Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вторая жизнь Ленинградского рок-клуба





Марина Тимашева: Петербургские рок-музыканты решили возродить старый добрый "Ленинградский рок-клуб". О том, почему они захотели второй раз вступить в ту же реку, рассказывает Татьяна Вольтская.



(Звучит песня «Кораблик»)



Татьяна Вольтская: Тем не менее, кораблик возвращается. Литературный «Клуб-81», музыкальный Ленинградский рок-клуб, Горком художников - все это появилось пред самой перестройкой, усилиями КГБ, увидевшего, что так называемая «вторая культура» настолько разрослась, что неплохо бы ее упорядочить для облегчения надзора. Вот подполье и получило глоток кислорода, и этот глоток, на фоне советского официоза, выглядел грандиозным событием. А потом пришел Горбачев, и всякая надобность в поднадзорных клубах отпала. Ленинградский рок-клуб, успевший вписать свое славное имя в историю, вырастить группы, ныне знаменитые, перестал существовать. Почему же сегодня несколько человек, стоявшие у истоков того, старого рок-клуба, решили, что пора его возродить?



(Звучит песня «Вечный джаз»)



Конечно, лидер группы «Телевизор» Михаил Борзыкин не тот дядя Миша, о котором поется в песне «Вечный джаз», но именно он один из тех, кто решил, что пора возрождать Ленинградский рок-клуб.



Михаил Борзыкин: Нас так потрепало, поносило, к сожалению, многие лишились частей тела, в том числе и зубов (в связи с этим некая беззубость общая отмечается), но я надеюсь, что это возрождение поможет нам как-то заново обрети способность кусаться, шевелиться жить полнокровно и полновесно. Есть разные выходы из беззубья. Можно наращивать искусственные челюсти – чем мы сейчас и занимаемся. Собралась инициативная группа из музыкантов таких групп как «Патриархальная выставка», «Странные Игры», «Джунгли», «Телевизор», «Провинция», «Камикадзе», «НЭП» и другие матерые рок журналисты. На дворе у нас полное дежа-вю, ощущение ранних 80-х, что тоже способствует нашему шевелению: мы вспоминали молодость, сходство времен налицо. Собирались, обсуждали, договорились приблизительно о следующем: в связи с тем, что культурное пространство стремительно сужается, а рокеры, существа творчески свободолюбивые, испытывают кислородное голодание, постановили создать среду обитания для этого вымирающего вида. Чтобы жил и творил он вольно, и опыт свой молодым передать сумел. Рок-клубы - как заповедник творческой мысли, недоступны для формирования. Это то, что мы видим в качестве итога нашей работы. Место, где порыв не подменяют пиаром, где форма не пожирает содержание, и живут они мирно в любви и гармонии. Еще одной целью создания является сохранение традиций питерского рока, а для меня это, в первую очередь, энергия бескорыстного творчества, которая не отягощена заботами о пиарах, эфирах, купюрах и всяких и всяких других хлебов насущных. Организация концерта-фестиваля рок клуба в России и за рубежом, поиски, освоение и оснащение отдельного помещения, концертным залом, студией звукозаписи, помещениями для репетиций, мастер классов и других занятий с молодежью, в том числе и помещение для архива рок-клуба, музея… Много вариантов.



Татьяна Вольтская: Звучит заманчиво, но как совместить организацию концертов и обустройство помещений с отсутствием заботы о хлебе насущном? Говорит журналист, историк российской рок-музыки Андрей Бурлака.




Андрей Бурлака: Будем бороться. Мне кажется, что довольно большое количество людей, которые сегодня в бизнесе, во власти, в политике, они воспитаны на рок-клубе, они на этой культуре взросли. Мне кажется, было бы логично, чтобы они нам помогли коллективную юность вспомнить и помочь следующим поколениям быть воспитанными на нормальной культуре, а не на каких-то ее суррогатах. Ситуация в культуре сложилась настолько тревожная и в России, и в нашем городе, в том числе. Если культуру сейчас не начать спасать, то она перейдет ко всем этим мерзавцам, которые насаждают наше телевидение и все прочие масс-медиа. Так совпало, что мы встретились, поговорили, нашли, что нам до сих пор интересно между собой общаться, что-то вместе делать. И решили, что надо не просто говорить о былом, что-то снова сделать.




Татьяна Вольтская: Главное это объединение, – подчеркивает секретарь инициативной группы Павел Пироган, который является также представителем Ленинградского рок-клуба в Германии.



Павел Пироган: Там эти клубы живут все дружно и делают одно дело. Не толкло музыкальное и творческое, а социально полезное. Они работают с молодежью, с беспризорниками, они работают с аутистами, которые очень любят музыку, живя в своем мире. Любят тарабанить по барабанам. А лучшая терапия это рокеры, которые тоже любят шуметь, греметь. Вот в этом социально полезном секторе я хотел бы материализовать будущий рок-клуб. Теперь - к творчеству. Действительно, за годы отсутствия, 15 лет минимум мы прожили на чужбине, проплавали там, есть возможность посмотреть со стороны. Музыканты, которых я вывез за границу, выросли как музыканты, у них масса идей, из них прет большая форма. Им надоело играть песенки, сочинять альбомчики. Они действительно могут предложить материал, который потянет на вторую «Могучую Кучку» русского рока. Первая была создана Мусоргским, это признал Запад, Эмерсон, Лейк и Палмер сыграли «Картинки с выставки», поняв, что первый рок композитор в мире это Мусоргский. Почему бы нам не создать вторую на большом флагмане – Ленинградском рок-клубе?



Татьяна Вольтская: Наконец, о сокровенном – о духе нового-старого рок-клуба - Михаил Борзыкин.



Михаил Борзыкин: Дух Ленинградского рок-клуба это энергия свободного творчества, попытка достучаться до истины и прислушаться к собственной совести. Такой пафос. Без пафоса не обойтись, потому что, к счастью, как мне кажется, заканчивается век цинизма и постмодернизма и начинается новая эпоха строгой пустоты (есть такой самурайский принцип) и эпоха романтики. Вот, собственно, нам бы хотелось стать предвестниками этой эпохи и, я надеюсь, что у нас это все получится.



(Песня)




Марина Тимашева: Если сопоставить текст Михаила Борзыкина с тем, что говорил Татьяне Вольтской Андрей Бурлака, то получится, что рок-клуб будет сопротивляться власти, ища покровительства у самой этой власти. А песня, которую вы слышали, посвящена замечательному музыканту Михаилу Чернову, которого большинство людей знает как саксофониста группы «ДДТ».



XS
SM
MD
LG