Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Назван новый состав правительства России


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Кирилл Кобрин: Владимир Путин объявил новый состав правительства. Этот состав уже утвержден президентом Дмитрием Медведевым. О том, как происходила встреча бывшего президента, нынешнего премьера, и нынешнего президента, и какой состав будет в новом правительстве, рассказывает Данила Гальперович.



Данила Гальперович: Сначала Владимир Путин пришел в Кремль к Дмитрию Медведеву и попросил его посмотреть и, если надо, поправить, структуру и персональный состав нового кабинета.



Владимир Путин: Как мы и договаривались, подготовлены необходимые документы, касающиеся структуры правительства и персональных назначений заместителей председателя правительства Российской Федерации и федеральных министров. Я прошу вас их рассмотреть и, если есть необходимость, еще раз пройтись вместе главным образом, конечно, по структуре, по персоналиям, потому что здесь есть, как вы знаете, мы с вами это давно обсуждаем, есть и новые имена.



Дмитрий Медведев: Так получилось, что у нас было достаточное количество времени на подготовку структуры правительства и проработку персональных назначений. В течение двух месяцев практически мы с вами в тесном взаимодействии эти вопросы рассматривали. Поэтому сейчас мы еще раз к ним обратимся и примем все необходимые решения.



Данила Гальперович: После согласования с президентом премьер собрал кабинет и рассказал, кто в нем какой пост займет, и за что будет отвечать.



Владимир Путин: Зубков Виктор Алексеевич - первый заместитель председателя правительства. Реализация национальных проектов по сельскому хозяйству, выработка и реализация государственной политики в области рыболовства и развития лесного и агропромышленного комплекса.


Шувалов Игорь Иванович - первый заместитель председателя правительства Российской Федерации. Выработка государственной политики в сфере внешнеэкономической деятельности и внешней торговли, государственная политика в сфере технического регулирования, ведение переговоров о вступлении России во Всемирную торговую организацию, обеспечение государственной поддержки развития малого предпринимательства, управление госсобственностью, государственная политика в области единства экономического пространства и свободы экономической деятельности антимонопольной политики и развития конкуренции.



Данила Гальперович: После двух первых вице-премьеров будет еще пять просто вице-премьеров, среди них помощник Владимира Путина еще по питерским временам Игорь Сечин, до последнего времени работавший заместителем главы администрации президента. Один из бывших вице-премьеров Сергей Нарышкин наоборот, ушел в Кремль и возглавил администрацию президента. Из ключевых назначений стоит так же заметить замену Владимира Устинова на посту министра юстиций Александром Коноваловым и замену ушедшего на должность секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева его заместителем Александром Бортниковым.


В целом, как полагает эксперт Московского центра Карнеги Андрей Рябов, говорить о смене курса после смены кабинета не приходиться.



Андрей Рябов: Нет большого количества новых фигур, которые были обещаны. Все-таки реально в правительстве сконцентрирована прежняя команда Путина. Да, многие важные фигуры ключевые поменялись местами, перешли из администрации в кабинет министров, но, тем не менее, база, основа, костяк этой команды остался без изменений. Каких-либо новых фигур мы не видим.


Что из этого следует? Из этого следует, что, по-видимому, на начало президентского срока Дмитрия Медведева достигнута договоренность максимум обозначить преемственность курса, сохранить по-максимому прежнюю команду ушедшего президента в качестве некоего гаранта этой преемственности.



Данила Гальперович: Андрей Рябов, говоря о двух замах Владимира Путина, Викторе Зубкове и Игоре Шувалове, вспомнил времена Бориса Ельцина, когда в правительстве первый вице-премьер-государственник уравновешивался первым вице-премьером-либералом и наоборот. Система сдержек и противовесов, отмечает политолог, в российском кабинете 2008 так же соблюдена.



Кирилл Кобрин: Мы продолжаем обсуждать новый состав российского правительства. В эфире Свободы известный московский политолог Дмитрий Орешкин.


Дмитрий, здравствуйте.



Дмитрий Орешкин: Здравствуйте, Кирилл.



Кирилл Кобрин: Буквально через два часа после объявления нового состава правительства уже появилась такая шутка, звучит она так: первый вице-премьер, курировавший нацпроекты, стал президентом, президент - премьер-министром, а премьер-министр - первым вице-премьером, курирующим нацпроекты. Что же, консолидация власти завершена?



Дмитрий Орешкин: С моей точки зрения, вопрос о консолидации нужно рассматривать после того, как Медведев сделает свой ход. У него же тоже есть свои соображения. И как он построит свою администрацию, в какой степени он будет ее строить, вот что важно. А пока я бы сказал, что эти решения надо рассматривать не с точки зрения того, кто пришел, а кто ушел, а в большей мере с точки зрения, в какой сфере Путин позволяет себе принимать кадровые решения. Я имею в виду, традиционно у нас в стране силовой блок формировался президентом, верховным главнокомандующим, а сейчас Владимир Путин легко и непринужденно сделал заявку на то, что именно он формирует силовиков. Неважно, хорош Бортников, плох Бортников, хорош Патрушев, плох Патрушев, а важно, что Путин провел эту смену. Никогда прежде премьер-министры в нашей стране руководителей ФСБ не назначали, это всегда была инициатива и прерогатива президента.


То же самое можно сказать о Лаврове. Сохранение Лаврова на этом посту во всех традициях дипломатического дела интерпретируется преемственность внешнеполитического курса. Но вопрос о том, сохраняется этот курс или меняется, в России всегда решал президент. А сейчас его так же легко и естественно решил премьер. Так что у меня складывается ощущение, что этими решениями Путин показал, что в доме хозяин.



Кирилл Кобрин: Давайте все-таки поговорим о персональных. Конечно же, общая расстановка сил и ожидание шага Медведева по формированию его администрации - дело очень важное, но все-таки, конечно, это конкретные люди, конкретные политики, кто-то ушел, кто-то пришел, у каждого своя есть история, политическая в частности история. Давайте поговорим о тех, кто пришел. Кого бы вы выделили?



Дмитрий Орешкин: Вы знаете, кадровая политика - это всегда коронное Путина и особенностью была непредсказуемость. Кто бы ни пришел, незнакомый человек, в широком смысле незнакомый, новый министр культуры, новый руководитель ФСБ, новый министр связи, обо всех них мы знаем достаточно мало. По-видимому, это все люди, прежде всего, лояльные самому премьеру Путину. Мне кажется, это главное. На самом деле одной из особенностей кадровой политики Путина является как раз разрушение таких ведомственных каст. Например, военная каста. Он оставляет штатского человека для того, чтобы прикрыть себя от возможных опасностей, которые несет эта кастовая структура Министерства обороны и генералов. То же самое в ФСБ. Давно наблюдатели фиксировали нарастающие трудности в общении между Патрушевым и Путиным, сейчас Патрушева замещает более лояльный Путину Бортников. Аналогично с Рейманом. Над Рейманом сгущались тучи давно, теперь вдруг глава службы протокола начинает заниматься проблемами связи. Вполне в путинском стиле решение, когда человек из другой структуры, не имеющий такого устойчивого положения в этой касте связистов, которая тоже своего рода группа влияния, лоббистская такая мощная группа, новый человек начинает решать реальные проблемы, не обладая серьезной кадровой поддержкой в этом мире. То же самое с Министерством культуры - туда приходит дипломат, карьерный дипломат. Это такая фирменная игра Владимира Путина, когда он нового человека ставит в старую структуру и, соответственно, может не опасаться того, что эта структура будет играть какую-то самостоятельную игру. Потому что у нового лидера будет хлопот полон рот, ему будет не до политиканства, он будет пытаться решить какие-то проблемы, которые поставлены перед министерством.


То же самое можно сказать про Устинова, например. Раз, его убрали и та кадровая структура, которую он под себя выстраивал в прокуратуре, остается без лидера, соответственно, она в политическом смысле перестает таить в себе некоторую тайную угрозу.



Кирилл Кобрин: Спасибо, Дмитрий.



XS
SM
MD
LG