Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взгляд на полвека назад. Реванш Ботвинника


Шахматные матчи традиционно вызывают в мире не меньший интерес, чем футбольные

Шахматные матчи традиционно вызывают в мире не меньший интерес, чем футбольные

Весна 1958 года – цветенье спортивной жизни. Сначала блеск мастер-классов олимпийских чемпионов. Во встречах баскетболистов СССР – США в роли мэтров выступали американцы. Почти тогда же за океаном советские борцы демонстрировали безупречную технику и боевой стиль. Франция, страна мушкетеров, дивилась мастерству новой, советской школы фехтования. Однако весной 58-го в центре внимания любителей спорта были не состязания атлетов, а затянувшийся поединок знаменитых шахматистов. Два месяца длился матч-реванш экс-чемпиона мира Михаила Ботвинника с обладателем высшего титула Василием Смысловым.


«Матч-реванш» – красивые, боевые слова. Что весомее и мощнее – тридцатилетний опыт первого советского чемпиона мира Ботвинника или уникальное мастерство Смыслова.


Предыдущая победа Смыслова подтверждала столь лестную характеристику. Год назад Ботвинник проиграл со счетом 3:6 при 13 ничьих. Из последних девяти партий он не сумел выиграть ни одной. Новый чемпион мира «мог тонко сыграть в дебюте, уйти в глухую защиту, бурно атаковать или, наконец, хладнокровно маневрировать. А про эндшпиль и говорить нечего - это его стихия». Так характеризовал своего соперника Ботвинник.


Способен ли Михаил Ботвинник отыграться? Гроссмейстер вспоминал: «Давление на меня, чтобы я отказался от реванша, было разнообразным и настойчивым. Два довода выдвигались в пользу отказа от игры: 1) Ботвинник не должен себя позорить и 2) Смыслов очень силен, он достойный чемпион мира – так чего же снова играть?» (конец цитаты).


Вызов был брошен. Началась длительная фундаментальная подготовка. «Играть со Смысловым надо было с предельной осторожностью, особенно черными, анализировать – сил не жалеть, возможностей для победы не упускать. Приготовил я для Смыслова сюрприз – защиту Каро-Канн, любимое оружие Капабланки» (конец цитаты).


Оружие Капабланки отлично сработало в начале матча. Смыслов проиграл первые три партии, в том числе две белыми в защите Каро-Канн. Но стратегия реванша определилась не сразу. Ботвинник понял, что действовать надо предельно осторожно, играя на ничью. «Партнеру отыгрываться надо – он неизбежно потеряет самообладание и «полезет»; тогда – не зевать! С таким грозным противником, как Смыслов образца 1958 года, это была единственно возможная тактика» (конец цитаты)


Михаил Ботвинник взял реванш: 7 побед, 5 поражений, 11 партий закончились вничью. Долгая позиционная борьба воспроизводилась миллионами шахматистов. Они вдохновенно доигрывали отложенные партии на скамейках парков и во дворах, ход игры настойчиво анализировали шахматные секции Дворцов пионеров. О ситуации в Москве. Листаю пожелтевшие полосы газеты «Советский спорт».


«Маленький зал в Центральном шахматном клубе не вмещал любителей игры. Пришлось организовать дополнительную демонстрацию партий в Центральном доме журналиста. На двух демонстрационных досках гроссмейстеры Вячеслав Рагозин, Юрий Авербах и мастер спорта Михаил Юдович комментировали игру. Впрочем, это был скорее разбор возникающих позиций совместно со зрителями, и каждый из них старался внести посильную лепту в анализ вариантов. Интерес к матчу был так велик, что оказалось немало болельщиков, которым не удалось попасть ни в шахматный клуб, ни в Дом журналиста. Несколько сот человек собралось во дворе клуба. Для них на балконе также была выставлена демонстрационная доска. И здесь мастерам и гроссмейстерам приходилось давать необходимые пояснения, отвечать на вопросы. А вопросов возникало множество…»


Я возвращаю подшивку газет в хранилище. А ностальгия остается…


XS
SM
MD
LG