Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Медленная смерть коммунистической партии Испании


Ирина Лагунина: В Испании о своей отставке заявил на днях генеральный секретарь компартии Франсиско Фрутос. До этого о решении покинуть так называемую Объединенную левую коалицию, парламентскую фракцию компартии, объявил ее координатор, также член высшего руководства партии, Гаспар Льямасарес. Наблюдатели говорят об острейшем кризисе в рядах КПИ, который грозит ей полным развалом. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Волна отставок в руководстве Компартии, сопровождаемая беспрецедентной для этой политической формации самокритикой, началась после провала испанских коммунистов на парламентских выборах в марте этого года. Партия, которая некогда была третьей политической силой в стране, уступая лишь социалистам и либералам, получила в парламенте всего три депутатских мандата, меньше, чем, к примеру, баскские и каталонские региональные националисты. До этого, Компартия потеряла мандаты и на уровне муниципалитетов. И если население еще кое-где голосовало за мэров-коммунистов, то, по мнению наблюдателей, лишь за их личные качества, а не за партийную принадлежность. Гаспар Льямасарес, который все последние годы являлся и координатором Единой левой коалиции, в которую, кстати, несмотря на название, кроме коммунистов никто не входит, и лидером КПИ, заявил, что его партия потерпела поражение из-за того, что выборы в Испании были недемократичными, а их результаты оказались подтасованными некими «реакционными силами». Гаспар Льямасарес:



Гаспар Льямасарес: Речь идет о фальсификации результатов голосовая. Нарушения в ходе выборов имели место повсеместно – на всей территории страны, что и привело к грубому искажению воли избирателей. У нас вообще в стране процветает обман, какой бы стороны действительности мы ни коснулись, И к этому теперь прибавились манипуляции с результатами выборов. Мы считаем это недопустимым и требуем от генерального прокурора разобраться в ситуации, поскольку речь не идет об отдельных нарушениях, а о фальсификации результатов выборов в целом, что подрывает основы демократии.



Виктор Черецкий: Разумеется, разговоры о том, что в современной демократической Испании подделываются результаты голосования, не убедили никого - даже самых ортодоксальных приверженцев Компартии. И Льямасарес вынужден был заговорить о необходимости обновления партии, которая якобы нуждается в молодых энергичных кадрах, новых смелых инициативах, а также в развитии внутренней демократии. Наконец он объявил о своей собственной отставке, которой, кстати, уже давно добивались сторонники генсека Франсиско Фрутоса, испытывающие личную неприязнь к «координатору». Гаспар Льямасарес:



Гаспар Льямасарес: Я хочу заявить, что не стану выставлять свою кандидатуру на предстоящем съезде в качестве генерального координатора Единой левой коалиции. Это все, что я могу сделать для нашей организации. Надеюсь, что ближайшие времена станут для нее периодом перемен. Я принимаю на себя всю ответственность за нынешнее состояние наших рядов. Предстоящий в ближайшее время съезд должен обновить нашу политику и наши кадры.



Виктор Черецкий: Компартии все же пришлось объяснить своим активистам и избирателям причину поражения. Это сделал 92-летний бывший генсек партии Сантьяго Каррильо. За долгую политическую карьеру ему не раз приходилось искать всяческие уловки, чтобы удержать партию на плаву. Оправдание поражению он нашел и сейчас. Дескать, партия пользуется по-прежнему огромной популярностью в народе, но сознательные испанские пролетарии принесли себя и свою партию в жертву общей задаче всех левых – не допустить до власти правых. И дружно проголосовали за социалистов, поскольку у них изначально было больше шансов на победу. Так, что по Каррильо выходит, что коммунисты вовсе даже не проиграли, а, наоборот, победили, поскольку победили социалисты.



Сантьяго Каррильо: Это были чрезвычайно важные парламентские выборы, потому что речь шла о тяжелой борьбе между довольно разобщенными левыми силами и сплоченными рядами правых. Победа правых могла бы привести к свертыванию демократических завоеваний испанского народа. Классовое чутье подсказало испанским трудящимся, что их родина в опасности, и они приняли единственно правильное решение в данных исторических условиях – проголосовали за соцпартию, у которой было больше шансов, чем у коммунистов, прийти к власти.



Виктор Черецкий: Попутно заметим, что в последние тридцать лет после краха диктатуры именно правые, вернее, либеральные, правительства обеспечили в Испании продвижение демократии, начиная от демонтажа государственных структур диктатуры, принятия конституции, и кончая легализации самой компартии. К демократическим инициативам левых обозреватели относят разве что закон, дающий право оформлять однополые браки геям и лесбиянкам.


С меньшей уверенностью смотрит в будущее генсек Компартии Франсиско Фрутос, решивший после 10-летнего пребывания на руководящем посту подать в отставку в виду, как он выразился, «усталости». Кстати, Фрутос видит причину поражения своей партии не в происках врагов и даже не в осуществлении электоратом тактической задачи спасения Испании от либералов. «Наша партия давно потеряла свое собственное лицо и шарахается из стороны в сторону», - сказал генсек испанских коммунистов. И в этом с ним согласны большинство местных наблюдателей. Они напоминают, что «собственное лицо» компартии формировалось в 20-30-е годы прошлого столетия под влиянием Коминтерна и российских большевиков, а временем ее наибольшей активности стала гражданская война в Испании конца 30-х годов.


XS
SM
MD
LG