем нужен этот парад, что это, в общем-то, выставка достижений народного хозяйства с точки зрения последующей продажи этой техники, чтобы посмотрели новинки друзья из Сирии, Ирана, не знаю, откуда еще, кто покупает оружие у России (вам виднее, вы специалист), и убедились, что есть же стоящие новинки на российском вооружении. То есть столько для себя, сколько для них. Все на продажу. Реально?



Дмитрий Литовкин : Реально, конечно, но, скажем так, покупатели нашего оружия более осведомлены о том, что у нас есть, нежели население нашей страны. Потому что в мире проходит огромное количество оружейных салонов, где все это демонстрируется. Но здесь, я думаю, больше, конечно, акцент делается на…



Елена Рыковцева : Но вы же сами говорите, что не все же повезешь на салон. Многое в поле.



Дмитрий Литовкин : Многое показывают в виде макетов, потому что это большие машины, доставка их очень дорого стоит. Иногда именно на параде можно показать, что она, действительно, ездит. Есть реальный образец. Но, мне кажется, что главное все-таки – для населения нашей страны. Потому что в последние годы был принят ряд очень серьезных программ по перевооружению армии. До 2015 года будет вложено 5 триллионов рублей на модернизацию нашей армии.



Елена Рыковцева : И показать населению, куда ушли деньги.



Дмитрий Литовкин : Разумеется.



Елена Рыковцева : Итак, с вашей точки зрения, Дмитрий, парад нужен: в первую очередь показать людям, на что ушли деньги, куда деваются эти военные расходы, второе – для некоторых агрессивно настроенных государств, показать, что Россия не так уж слаба, как кажется, в-третьих – просто для потенциальных покупателей продемонстрировать, что все, о чем мы вам рассказываем, еще и ездит.



Дмитрий Литовкин : Разумеется.



Елена Рыковцева : Вот три пункта, по которым нужен парад. А теперь поговорим о том, как же относится само население к этому параду, к показу этой тяжелой военной техники. Нужен ли он, действительно, самому населению. Я хочу привести цифры опросов общественного мнения, который провел ВЦИОМ. Вот как комментируются эти цифры в «Российской газете»:


«70 процентов россиян одобрили решение о возобновлении традиции проводить парады на Красной площади с участием тяжелой военной техники. В том числе 44 процента очень рады вновь услышать специфический грохот гусениц по брусчатке и 26 процентов скорее "за", чем против. Категорически против - десятая часть опрошенных, а пятая затрудняется с оценкой. Мужчины выражают одобрение чаще, чем женщины (76 против 67 процентов).


Сторонники парада с участием тяжелой военной техники на главной площади страны аргументируют свою точку зрения тем, что надо продемонстрировать военную мощь нашей армии и страны в целом (такой аргумент приводят 23 процента респондентов). Другой аргумент - это придаст параду торжественность, зрелищность. Это хорошая традиция, достойная возобновления (по 15-16 процентов). 10 процентов считают, что "тяжелый" парад - дань уважения погибшим во время войны, ветеранам, старшему поколению. Есть такие, кому интересно посмотреть на новое вооружение. Его демонстрация вызовет интерес к истории и гордость за нашу страну, говорят 9 процентов опрошенного народа. Поднимет патриотический дух - считают столько же». Видите, немного из опрошенных считают, что какую-то роль в патриотическом подъеме населения сыграет этот парад – всего 9 процентов. Маловато. А то, что «повысит статус армии - так высказались 5 процентов.


«Теперь о "минусах". Участие в параде тяжелой военной техники респонденты связывают с тем, что такой парад потребует больших материальных вложений и лучше бы эти средства потратить на что-то более полезное. Такое мнение выразили 25 процентов принявших участие в опросе. Чуть меньше (23 процента) думают, что демонстрировать военную мощь страны и новое вооружение нецелесообразно. (Я думаю, что имеется в виду, что зачем же открывать наши секреты. – Е.Р.) Среди критиков есть также те, кто ссылается на опасность такого парада для окрестных зданий, памятников архитектуры, дорожных покрытий, брусчатки Красной площади, - их 17 процентов. И те, кто уверен, что в праздничный день демонстрация военной техники неуместна,- 12 процентов».


Дмитрий, пожалуйста, оцените все вот эти плюсы и минусы. К чему вы присоединились бы, а что бы вы категорически отмели из того, что говорят россияне? Вы лично.



Дмитрий Литовкин : Я согласился бы со всеми мнениями, которые и за парад, и против парада. Потому что такое мероприятие имеет как свои плюсы, так и свои определенные минусы. Я как автомобилист, который вынужден каждый день приезжать на Тверскую улицу на работу, конечно, испытываю определенные неудобства от того, что моя машина может быть эвакуирована в связи с парадом неизвестно куда. Меня это беспокоит.



Елена Рыковцева : Может быть, ее на парад эвакуируют и покажут всем.



Дмитрий Литовкин : (Смеется) Да. С другой стороны, я считаю, что, конечно, мы как граждане страны обязаны знать, куда идут наши деньги, которые мы платим в налогах, во что они превращаются, как изменяется наша армия, есть ли в ней современное вооружение и военная техника. Это просто обывательское любопытство. И то, что военные готовы показать ее сегодня, то, что эта техника на ходу, она есть в войсках, это, бесспорно, тоже плюс. Я думаю, что наша страна достаточно на сегодняшний день богата, чтобы делать такие показы. Думаю, что город Москва справится с теми убытками, которые принесет этот парад.


Тут можно, конечно, возразить, что эти деньги лучше было бы отдать ветеранам, решить их проблемы. Но, с другой стороны, это как бы культурное шоу, мероприятие, которое несет немножко другие задачи. Проблему ветеранов надо решать другими методами. В частности, совсем недавно Госдума приняла решение о том, что будет возвращена часть льгот ветеранам Великой Отечественной войны. Сегодня Владимир Путин уже сказал, что проблема обеспечением жильем будет решаться для ветеранов до 2010 года, то есть обещают всех обеспечить жильем. Слава богу, что у страны есть деньги, что мы можем решать такие проблемы параллельно.



Елена Рыковцева : Хорошо. Тогда мы оставим на усмотрение наших слушателей эти две позиции. Вашу позицию цитирую по вашей же публикации: «Однако же все неудобства могут быть компенсированы уникальной демонстрацией военной техники, когда в одном месте и отнюдь не на специализированной выставке можно будет посмотреть на будущее наших вооруженных сил. Российской армии действительно есть, что показать, а нам есть, чем гордиться». И вторая позиция, которая состоит в том, что очень дорого. Эту позицию я цитирую по «Комсомольской правде».


«1 миллиард 44 миллиона рублей распорядился выделить Лужков на восстановление московских дорог после парада Победы. Сумма гигантская, даже для Москвы. Отдельные повреждения после репетиций парада уже обошлись в круглую сумму. Целых 75 миллионов рублей потрачено только на ремонт брусчатки, гранитных плит и бордюра на Красной площади и Васильевском спуске. А после самого парада нужно будет починить еще и 900 тысяч квадратных метров дорог». Итак, что для вас, уважаемые слушатели, важнее – деньги из бюджета города или возможность посмотреть, на что способна российская армия, на что способны лучшие умы, разработчики военной техники.


Читаю пейджер: «Нам не нужно бряцание оружием, тем более за бешенные деньги», - говорит Нина.


«Только не парады, - пишет семья Майоровых. – Морально чистое, честное, хорошо образованное, с детства физически здоровое гражданское общество, которому дорога своя страна, может воспитать патриота, чтобы с гордостью вывесить на своем балконе триколор, а не думать о том, как спасти ребенка от сегодняшней армии или как уехать за бугор». Это разные же две темы – парад и ситуация в российской армии. Как я понимаю сейчас семью Майоровых? Они говорят, что, с одной стороны, замечательная картинка этого великолепия, этой военной мощи, а, с другой стороны, как быть с теми ужасами, которые мы слышим о ситуации в армии. Нет ли здесь противоречия.



Дмитрий Литовкин : Говорить об ужасах в армии я бы не стал. Потому что если Майоровы имеют в виду наличие «дедовщины» в нашей армии, то, конечно, вопросы парада и «дедовщины» никак не связаны между собой. Вопрос наведения порядка в армейской среде – это такой же вопрос, как наведение порядка вообще в российском обществе. Потому что одно без другого не существует. И то, что армия сегодня показывает свою, скажем, парадную часть, красивый фантик, а внутри этого, скажем, не очень хорошая конфета, просто надо заниматься этими вопросами, регулировать.


В последние годы многое было сделано для того, чтобы улучшить ситуацию внутри армии. Были приняты соответствующие приказы министра обороны, которые заставляли командиров не скрывать эти факты, а наоборот выносить их на обсуждение. Была снята ответственность с конкретных командиров за то, что они выявляют такие факты и представляют их на рассмотрение Военной прокуратуры. В Министерстве обороны в большинстве своем были даже не рады появлению такого приказа. Потому что командиры, перестав боятся личной ответственности за то, что они имеют такие случаи проявления «дедовщины» у своих подчиненных, начали докладывать о совершенно немыслимых вещах, которых по идее должны ими самими и решаться. Но теперь они вынесены на обсуждение руководства Министерства обороны, которое должно на это как-то реагировать.


Я думаю, что со временем, конечно, ситуация улучшится. Потому что в нашей армии становится больше контрактных частей, куда приходят служить люди не по призыву, а люди, которые реально выбирают своей профессией служение родине с другой мотивацией, с другой аргументацией этой службы, которые получают за это реальные деньги, которые рассчитывают на карьеру, на получение каких-то материальных преференций со стороны государства. Всему свое время. Надеюсь, что ситуация значительно улучшится.



Елена Рыковцева : С такой надеждой читаю дальше сообщения.


Олег Борисович пишет: «Весь этот военный парад – это лапша на уши населению. Вы серьезно полагаете, что «Тополь» полетит в Америку, где фонд наш хранится стабилизационный и Центробанк хранит свои деньги, или по Англии ударит, где учатся дети чиновников?» Что скажете?



Дмитрий Литовкин : Могу только одно сказать. Хорошо, что у нас есть «Тополь», и он может полететь в сторону Америке.



Елена Рыковцева : А не поехать на колесиках.



Дмитрий Литовкин : Да. Это гарантирует нам то, что американцы завтра не придут и не будут бомбить нашу страну. Даже тот же блок НАТО, который позиционировал себя как для защиты Европы от внешней агрессии, сегодня в своей военной доктрине выдвигает такие тезисы, что он должен заниматься энергетической безопасностью. Что это такое, энергетическая безопасность? Россия повышает цены на энергоносители. Мы как хозяева нефти и газа имеем право выставлять любую цену в мире. А НАТО говорит, что если эта цена будет очень высокая, мы придем к вам и заберем эту нефть. Сегодня стоит вопрос более широко. Активная российская деятельность в районе Северного Ледовитого океана, когда мы там решаем вопрос с континентальном шельфом, на котором находятся достаточно большие запасы углеводорода, НАТО выдвигает следующий тезис, что они должны предпринимать контрдействия для того, чтобы ограничить эту деятельность России на ее собственном континентальном шельфе. Поэтому наличие «Тополя», и возможность ответа на какие-то действия, это достаточно такой отрезвляющий фактор для того, чтобы концепции не переросли в реальное решение проблем силовым путем.



Елена Рыковцева : Читаем дальше. «Показуха и болтовня. Власть тупа и порочна, не может и не знает, что делает», - слушатель Добрый. «Если в разоренной России нет технического прогресса, вся разруха в армии налицо, а враг знает о нашей армии все, то помпезный парад – это отвратительная показуха», - пишет слушатель с инициалами С.Н. Не все знает враг об армии, как я понимаю. Очень много нового на этом параде ему предстоит увидеть.



Дмитрий Литовкин : О технических возможностях нашей армии, конечно, враг знает много, может быть, даже все знает. Но всегда остается так называемый человеческий фактор – умение пользоваться этой техникой, умение применить ее в той или иной ситуации. А вот этого уже могут и не знать.



Елена Рыковцева : «Для тех, кто читал историка Суворова, парад Победы не больше, чем курьез. Кроме того, по Красной площади ездят макеты», - пишет Владимир Киселев из Междуреченска. Макеты?



Дмитрий Литовкин : Нет, это реальные образцы.



Елена Рыковцева : Это реальные образцы.Процитирую публикацию в газете «Ведомости», которая называется «Парад на экспорт». В этой публикации автор сравнивает проведение парадов в западных странах с проведением парада в России. И убеждает, например, в этом автора член президиума общественного совета при Минобороне Руслан Пухов, что сам по себе парад техники не является символом возрождения каких-то милитаристских обычаев. Такие парады проводят многие страны НАТО, не говоря уже о самых разных по политическому устройству странах третьего мира. Скорее, то, что нам говорил Дмитрий, они носят функцию отчета перед налогоплательщиками.


Итак, Дмитрий, какой смысл там, на Западе, вкладывают в такого рода демонстрацию военной техники, с вашей точки зрения?



Дмитрий Литовкин : Да точно такой же смысл, как и у нас, то есть никто не оригинален. Да – это показать мощь своей армии, показать возможности этой армии и заодно продемонстрировать какие технические новинки бывают.



Елена Рыковцева : Понятно. Мы слушаем Владимира из Великого Новгорода. Здравствуйте, Владимир!



Слушатель : Здравствуйте! Спасибо вам за передачу, за вопросы. У меня вопрос к молодому человеку. Я так думаю, что это совсем молодой человек.



Елена Рыковцева : Дмитрий, сколько вам лет?



Дмитрий Литовкин : 36 лет.



Слушатель : Тогда все равно молодой, поскольку мне 66, то я имею право называть его «сынок». Скажи, сынок, служил ли ты в армии?



Дмитрий Литовкин : Я капитан III ранга запаса, Северный флот.



Слушатель : Замечательно. И после того, что ты служил в армии, и после всего того, что ты знаешь теперь об этом обо всем (извини, что я на «ты»), скажи, пожалуйста, тебе действительно есть, чем гордиться?



Дмитрий Литовкин : Разумеется.



Слушатель : И чем же?



Дмитрий Литовкин : Я выбрал свою профессию, потому что у нас династия офицеров.



Слушатель : Я понимаю, что ты поколенный военный.



Дмитрий Литовкин : Да, я любил это дело. Мне оно нравилось и нравится до сих пор.



Елена Рыковцева : Чем вы гордитесь, Дмитрий?



Дмитрий Литовкин : Горжусь тем, что у нас сильная и мощная армия, которая способна постоять за свое государство, что в ней служат достойные люди, которые не оставят своих позиций и не отдадут ни пяди родной земли.



Елена Рыковцева : Владимир, а что вас смущает?



Слушатель : Меня смущает, во-первых, миллиард рублей. Это абсолютно абсурдная цифра!



Елена Рыковцева : Которая пойдет на покрытие расходов.



Слушатель : Которая очень характерно выявляет вообще характер того, что происходит. Мы сначала ломаем, а потом тут же тратим миллиарды рублей для того, чтобы все это восстановить. Причем, мы демонстрируем оперетту, а расплачиваемся трагедией. Это раз.


Во-вторых, еще один вопрос к капитану III ранга. Скажи, пожалуйста, мой дорогой, а что в казармах нынче, всегда, начиная с 70-х годов? Я это, слава богу, не застал, потому что я служил намного раньше.



Дмитрий Литовкин : У меня в роте, когда я был совсем молодым, была «дедовщина». Я пережил это дело. Сам не культивировал эти вещи.



Слушатель : Еще бы не хватало!



Дмитрий Литовкин : Но это бывает. Что делать? Воспитание конкретного человека, которое он приносит с собой в казарму, - это же дело семьи, общества.



Слушатель : Вот с этим я совершенно согласен. Но для того, чтобы это не воспроизводилось, не продуцировалось бесконечно, в том числе, насколько целесообразна демонстрация, причем, еще раз подчеркиваю, опереточная, демонстрация техники.



Елена Рыковцева : А что вы вкладываете в слово «опереточная»? Что вы имеете в виду?



Слушатель : Потому что любой парад – это оперетта.



Елена Рыковцева : Любой?



Слушатель : Абсолютно! Потому что по существу… Я приведу маленький пример из истории русской литературы. Ахматовой когда-то Мандельштам подарил шубу. Она, поглядев на него, сказала: «Йося, купи себе штаны». Вот это состояние, когда надо купить штаны, а не ракету «Тополь».



Елена Рыковцева : Спасибо, Владимир. Я поняла вашу точку зрения. Дмитрий уже говорил, что есть и такая точка зрения, что будут говорить – лучше постройте дома ветеранам, раздайте эти деньги пенсионерам и так далее, но… При этом у вас на это находится ответ: демонстрация тоже нужна народу.



Дмитрий Литовкин : Разумеется, надо показывать, что у нас есть армия. У армии есть проблемы, ими занимаются. Занимаются хорошо или плохо – это отдельный разговор. Но опять же мы смешиваем понятия спектакля с актерами, которые играют в этом спектакле. Я думаю, что изменения, которые должны происходить в казармах, зависят от конкретных людей, которые находятся в этих казармах. Может быть, проблема общества воспитывать этих людей достаточно, чтобы они были сами по себе достойными людьми и не унижали тех, кто находится возле них.



Елена Рыковцева : Интересно, как в армии относятся к парадам? Что для людей, которые служат, парад? Как вы считаете?



Дмитрий Литовкин : Я могу сказать, что я участник трех парадов.



Елена Рыковцева : В каком смысле участник? Прямо маршировали, да?



Дмитрий Литовкин : Да, я маршировал. Правда, не в Москве, в другом городе бывшего Советского Союза. Для меня это было, конечно, испытанием. Потому что это было утомительно, это изматывало. Я, конечно, относился к этому отрицательно. Но в тот момент, когда я шел в парадном строю по улицам города и видел счастливые лица людей, которые на это смотрели, оно все компенсировало.



Елена Рыковцева : Верю. Андрей из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!



Слушатель : Здравствуйте! Здравствуйте, Дмитрий! Очень интересно вас слушать. Я во многом согласен с вами. И еще предыдущему звонившему я бы хотел сказать, что он, похоже, не служил в армии. Я сам проходил срочную службу. Парад – это атрибут, как форма, как устав. Как у журналиста есть какой-то кодекс поведения, так и у армии есть атрибуты. Парад – это ее атрибут.


А теперь, как я отношусь. Я отношусь так: парад – вещь хорошая, расходы на него – вещь плохая.



Смех в студии



Елена Рыковцева : Ну, не получается одно без другого, видимо.



Слушатель : Да. Парад – это вещь красивая, нужная. Он есть во всех армиях мира. И в американской армии он есть, и в дореволюционной русской армии.



Елена Рыковцева : Но как бы снизить на него расходы. Так, Андрей?



Слушатель : Да, но расходы снижать – это уже хозяйственное управление наших военных.



Елена Рыковцева : Но снизить расходы – это элементарно убрать снова с показа эту тяжелую технику, которой не было с 1990 года. Может быть, и не надо? В прошлом году я смотрела с удовольствием парад по телевидению. Без всякой тяжелой техники он произвел на меня очень благоприятное впечатление. Зачем же столько денег на эту тяжелую технику? Дмитрий, скажите, нельзя ли без нее, без техники?



Дмитрий Литовкин : Мы опять смешиваем две вещи в одну кучу.



Елена Рыковцева : Разделяйте.



Дмитрий Литовкин : Участие военной техники в параде было заложено в начале года в бюджет Министерства обороны.



Елена Рыковцева : Может быть, это одноразовая акция, или это все-таки будет практиковаться теперь каждый год? Может быть, это раз в 20 лет будет? Может быть, мы зря так страдаем?



Дмитрий Литовкин : В зависимости оттого, насколько депутаты Государственной Думы хотят увеличить или уменьшить бюджет Министерства обороны.



Елена Рыковцева : Ага!



Дмитрий Литовкин : Это отдельная статья, которая входит в расходы на боевую подготовку. Участие в параде – это тоже элемент боевой подготовки нашей армии. То, что город Москва потратил миллиард рублей на восстановление дорог, я думаю, для Москвы это большое благо.



Елена Рыковцева : Почему?



Дмитрий Литовкин : Юрий Михайлович Лужков и так ремонтирует дороги, а так дополнительно вложит еще миллиард и, может быть, не только улицу Тверскую восстановит, а какие-то ближайшие…



Елена Рыковцева : Ну, не шутите так. Одно дело ремонтировать дороги, которые реально повреждены были безо всякого парада, а другое дело – ремонтировать их на пустом месте. Вчера она была целая, а сегодня она поврежденная. Нет, это разные истории.



Дмитрий Литовкин : Техника не наносит такого ущерба дорогам, как наносит весна или осень, когда у нас есть лед и вода. Во всяком случае, я каждый день езжу по улице Тверской, и не попал на ней ни в одну яму.



Елена Рыковцева : Правильно, а давайте мы ее теперь всю изуродуем, чтобы вы попали в эту яму. Ну, вы даете! Ничего себе!



Смех в студии



Дмитрий Литовкин : Техника уже дважды прошла по улице Тверской, и, на мой взгляд, с ней ничего не произошло. А то, что еще дополнительно будет вложен миллиард в восстановление московских дорог, я думаю, что впоследствии автомобилисты это, конечно, оценят.



Елена Рыковцева : Но я все-таки не понимаю, почему бы не вложить этот миллиард в ремонт дорог тех, которые уже требуют этого ремонта, чем в восстановление тех, которые еще вчера были целыми? Вот этого я понять все-таки не могу. Но давайте не будем об этом спорить. Еще раз зафиксируем позицию, что каждый год Министерство обороны самостоятельно решает – будет ли оно демонстрировать тяжелую технику во время парада или нет. Решив это, они оформляют это отдельной статьей. А московскую власть уже ставят перед фактом: вот Министерство обороны решило – будете чинить, не решило – не будете. Так?



Дмитрий Литовкин : Ну, это не совсем так. Это все-таки решается на уровне правительства. Министерство обороны только исполняет решение правительства. Если будет принято решение, что в очередной парад должен быть показ техники, то Министерство обороны, соответственно, предусмотрит данные расходы.



Елена Рыковцева : Понятно. Владимир Александрович из Междуреченска.



Слушатель : Здравствуйте! Если вы уверены, что по Красной площади ездят реальные образцы вооружения, а не макеты, то что будет, если хотя бы одна ядерная боеголовка во время движения по Москве взорвется? А вдруг она не случайно взорвется?



Елена Рыковцева : Абсолютно понятен вопрос. А вдруг самолет упадет, один из тех, которые вы так красочно описали в своей публикации в «Известиях», а вдруг боеголовка? Как предохраняются от этого?



Дмитрий Литовкин : Сначала я бы хотел сказать, что есть макет, а что есть реальная боевая техника. Макет – это картонная коробка, которая имитирует танк или самолет, который протащат по Красной площади. В данном случае будут показаны реальные образцы техники, которые сами по себе являются оружием. Понятно, что на комплексе «Тополь М» нет ядерной боеголовки. Там стоит только обтекатель, под которым она должна прятаться. Это элемент безопасности. Танки, конечно, пойдут без снарядов. Пулеметы будут не заряжены и прочее, прочее, прочее.


Если говорить про авиацию. Конечно, наши летчики (и этот вопрос мы обсуждали с командующим Военно-воздушными силами) опасаются, что может что-то произойти. Но в параде участвуют хорошо подготовленные пилоты. Это элита наших ВВС. Все самолеты прошли соответствующее техническое обслуживание. Потом как бы момент пролета займет всего минут 5-10. Я думаю, что ничего страшного не случится.



Елена Рыковцева : Давайте сплюнем три раза.


Марина из Москвы, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Во-первых, мне, конечно, очень нравятся те зрелые вопросы, которые вам были заданы, и ваши ответы меня тоже устроили. Но у нас этот парад вызывает сомнения на антитезы. Вы говорите, что красиво пролетит самолет. Но мы знаем, какой дорогой у нас керосин. Я только слушаю ваше радио. По вашему радио я слышала, что невозможно пилотам налетать нужное число часов, потому что авиационный керосин очень дорогой.



Елена Рыковцева : Все, Марина, поняла! Речь идет о качестве подготовки военных, не экономят ли в армии на керосине так, что они даже не могут натренироваться как следует, чтобы качественно летать.



Дмитрий Литовкин : Я же говорил, что в последние годы были приняты очень радикальные решения по увеличению финансирования нашей армии, не только закупок новой техники и ее разработки, но и в том числе на боевую подготовку. Вы действительно правы, что наши пилоты в свое время летали по 20 часов в год притом, что американские летали больше 100 часов в год. Но в последнее время финансирование боевой подготовки вышло на такой уровень, что наши пилоты летают уже 80 часов. Наши самолеты дальней стратегической авиации постоянно находятся на боевом дежурстве в Северной Атлантике, в Индийском океане, летают к берегам Америки. Это тоже показатель того, что у нас есть керосин. И участие нашей авиации в параде не отвлекает средства, не отвлекает какие-то ресурсы от выполнения непосредственных задач нашей армией.



Елена Рыковцева : Игорь Анатольевич, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Я сразу успокою предыдущих. Я видел этих «Стрижей», насмотрелся так, как на параде их никто не увидит. Ни разу никто не упал. Я их даже фотографировал. О «Витязе»… Даже показывали имитацию сбитого самолета, падал, а потом выправлялся. Так что, в нормальном полете пролетят, не волнуйтесь, ничего страшного нет.



Елена Рыковцева : Спасибо, успокоили.



Слушатель : Дмитрий, знаете, что мне кажется, что не хватает у нас идеологии. Парадов 9 мая их никогда не было – был первомайский и ноябрьский. Когда-то мы смотрели и только ахали. А потом прошло время, ну… Прокатились и прокатились. Мне кажется, вот ни слова не говорят… Раньше после военных парадов, были парады физкультурников. Это забыли. Это ушло в прошлое. В кино это только высмеивали. Раньше это было сочетание.



Елена Рыковцева : Игорь Анатольевич, вы не путаете с первомайской демонстрацией? Не после первомайской демонстрации был парад физкультурников? Я этого совершенно не помню, чтобы физкультурники шли после военных.



Слушатель : После военных, а потом уже шел народ.



Елена Рыковцева : Я поняла ваш вопрос. Он важный. Мы все спрашиваем – поднимает ли парад ваш патриотический дух?


Этот явно не поднимает. И даже по ВЦИОМу не поднимает. 9 процентов. Как же вернуть ощущение человеку вот этой гордости за свою страну при виде этой военной техники? Если раньше, Игорь Анатольевич говорит, парад эту идеологическую роль выполнял, то со временем перестал. Во-первых, со временем перестали проводиться сами парады. Потом они снова были возобновлены с 1995 года, насколько я помню. Но вот эту функцию они перестали выполнять. Как возвращать?



Дмитрий Литовкин : Я думаю, что демонстрация техники – это всего лишь один из элементов возращения этой функции – гордость за свою страну. Гордость за свою страну начинается, наверное, в школе, чтобы получить хорошее образование, от хорошо отремонтированных дорог, от чистых домов, оттого, что в магазинах есть еда, и у тебя есть дача, есть дом родителей, куда ты приходишь.



Елена Рыковцева : Да и от состояния российской армии, в первую очередь, о ситуации в ней внутренней, конечно.



Дмитрий Литовкин : Это очень много факторов. Думаю, что гордость за свою страну можно крепить, даже не выходя на демонстрации физкультурников, а хотя бы участвовать в субботниках, которые сейчас опять возрождаются, по благоустройству территории вокруг своих домов.



Елена Рыковцева : Когда у человека гордость, когда он любит свою страну, как, видимо, может быть, любили люди свою родину СССР (не видимо, а точно любили), тогда и парад для него будет всего лишь одним из дополнительных элементов по фиксации, что ли, этой гордости. Если же этого нет, так никакой парад этого не сделает. Если вы не гордитесь своей страной, вас никакой парад не заставит ею гордиться. Так?



Дмитрий Литовкин : Разумеется. Просто у нас в последние годы, если вы помните, десятилетия, было самоуничижение какое-то перед Западом, перед другими государствами. Мы ничего не можем, мы ничего не умеем. Притом, что мы первыми вышли в космос. Мы строили космические корабли, делали ледоколы, которые покоряли Арктику, осваивали бескрайние просторы нашей страны, и вдруг мы ничто! Сегодня обратная тенденция. Нам возвращают веру в свою страну, веру в возможности этой страны.



Елена Рыковцева : Дмитрий, я не соглашусь. Пока это только заклинания. Вы несколько лет думали, что вы ничто, а теперь давайте-ка верьте, мы вот теперь сильные, давайте вы думайте, что вы теперь сильные! А почему же люди должны так думать, если лучше не стали они жить, если нищенские пенсии?! И это признает даже будущий премьер-министр, буквально без пяти минут. Что же они должны это все на веру-то принимать?



Дмитрий Литовкин : Он не только признает, он делает конкретные шаги для того, чтобы эти пенсии индексировались и не были такими нищенскими. Понятно, что все сразу изменить невозможно, но у нас есть эволюционный процесс, которые медленно, но все-таки движется вперед.



Елена Рыковцева : Мы останемся каждый на своей позиции. Вы считаете, что процесс уже движется, а я считаю, что он движется пока на уровне лозунгов, на уровне мюнхенских речей. Мы выходим и говорим – мы сильные, вы нас бойтесь. Но за этим пока, мне кажется, реально ничего еще пока нет. Может быть, я ошибаюсь. Я буду только рада, если я ошибаюсь.


Дмитрий из Московской области, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!



Слушатель : Здравствуйте! Парад, я считаю, - это воспитание патриотизма на одной из иллюзий. Патриотизма таким образом не будет. А реальное же положение дел в армии удручающее, в том числе и с боевым духом, и с реальным техническим перевооружением, кстати. Вот вы говорите о техническом перевооружении. А скажите, пожалуйста, сколько реально новых самолетов поступило в армию за последние, к примеру, 8 лет, сколько новых танков - новых старых Т-90, потому что других-то нет. Если честно, может быть, они там и не нужны. Тогда еще смешнее все это выглядит.



Дмитрий Литовкин : Я могу сказать, что в прошлом году было закуплено 10 новых самолетов. Было закуплено несколько батальонных комплектов тех же танков Т-90. Было закуплено порядка 300 новых бронемашин и машин пехоты. Было закуплено порядка 18 новых стратегических ракетных комплексов. Было построено две подводные лодки атомные. Было еще десяток каких-то кораблей построено. Если сравнивать с Советским Союзом, конечно, масштабы закупки не сопоставимы. Советский Союз значительно больше закупал, ставил. Но надо еще понимать целесообразность таких покупок. Сегодня в нашей армии достаточно техники, которая, пусть и не новая, но еще остается достаточно современной и эффективной. Решается проблема модернизации этой техники, доведение до современного уровня. А покупка новых образцов – это всего лишь поддержание нашей промышленной базы, создание потенциала для того, чтобы в случае чего, она была в состоянии воспроизвести эту технику, поставить ее на вооружение.



Елена Рыковцева : Хорошо. Читаю пейджер. «Это только в глазах сегодняшней чекистской власти и тех, кто ее поддерживает, мощь государства заключается в демонстрации военной силы на парадах. Есть много маленьких стран, где люди живут счастливо. В нашей стране это, в основном, на словах», - пишет Савельева.


«Демонстрация мощи и поднятие духа, конечно, хорошо, но зачем было затапливать станцию «Мир», которая накрывала слежением всю землю, смущает ликвидация баз в Камране во Вьетнаме и «Лурдес» на Кубе, в то время как НАТО все ближе и ближе к границам России. Зачем нужен невоенный министр обороны. Что он может понимать в военном деле?» - спрашивает Александр. Так много вопросов к вам. Будете что-то говорить?



Дмитрий Литовкин : Я уже говорил о том, что НАТО не такая мирная организация, как она пытается казаться. Тезисы, которые прописываются в концепции развития этого блока, говорят о том, что они готовы контролировать наши нефть и газ.



Елена Рыковцева : С этим Александр не спорит. Он говорит о том, почему же Россия…



Дмитрий Литовкин : Нет, Александр прав, конечно. Но есть некая военная целесообразность. Если Россия сегодня декларирует, что мы не имеем никаких внешних притязаний к каким-то государствам, мы сегодня занимаемся исключительно обороной своего государства, то понятно, что нам надо отказываться от своих советских завоеваний. Вот база в Камране. Задаемся вопросом – а какие интересы у нас в Индийском океане на сегодняшний день? Ответа на этот вопрос нет, Зачем нам нужна разведывательная станция на Кубе, когда у нас есть спутники, которые содержать значительно дешевле, чем объект на Кубе. Все как бы имеет свойства не то, что заменяться, а находятся новые технические средства для поддержания собственной безопасности. Сегодня они позволяют нам не иметь каких-то объектов за границей, если мы не собираемся вести империалистическую политику.



Елена Рыковцева : Все понятно. Олег из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!



Слушатель : Я хотел сказать, что мощность армии и уважение к ней проявляются не на параде, а в реальных действиях. Если вы возьмете нашу новейшую историю, то в Афганистане наша армия, несмотря на свою мощь, получила по мордам, получила по мордам в первой чеченской войне, получила по мордам во второй чеченской войне. Но у меня вопрос не в этом. Скажите, пожалуйста, а что сегодня наше общество будет защищать, если нашему обществу в этой стране ничего не принадлежит – ни ресурсы, ни сырье, ни территория, ни земля, ничего не принадлежит. Что они должны защищать? Объясните, пожалуйста.



Дмитрий Литовкин : Ну… Уж как-то совсем и по мордам получили. Американцы по мордам в Ираке получают, зато они имеют нефть бесплатную. Зачем они влезли в Афганистан, я тоже не знаю, но они решили нашу с вами проблему – талибы не пошли в Среднюю Азию, а из Средней Азии к нам на Урал. Поэтому как бы наша задача – помочь американцам подольше засидеться в Афганистане.



Елена Рыковцева : Наталья Васильевна из Московской области, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!



Слушатель : Выслушайте, если успеете. Был парад в 1941 году на площади, то теперь он необходим просто.



Елена Рыковцева : Почему?



Слушатель : Я очень рада, что он есть.



Елена Рыковцева : Почему?



Слушатель : Потому что то, что деньги на него истрачены, возьмите у каких-нибудь миллиардеров, которые используют наши недры….



Елена Рыковцева : Понятно, Наталья Васильевна. Почему он необходим?



Слушатель : Необходим, потому что пусть посмотрит молодежь и немножечко воспитается на этом на всем. А то, что Дмитрий испугался, что мало танков, а может быть есть, что и посильнее танков, что нам не покажут.



Смех в студии



Елена Рыковцева : Хорошо. Наталья Васильевна, хорошо бы, если бы эти деньги были бы из каких-то источников других, но вот нам один слушатель пишет, что «Минимум убытков 1,5 миллиарда от техники, а на днях Мосгордума сняла 827 миллионов рублей к пенсиям доплаты из бюджета города». Я этих цифр не знаю, но будем принимать их на веру.


«По теме дня. Ни слова по строительству приличных дорог в стране не говорится. Видно некому», - пишет Ваня.


«Господа, совершенно не уместен проезд тяжелой техники в Москве. Мы итак великая держава. А в армии этой техники практически нет», - Алла. Но ее же не изымают из армии. Ее же вернут в армию, эту технику.


«Пусть генералы поиграются с бомбовозами, лишь бы эти чернобыли на колесах не взорвались посреди Златоглавой», - пишет радиодиссидент. Мы же обсуждали это.


«Мало того, что Зубков напоследок ошарашил планом Путина о дальнейшем подорожании, на закуску – парад. Радуйтесь со слезами на глазах», - пишет Сергей.


«Чтобы уйти от армии, детей пихают в институты. Отсюда туфтовые спецы и врачи». Есть такое дело.


«Вчера Московская городская дума сняла с инвалидов 27 миллионов рублей, чтобы залатать дыры этим дурацким парадом. Возмутительно!», - уже новая цифра нам поступила. Вообще, надо с этой цифрой разобраться. Люди знают, что что-то сняли с бюджета, но сколько сняли надо разбираться.


«Что касается патриотизма и гордости за вооруженные силы своей родины, то парад не может прибавить, а только убавит, так как основное складывается из наличия «дедовщины» в армии. Наведите лучше порядок там», - советует Вера.


«Я бы вместо военного парада провел парад наших фермеров на их технике», - пишет Георгий, остроумно.


«А я была свидетелем того, как упал на Москву самолет во время тренировки», - пишет Татьяна из Москвы. Известно вам о таком факте?



Дмитрий Литовкин : Нет.



Елена Рыковцева : И нам неизвестно. «Из перечисленного вами обновления техники в армии за год сравнение не в нашу пользу. Китай приобрел четыре подводные лодки, к тому же в Китае 1,5 миллиона населения бойцов, а у нас наркоманы и потерявшие здоровье в армии ребята», - пишет Вера. Мы уже не успеваем сравнить российскую армию с китайской.


Мы еще раз поздравляем с 9 Мая наших слушателей. День замечательный! Праздник прекрасный!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG