Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что означает для Сербии результат выборов


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие эксперт по Балканам Сергей Романенко .



Михаил Саленков: Сейчас на линии прямого эфира с московской студией Радио Свобода Сергей Романенко, старший научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований Российской академии наук, эксперт по Балканам.


Сергей Александрович, доброе утро!



Сергей Романенко: Доброе утро!



Михаил Саленков: Как вы прокомментируете первые результаты выборов? Что, по вашему мнению, это означает для Сербии?



Сергей Романенко: Во-первых, действительно, впечатляющий успех Демократической партии Тадича. Кроме того, действительно, в общем-то, не только сербская политическая система, но и сербское общество по-прежнему расколото. Поэтому предстоят очень нелегкие и, вероятно, долгие переговоры о формировании правительства. Я бы, может быть, исключил единственную комбинацию, которая невозможна, - это вхождение демократов Тадича и сербской Радикальной партии в одно правительство. Все остальные комбинации, вероятно, возможны.



Михаил Саленков: Говорят о том, что, поддержав демократов на этих досрочных парламентских выборах, Сербия выбрала Европу. Что скажете?



Сергей Романенко: В этом ничего нового нет. Потому что Сербия всегда считала себя Европой еще с середины XIX века. Это, скорее, можно назвать возвращением в Европу то, что мы сейчас наблюдаем, если, действительно, это состоится. Потому что дело не только в политике сербского правительства, когда оно будет сформировано, но дело еще в том, насколько эффективно будет политика Евросоюза, потому что за последние годы неоднократно случалось так, что обещали одно из Брюсселя, а получалось совсем другое.



Михаил Саленков: Я имел в виду, Сергей Александрович, что выбор фактически стоял между Европой и Косово.



Сергей Романенко: Нет, как раз позиция Тадича состоит в том, что именно в составе единой Европы Сербия может отстоять свои права на Косово.



Михаил Саленков: Для вас не было удивительным, что выборы проходили также и уже фактически в признанном независимом крае Косово?



Сергей Романенко: Нет, не удивительно. Потому что давно уже, с 90-х годов, наблюдается эта система создания двух политических систем по этническому признаку. Албанцы голосуют за албанцев, албанцы Косова я имею в виду, конечно. А, с другой стороны, сербы голосуют только на сербских выборах. Поэтому ничего нового в этом нет. Другое дело, какие последствия из этого возникнут. Потому что ни власть Косова, ни Организация объединенных наций не будут признавать эти выборы. Это чисто косовская проблема. Как бы это не привело просто к росту напряженности и без того в очень неспокойном регионе.



Михаил Саленков: Сергей Александрович, скажите, пожалуйста, явка в 54 процента (чуть больше половины жителей страны пришли голосовать) для Сербии это невысокий показатель?



Сергей Романенко: В общем-то, нет. Первоначально планировали, что даже, может быть, процентов 65-67 выйдет на выборы. Это, тем более, удивительно, потому что, как правило, считается, что чем больше народу выходит голосовать, тем больше шансов как раз у реформистских сил. Тут, действительно, интересный вопрос - куда же, собственно говоря, делись голоса, которые обычно принадлежат Радикальной партии? Либо они ушли к Коштунице или к социалистам, или люди просто не пошли на избирательные участки.



Михаил Саленков: Сергей Александрович, большое спасибо!



XS
SM
MD
LG