Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт Центра Карнеги Алексей Малашенко о ситуации на Кавказе


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Алексей Кузнецов: Мой коллега Мумин Шакиров побеседовал о ситуации на Кавказе с экспертом Центра Карнеги Алексеем Малашенко.



Алексей Малашенко: Военные действия, скорее всего, не возникнут. Но ситуация как никогда в подвешенном состоянии. Во-первых, имели место, конечно, моменты провокации с российской стороны, но и Саакашвили, в общем-то, ведет себя не совсем адекватно. И в каком-то плане его можно понять, потому что ему нужно доказывать свою харизму, ему нужно оправдывать тот революционаризм, с которым он пришел к власти, ту идею свою как собирателя всех грузинских земель. И с этой точки зрения, я думаю, он может так или иначе, но рискнуть. Потому что даже если он проиграет, а он наверняка проиграет, если будет какое-то серьезное военное столкновение, то он так или иначе, но сохранит такой что ли имидж героя. Так что я думаю, что, как никогда, возможен риск с его стороны.



Мумин Шакиров: Почему именно сейчас обострились российско-грузинские отношения?



Алексей Малашенко: Я думаю, что это связано со многими причинами, в том числе с вероятным вступлением Грузии в НАТО, это безусловно. А также с теми решениями, которые были приняты в Москве по поводу, скажем, прямых контактов между некоторыми российскими министерствами, Абхазией и Осетией. Естественно, что какая-то реакция со стороны Грузии, конечно, должна была последовать, и она последовала.



Мумин Шакиров: А вот эти истории со сбитыми беспилотными летательными аппаратами?



Алексей Малашенко: Насколько мне известно, может быть, я не прав, но такие самолеты очень часто там летали, их там достаточно много, и это не первый, не второй и не третий случай. Другое дело, что об этом можно было промолчать, а можно было всю эту историю, как говорится, раздуть. В данном случае было принято решение, что есть повод для серьезного разговора. А самолетов этих, вы знаете, там такое количество летает, на Кавказе, и на Северном, и в Закавказье, и с опознавательными знаками, и без этих знаков. Это, в общем, рутина жизни.



Мумин Шакиров: На ваш взгляд, Сухуми полностью корректирует свои действия с Москвой или все-таки проявляет какую-то самостоятельную активность?



Алексей Малашенко: Я думаю, что на 90 процентов, на 95 процентов, безусловно, это все коррелируется с Москвой, это совершенно ясно. Но, вы знаете, всегда есть какой-то определенный зазор, так скажем. Как ни смешно может показаться, но в Сухуми есть люди, которые действительно мечтают о независимости, а не о состоянии Абхазии как российской провинции. Поэтому оттуда какие-то определенные импульсы, конечно, исходят. Потому что опять вернуться под Россию, я бы так выразился, в постсоветском варианте, конечно, хотят не все. Это надежно, это очень надежно, так скажем, но реальная независимость – это ведь возможность контактировать с кем угодно и когда угодно, это и Европа, и Турция, и так далее. Так что я думаю, что там есть действительно сторонники независимости.


XS
SM
MD
LG