Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Портрет сербского избирателя. О политике говорят те, кого называют обывателями


Ирина Лагунина: И опять опросы общественного мнения в Сербии показывают, что два лагеря в стране получат равное число голосов. Миллион 400 тысяч – полтора миллиона, с одной стороны, и миллион 300 тысяч – полтора миллиона, с другой. Политики используют последние дни до выборов для особо активной кампании. Президент страны, например, обвинил премьер-министра в том, что тот сеет ненависть между людьми и лжет по поводу содержания соглашения между Сербией и Европейским союзом. Премьер-министр, со своей стороны, провел раздел между предателями – это те, кто выступают за Запад, и патриотами, кто выступает за то, чтобы Косово вернулось в состав Сербии любой ценой. Ну а что думают по поводу всего этого люди, которым предстоит в эти выходные пойти и отдать свой голос за ту или иную партию. Портрет сербского избирателя составила наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: Предвыборные опросы общественного мнения показывают, что сербские избиратели в очередной раз разделились пополам между двумя ведущими политическими блоками – Демократической партией президента Бориса Тадича и Радикальной партией Сербии, лидер которой Воислав Шешель отвечает перед Международным Гаагским трибуналом по военным преступлениям в бывшей Югославии.


Этот резкий раздел граждан между проевроропейски и националистически ориентированными политическими силами сейчас проявляется с небывалой ясностью. Хотя перевес поддержки в пользу Радикальной партии составляет лишь пару процентов, однако у радикалов больше шансов после выборов привлечь коалиционных партнёров, с помощи которых они могли бы стабильно править в стране.


Итак, Сербия в очередной раз на перекрёстке, снова слышны утверждения, что эти выборы решают судьбу страны, что они являются референдумом «за» и «против» Европы и демократии.


Наши собеседники - не аналитики и не политики, а четверо обычных сербов. Первый -ветеринарный врач Дмитрий, в возрасте сорока пяти лет. Он сказал, что тяжело жить в такие времена, когда в центре внимания политика, пустые лозунги, а не реальные проблемы граждан.



Дмитрий: У нас не скучно, но нельзя сказать, что это приятно! Такое интересное время часто может стоить или денег, или жизни. Я бы, вероятно, был намного счастливее, если бы у нас ситуация была такой стерильной как в Швейцарии или Норвегии, где никто даже и не знает, кто вообще находится у власти. Я бы очень хотел, чтобы политика никогда не была в центре моего внимания. И особенно лозунги: «решающий день», «референдум», решение «всё, или ничего». Мы постоянно решаем какие-то самые крупнейшие вопросы, постоянно принимаем какие-то исторические решения. Это длится уже 20 лет, и это очень утомительно. Я бы хотел, чтобы в центре моего внимания были совсем другие вопросы: профессиональная карьера, дети, улучшение экономического положения, а не политика ради политики. Я на политической сцене вижу массу лиц, которые ведут борьбу лишь за свои собственные интересы. Большое число наших граждан, но они всё-таки меньшинство, отдают себя отчёт в том, что политикам верить во всём нельзя. Но есть люди, которые всё воспринимают иначе, главным образом это сторонники радикалов – они верят тому, что отвечает их мировоззрению, без какого бы то ни было критического отношения и анализа.



Айя Куге: Лидеры радикальной партии действительно обещают избирателям невозможное – хлеб по символической цене, зарплаты свыше тысячи евро и сильную Сербию, которая будет процветать, опираясь только на собственные силы. А число их сторонников всегда стабильно. Несмотря на то, что там, где они правят на муниципальном уровне, никакого процветания не видно. Почему тогда люди им верят?



Дмитрий: Я этих людей мало знаю. Это проблема всех нас из тех кругов, в которых я общаюсь. Мы редко встречаемся с людьми из этой группы. Я мало с ними знаком и всегда удивляюсь, когда сталкиваюсь с их идеями и поражаю их массовости. Разумом я понимаю, что средний гражданин Сербии - не высокообразованный интеллектуал, имеющий критическое отношение к окружающему, а человек плохо образованный, который принимает все стереотипы и пустые лозунги, которые ему постоянно подают политики. Ведь средний уровень в Сербии не Новый Белград, где красивые, обустроенные здания и газоны. Средний уровень Сербии можно увидеть, если направиться, например, к югу от Белграда – халатность и грязь. А заявления политиков-радикалов не много отличаются от тех, какие были 150 лет назад. Когда 150 лет назад в Сербии принималось решение строить железную дорогу, люди, подобные нынешним радикалам, утверждали, что поезд – это дьявол на колесах, что Европа дьявольское творение, которое с дымом и ядами поездов принесёт нам только болезни, что наши дети будут умирать, когда поезд пройдёт через деревни. С тех пор изменилось не многое – история повторяется.



Айя Куге: Профиль избирателей, которые голосуют за Радикальную партию, известен. Большинство из них мужского пола и сербской национальности. У сторонника радикальной партии, в лучшем случае, среднее образование, он принадлежит к рабочему классу и параллельно обрабатывает свою землю в деревне. Его автомашина старше двадцати лет, а лучшим временем в своей жизни он считает девяностые – военные годы в Сербии.


Наша следующая собеседница – лаборантка Милица из Белграда. Ей тридцать пять лет, у нее семья и двое маленьких детей. Милица чувствует отвращение к политике, а голосовать будет только потому, чтобы не победили радикалы. Она - довольно типичный представитель части женского городского населения Сербии своего возраста.



Милица: Я даже телевидение не смотрю! У меня других забот много и только когда иду на работу или возвращаюсь домой, вижу, что все рекламные панно заняты политическими партиями, с их нелепыми лозунгами. Я чувствую к этому отвращение. Для меня лучше всего было бы не голосовать, но, вероятно, буду голосовать за Демократическую партию, только чтобы не победили радикалы. Радикальная партия у меня вызывает самое большое отвращение. Но и остальные крадут и врут, и никто честно не выступает в пользу народа, не помогает Сербии сделать шаг вперёд. Так что я буду голосовать за партию, которая мне менее отвратительна, чем остальные. В их рядах всё-таки есть потенциал людей. А качество политиков - наша большая проблема. Смотрю в своей среде, кто становится функционерами какой партии. Чаще всего они некачественные люди, которые не проявили себя в своей в профессии, и поэтому пошли в политику. Это люди, которые себя воспринимают лидерами, но ведь, в конце концов, это мы их и избираем! А в общем я думаю, что есть в Сербии человеческий потенциал, есть потенциал руководителей, но только мы их собрать никак не можем, и поэтому у нас ничего не меняется, и мы только чудом все ещё держимся.



Айя Куге: Предвыборная кампания в Сербии строится главным образом на одной теме: нужна ли стране интеграция с Европой, или стоит повернуться спиной к Западу из-за того, что у сербов отняли Косово.



Милица: Я действительно не сторонница твёрдой националистической политики по принципу: «Косово не отдадим, и не важно, что с нами из-за этого будет». Однако Запад буквально растоптал наше национальное достоинство тем, что так недвусмысленно и позорно отнимает Косово. И не важно, что в косовской проблеме есть и наша вина. Если бы они не так трагически кололи нам глаза, может быть, реакция была бы другой. Это унижает людей, и из-за этого каждый может теперь сказать, что не надо отдавать Косово. Но не надо так говорить: ведь Европа предлагает нам сладкий пряник, предлагает включиться в ЕС, гарантирует лучше зарплаты. Для каждого, кому живётся не так хорошо, это заманчивое предложение. А те, кто уже хорошо обустроен, кто хорошо себя чувствует в сегодняшней Сербии, кто хорошо зарабатывает и достаточно скопил для себя, кто не боится того, что принесёт будущее – те могут поддерживать политику не сближения с Европой. Только состоятельные люди могут позволить себя размышлять таким образом.



Айя Куге: Любопытно, что громче всего против Европы выступает Демократическая партия Сербии премьер-министра Воислава Коштуницы, партия, которая до недавнего времени причислялась к демократическому блоку. Социологическое исследование показало, что её сторонники живут лучше остальных сербов – ездят на автомашинах Ауди, имеют квартиру или дом больше восьмидесяти квадратных метров и планируют еще расширить жилплощадь. Для них в культуре важны лишь сербские национальные, традиционные ценности. Они не желают вступления в ЕС, и они не против коалиции с твёрдыми националистами из Радикальной партии.


Сербская образованная молодёжь, напротив, на выборах готова голосовать за небольшую Либерально-демократическую партию, которая считается продолжательницей пути убитого премьер-министра реформатора Сербии Зорана Джинджича. Шансов на большой успех на выборах у либералов нет, но они могут стать важным довеском к Демократической партии президента Бориса Тадича в случае, если по итогам выборов Демократическая партия не очень отстанет от националистов.


Срджан - сторонник Либеральной партии. Профиль её избирателей: молодой мужчина в возрасте двадцати-тридцати лет с хорошим образованием, но без собственной квартиры. Желал бы заниматься собственным бизнесом, но считает, что таких шансов у него нет. Его идеал – Западная Европа и Скандинавия.



Срджан: Мы надеемся на лучшую возможную комбинацию после выборов, которая вероятно не осуществится – чтобы проевропейская коалиция, вместе с Либерально-демократической партией и партиями национальных меньшинств получила большинство в парламенте. Лично я, и мои друзья, мы очень боимся правительства Радикальной партии в союзе с Демократической партией Сербии Воислава Коштуницы. Однако исход выборов, когда бы большинство получила Либеральная партия и партии нацменьшинств, статистически не возможен. Если посмотреть на расстановку политических сил в Сербии, на ожидаемые итоги выборов, то скажу сразу: я не надеюсь ни на какое улучшение в стране, ни в одной из возможных политических комбинаций.



Айя Куге: А сельское население Сербии с ностальгией вспоминает времена социализма, когда они жили лучше всех, а теперь обеднели. Среди крестьян больше всего сторонников Социалистической партии Сербии, бывшей партии Слободана Милошевича. Типичный избиратель социалистов - шестидесятилетний мужчина с образованием начальной школы, с собственным имением в четыре гектара, для которого примером во всём должна быть Россия. У социалистов есть шанс набрать около семи процентов голосов.


Крестьянин Предраг почти типичный сторонник социалистов, но он ещё колеблется в своем выборе.



Предраг: В принципе, мы к выборам относимся равнодушно, на селе все говорят: не надо выходить на выборы, не надо ни за кого голосовать. Однако в день выборов будет по-другому: давай голосовать, надо выполнять гражданский долг! Крестьяне занимаются своими ежедневными делами и редко комментируют политику. Деревню мало интересуют проблемы вокруг Косово – это риторика белградских политиков. Крестьянина интересует развитие села. Но Европа не заслужила, чтобы мы голосовали за европейский путь. Сербия смотрит на Россию и измеряет её силу, а она на сегодня большая. Наша приверженность России может решить выборы. Не верю, что победят проевропейские силы. Я сердит на Европу. У меня нет денег на посевную. Где эти деньги, которые нам обещаны как помощь? С нас только заявки собирают, а когда придут деньги, они будут потрачены на выборы, политики будут ссориться, и кто знает, когда будет новое правительство, может быть лишь осенью. А для нас, крестьян, этот год, считай, пропал, все фонды и бюджеты. Мы остались массой, с которой никто не считается. За кого мне голосовать?! Вот уже воскресенье близко, а моя семья по вопросу выборов разделилась. С одной стороны, молодёжь, а с другой, мы, постарше, которым не хочется выходить на голосование.



Айя Куге: Так размышляют сербские избиратели перед парламентскими и муниципальными выборами, которые состоятся в воскресенье 11 мая.


XS
SM
MD
LG