Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Не хочу радар»: Чехия, НАТО и американская система противоракетной обороны в Европе


Ирина Лагунина: На этой неделе в Праге прошла международная конференция, посвященная планам создания в Чехии и Польше системы противоракетной обороны США. Основным выступавшим был генеральный секретарь НАТО Яап Де Хооп Схеффер. На саммите Североатлантического союза в Бухаресте месяц назад было принято решение технически изучить, как подсоединить систему ПРО США к европейской системе и национальным системам стран НАТО. В Праге Генеральный секретарь союза впервые заговорил о том, что эта система – важный компонент безопасности граждан государств-членов НАТО.



Яап Де Хооп Схеффер: Мы обсуждали на конференции очень важный вопрос системы противоракетной обороны, очень важный вопрос, я бы сказал, безопасности всех наших граждан. И давайте говорить об этом с точки зрения людей, с точки зрения населения всех союзников по НАТО.



Ирина Лагунина: Это Яап Де Хооп Схеффер объяснил в кулуарах конференции уже после своего выступления. Похоже, что в руководстве союза исчезли за последнее время и сомнения в реальности угрозы, о чем постоянно говорит, например, Россия, утверждающая, что до современных ракетных технологий таким странам, как Иран, еще далеко.



Яап Де Хооп Схеффер: Мы видели, как страны проводят испытания ракет. И давайте не уходить от открытой дискуссии на эту тему. Это не нечто виртуальное. Это – не компьютерная игра. Это – реальность, это – на самом деле.



Ирина Лагунина: О том, почему НАТО решила выступить по этому вопросу с единой позицией, говорит заместитель премьер-министра Чехии Александр Вондра:



Александр Вондра: Если НАТО хочет оставаться единой организацией, то она не может себе позволить, чтобы у Европы и у Америки были разные степени защищенности. Представьте себе наш союз как союз супругов. Если мы признаем, что опасность дождя из баллистических ракет реально, то мы не можем и не должны позволить того, чтобы у одного супруга был над головой зонтик, а у другого – нет.



Ирина Лагунина: Раскол в общественном мнении в Центральной Европе по поводу противоракетной системы был отчасти спровоцирован довольно резкими заявлениями Москвы и российских военных, готовых чуть ли не нацелить ракеты на Европу. Естественно, что ни политики, ни европейское общество не хотят возвращения к временам «холодной войны».



Александр Вондра: Мы все призвали Россию положительно отреагировать на американские предложения, направленные на большую прозрачность противоракетной системы и на укрепление взаимного доверия. Система ПРО – это система обороны. И она сама по себе никому не угрожает. Ее цель – защитить.



Ирина Лагунина: Так что же предлагают России американская и чешская, коль скоро соглашение в недалеком будущем будет подписано, стороны? Александр Вондра:



Александр Вондра: Мы можем предложить России разумный механизм контроля над системой. Мы также открыты для совместного с Россией участия в системе ПРО в будущем. Мы не рассматриваем Россию как угрозу. Но наше предложение России не означает, что мы уступим, если Россия начнет угрожать, или что мы сдадимся, если она захочет вновь сделать Центральную Европу зоной своего влияния.



Ирина Лагунина: Заместитель премьер-министра Чехии Александр Вондра. Но в самой Чехии большинство населения не поддерживает идею радара. Демонстрации, правда, никогда не собирали больше тысячи человек, но кампанию ведут сразу несколько неправительственных организаций, включая экологическую Гринпис. Я спросила Яна Фрейдингера из чешского отделения Гринпис, почему они стали выступать против радара.



Ян Фрейдингер: Мы считаем, что американские военные базы, которые будут размещены в Центральной Европе как часть системы противоракетной обороны, - это шаг назад. Они пошатнут стабильность международных отношений и вызовут новую гонку вооружений. Многие эксперты согласны с тем, что чем больше военных щитов создается, тем больше строится оружия, чтобы пробить эти щиты. Интенсивный рост современных оборонных систем заставляет производителей оружия более активно производить наступательные виды вооружений. Так что мы считаем, что эта система ПРО не принесет нам большей безопасности. Мы полагаем, повторю, что она приведет только к новой гонке вооружений. Вот именно поэтому Гринпис и выступает столь резко против этой идеи.



Ирина Лагунина: Но мне всегда представлялось, что Гринпис – в первую очередь экологическая организация. У вас есть сомнения в экологичности этого проекта?



Ян Фрейдингер: Конечно, но это не то, что вызывает наше беспокойство в первую очередь. Если вы посмотрите на название нашей организации, то вы увидите там два слова – «зеленый» и «мир». И эти два слова связаны друг с другом очень тесно.



Ирина Лагунина: И собой представляет ваша компания? Вы проводите ее непосредственно в Брды, на месте, где должен быть построен радар.



Ян Фрейдингер: Да, я нахожусь прямо на этом самом месте. И нас очень активно поддерживает местное население. Опросы показывают, что 99 процентов местного населения выступают против радара, так что они нас очень поддерживают. Приносят нам еду, помогают нам строить мост. Честно говоря, мы просто поражены такой поддержкой. Политики нас, кстати, тоже поддерживают. У нас побывали уже четыре члена парламента от Социально-демократической партии. И похоже, что партия «Зеленых» тоже будет с нами, как и социал-демократы.



Ирина Лагунина: Так в чем состоит ваша кампания?



Ян Фрейдингер: Во-первых, мы растянули огромный плакат с изображением цели. Это символизирует нашу общую цель с большинством чешского населения: нет радару, нет противоракетной системе в Чешской Республике. Еще мы строим большой мост и проводим акцию, которую мы назвали фото-петицией. Это так называемая фото-блокада. Каждый может зайти на наш вебсайт и прислать нам свою фотографию. Мы их распечатываем и помещаем на место, где должен быть расположен радар.



Ирина Лагунина: На саммите НАТО в Бухаресте в начале прошлого месяца Североатлантический союз принял решение подключить будущую систему ПРО США к европейской противоракетной системе и к национальным системам, существующим в некоторых странах НАТО. Я спросила Яна Фрейдингера, собирается ли Гринпис распространить свою кампанию теперь на все страны НАТО?



Ян Фрейдингер: По-моему, в настоящий момент в этом нет необходимости. И я бы не сказал пока, что НАТО приняла эту систему как свою. Вот даже на прошлой неделе заместитель министра обороны США сказал, что командный контроль над системой ПРО не будет передан НАТО, он останется у американских военных. А исход бухарестского саммита состоит в том, что страны НАТО просто будут изучать возможность соединения европейской оборонной системы с американской. Им на это потребуется время, может быть, целый год. Так что вот через год мы и будем думать, но не сейчас.



Ирина Лагунина: Ян Фрейдингер, представитель чешского отделения организации Гринпис по телефону из местечка Брды, где будет строиться радар. Но и НАТО, понимая неоднозначное отношение к проблеме, по словам Генерального секретаря союза, не будет бездействовать.



Яап Де Хооп Схеффер: Важную роль во всей этой дискуссии и в дебатах о том, как защитить нас от угрозы баллистических ракет, занимает общественная дипломатия. Так что да, НАТО должна занять активную позицию. То же самое касается и заинтересованных стран. Так что здесь мы должны действовать общими усилиями.



Ирина Лагунина: Ожидается, что Чехия подпишет формальный договор с США в начале лета. На одной из центральных трасс при въезде в Прагу до недавнего времени стоял электронный плакат «Не хочу радар». И бегущие цифры подписавших петицию. За три недели электронные подписи поставили чуть более 60 тысяч человек. На этом табло сняли.


XS
SM
MD
LG