Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия и Грузия оказались на грани невозможной войны


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Георгий Кобаладзе.



Дмитрий Волчек: На этой неделе продолжалось российско-грузинское противостояние из-за Абхазии. Президент Саакашвили заявляет, что Грузия с Россией воевать не собирается, а высокопоставленные грузинские чиновники говорят, что две страны все же очень близки к началу военных действий. На днях появились и тут же были опровергнуты сведения о том, что Грузия намерена ввести войска в Абхазию и начать полномасштабную войну против непризнанной республики, а также против российского миротворческого контингента, который недавно был усилен батальоном воздушно-десантных войск. О войне слов рассказывает тбилисский корреспондент Свободы Георгий Кобаладзе.



Георгий Кобаладзе: Всю неделю главной темой российско-грузинских отношений в связи с ситуацией в Абхазии остаётся странная история с грузинскими беспилотными самолётами-разведчиками, которые, по словам президента Саакашвили «Летали, летают и будут летать над Абхазией».


Всего у Грузии, согласно утверждению главы государства, около сорока таких самолётов. Они были закуплены в Израиле у израильской фирмы, которая, на основе контракта, занимается обновлением ВВС Грузии и даже модернизировала несколько самолётов су-25, производимых на Тбилисском авиационном заводе.


Абхазская сторона заявила об уничтожении уже пятого «дрона». Причём, по утверждению министра иностранных дел Абхазии, Сергея Шамба, все самолёты были сбиты ракетой «Земля – Воздух» ПВО Абхазии.


Грузинская сторона официально подтвердила потерю только одного самолёта - беспилотника. Но согласно заявлению властей страны, он был сбит новейшим российским истребителем, взлетевшим с бывшей российской базы в Гудауте, которая должна была быть закрыта ещё в 2000-м году согласно приложению к общеевропейскому соглашению «об адаптации договора о сокращении обычных вооружений в Европе».


Министерство обороны Грузии предъявила в качестве доказательства видеозапись, на которой отчётливо видно, как истребитель неизвестной принадлежности с двумя хвостовыми балками вертикального оперения (то есть явно машина класса СУ или МИГ, а не Л-39, как утверждалось ранее) сбивает беспилотник ракетой «Воздух-воздух».


абхазская и российская стороны считают запись «монтажом и фальшивкой».


Кроме того, у Тбилиси нет никаких доказательств, что самолёты сбиты именно российским истребителем. В 90-х годах первый президент Абхазии, Владислав Ардзинба и министр иностранных дел непризнанной республики Сергей Шамба неоднократно подтверждали, что у Абхазии есть на вооружении несколько самолётов СУ – 27, которые, по их словам, «абхазские ВВС приобрели там, где их можно было тогда купить».


Президент Саакашвили, в ходе встречи с российскими журналистами категорически опроверг сообщение об уничтожении в небе над Абхазией новых беспилотников. По словам президента, он беседовал с министром обороны и тот ему не докладывал об инциденте. Следует также напомнить, что единственный дрон, уничтожение которого было признано грузинским руководством, принадлежал не Министерству обороны, а Министерству внутренних дел.


Ещё одним важным заявлением грузинского лидера в ходе той же встречи с делегацией российских журналистов можно считать его слова о том, что «Грузия не собирается воевать с Россией, поскольку у грузинской армии нет столько боеспособных частей».


В то же время государственные министры по Евроинтеграции, Георгий Барамидзе и по реинтеграции, Тимур Иакобашвили, а также председатель парламента Нино Бурджанадзе, находящиеся в западных столицах, неоднократно заявляли, с разных трибун в последние дни, пытаясь заручится поддержкой, что «Грузия как никогда близка к войне с Россией».


Основное усилие грузинской дипломатии было направлено на то, чтобы побудить западные организации и государства выразить решительный протест в связи с действиями России в Абхазии и Южной Осетии. В частности, ввода в Абхазию контингента российских десантников – без согласования с Тбилиси, но в рамках предельной квоты в 3 тысячи солдат и офицеров, предусмотренной московскими соглашениями 1994 года.


Тем не менее, грузинские власти, имея формальное право потребовать вывода миротворцев, явно не решаются на роковой шаг, по всей видимости, осознавая к каким последствиям может привести вывод «Голубых касок» или даже постановка этого вопроса.


Российско-грузинские противоречия наложили отпечаток и на общий праздник победы над нацизмом.


9-го мая грузинские ветераны попытались вручить послу России в Грузии, Вячеславу Коваленко письмо на имя президента Медведева с просьбой прекратить отчуждение Абхазии и Южной Осетии от Грузии.


Однако посол, выйдя к ветеранам, отказался принять письмо, и встреча с участниками войны переросла в словесную перепалку.


XS
SM
MD
LG