Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анна Качкаева: "Была очень неряшливая съемка военного парада"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Анна Качкаева.



Андрей Шарый : Трансляция военного парада в день военного праздника традиционно один из самых рейтинговых телевизионных проектов. Вероятнее всего, беспрецедентные торжества этого года только продолжат эту тенденцию. О том, как телевидение показывало сегодняшний военный парад, я беседовал с телекритиком Радио Свобода Анной Качкаевой.


Анна, я пытался сегодня разобраться в том, что чувствую, когда смотрю на колонны, марширующие во всех городах России, то, что показывали по телевизору. Как-то к этому хочется немножко с иронией относиться, но все-таки великий праздник. Какие-то смешанные чувства от этого.



Анна Качкаева : В общем, чувство смешанное, потому что нарушен, как мне кажется, какой-то, в том числе, и телевизионный канон. Сегодня была очень неряшливая, как мне кажется, съемка. Какие-то странные клиповые заходы, не очень, в общем, как и почему шли колонны, не чеканя шаг, не вызываю священную еще с детства привычную гордость за то, как тянется носок и как поднят подбородок. Какой-то было такой некоторой потешности в этом больше, чем торжественности. То же самое впечатление производила и техника, хотя на улицах города, когда ее здесь на улицах видишь, то, скорее, немножко пугает это все. Потому что это такая мощь, которая продавливает асфальт мирного города. А на площади она так не выглядела.


Вот это все вместе и такой немножко пионерский комментарий, который был на Первом канале, читаемый по бумажке, в общем, молодыми людьми, где нет ни стали, ни выучки старой дикторской школы, все это создавало какое-то странное ощущение. Когда ты переключался на «Вести 24», где показывали тоже, в общем, технологическую мощь телевидения, давая телемосты из всех городов, то и вовсе терялся от впечатлений. Потому что такая перекличка до самых до окраин – от Калининграда до Благовещенска – такой вот шабистики, где уже нет и скорби, и памяти, и теплоты. Какая-то такая дымовая в некотором роде завеса. Все-таки дикторская традиция соблюдалась, не мешалась ни по звуку, ни по суете.


Впервые два центральных канала сегодня разошлись в подаче. Потому что на Первом канале комментировали Юлия Понкратова и Борисов, которые работники Первого канала, молодые. Это накладывалось на дикторскую речь комментатора на площади. А второй канал не стал давать осовремененную, что называется, вторую дорожку. И эта классика оказалась в сравнении спокойнее. Она микшировала эту суету, которая очевидно наблюдалась в режиссерском подходе к этому зрелищу.



Андрей Шарый : Я заметил два разрыва. Первый разрыв – это между сутью праздника и ритуалом, который его сопровождает. Все-таки демонстрация военной мощи в таком размере, в таком количестве, на мой взгляд, несколько не соответствует тому, что, собственно говоря, в такой день поминовения народ празднует. А второе – это можно, конечно, нашим коллегам посочувствовать, поскольку задача перед ними стоит очень сложная. Я сейчас говорю технологически, а не идеологически. Это задача совместить советские традиции с новым пониманием и значением этого праздника. Мне кажется, вот этого не было. Все эти суконные абсолютно слова о том, какая дивизия, под каким знаменем, куда прошла, эти стихи поэтов, которые читают люди, которые совершенно не вкладывают в это ни души, ни сердца…



Анна Качкаева : Я абсолютно с вами согласна. Здесь действительно нет органики – и эклектика, и зрелища, и текста… Конечно, попытка совместить все вместе - и воздушный парад, и технику, и марш, и оркестры, и начальников – все это, действительно, очень плохо укладывается в такую эстетическую (здесь даже слово «элегантность» не подходит), но такую торжественность этого ритуала. Лица, которыми всегда телевизионная трансляция 9 мая всегда славилась, - либо подходили к выбранным людям, либо уже в последние годы трибуны работали, потому что важны глаза были, важны эмоции. Сейчас это все как-то смикшировалось. Это, скорее, такая компьютерная игра, если хотите, когда камеры и на танковой броне, и сверху, и снизу. Поэтому, когда Дмитрий Медведев, улыбаясь, смотрел на летящие самолеты… Это была естественная нормальная реакция человека, который с интересом, задрав голову, смотрит.



Андрей Шарый : Маленького человека на большой самолет, я бы так сказал.



Анна Качкаева : ( Смеется ) Ну неважно. Это было естественно. В этом есть снижение ритуала, потому что смысл его все-таки не в том, чтобы тут голову задирать, здесь на что-то удивляться. Это все-таки демонстрация памяти по поводу единственного, по сути дела, оставшегося великого праздника, который объединяет народ. Поэтому этой пронзительности, торжественности, гордости сегодня, на мой взгляд, не ощущалось.



Андрей Шарый : А в чем дело – технология идет впереди идеологии? Размытые идеологические ориентиры - не совсем понятно, что мы празднуем, как это празднуем? Поэтому все эти танки, пушки в сочетании с огромным количеством новых технологических, технических средств пока не выстраиваются как-то в общую картину. Верно я вас понимаю?



Анна Качкаева : В этом случае, абсолютно понятно, что мы празднует. Вот уж тут совсем нельзя сказать, что неясен мотив, цель, смысл и так далее. Все как раз понятно. Но вот попытка сюда еще запихнуть вот этих мальчишеских игрушек – а вот мы еще и это расставим, и солдатиков разведем – как-то очень чрезмерно. Может быть, именно поэтому это создает такое ощущение некоторой эклектики.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG