Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сторонники европейского выбора Сербии празднуют победу


Программу ведет Андрей Шарый.



Андрей Шарый: Результаты парламентских выборов в Сербии могут коренным образом изменить политическую ситуацию в стране. О причинах убедительной победы партий демократической ориентации я беседовал с известным в Белграде журналистом и политологом, обозревателем службы вещания на языках народов бывшей Югославии Радио Свободная Европа Драганом Штавлянином.



Драган Штавлянин: Результат неожиданный. Опросы общественного мнения предсказывали более успешное выступление националистов. Однако подписание в последние дни перед голосованием договора о специальных отношениях Сербии с ЕС и особенно заключение соглашения об участии итальянского концерна ФИАТ в коренной реконструкции автомобильного завода в Крагуевце, где до сих пор выпускается старый югославский автомобиль "Застава" - это, чтобы было понятно, по значению как "Жигули" в России - очевидно, сказалось на настроениях избирателей. Выяснилось, что у европейской перспективы Сербии есть конкретное измерение, что после всех национальных неудач последних десятилетий можно ожидать лучшего будущего. Усилилось ощущение, что на одной только торговле с Россией или Китаем Сербии не выжить, что надо серьезно развивать отношения с ЕС.



Андрей Шарый: Комментаторы в Москве противопоставляют два вектора развития Сербии - проевропейский и пророссийский. С победой Радикальной партии некоторые эксперты связывали возможность стратегического союза Белграда и Москвы.



Драган Штавлянин: Лидер проевропейского блока Борис Тадич говорит о трех основных адресатах сербской внешней политики - Вашингтоне, Брюсселе и Москве. Демократы рассчитывают на поддержку России и в вопросе о независимости Косова, и в переговорах о газовом соглашении. О сербах иногда так говорят: "У них сердце на востоке, а карман на западе". Что касается радикалов, то они, наверное, хотели бы такого сотрудничества с Россией, при котором Сербия превратится в российскую губернию. Другое дело, что Москва - слишком серьезная столица, чтобы проводить такую политику. А для радикалов любой партнер хорош - и Китай, и Индия, и бывшие участники Движения неприсоединения, если только он проводит политику, которая соответствует исключительно сербским желаниям. Радикалы и от западных стран этого добиваются, не отдавая себе отчета в нереальности таких требований.



Андрей Шарый: Демократы смогут быстро сформировать правительство? Возможна коалиция партий Тадича и Коштуницы?



Драган Штавлянин: Ну, в балканской политике все возможно, однако более реальной мне кажется перспектива коалиции демократического блока с Социалистической партией, вокруг которой группируются бывшие сторонники Милошевича. Это может странно звучать, но такой союз возможен - ведь если социалисты срочно не реформируются, не превратятся в современную левую партию, они точно задохнутся в объятиях Радикальной партии. Кроме того, у них очень уж пожилой электорат, с которым нет перспективы. Социалистам, кстати, вовсе не обязательно входить в правительство - они могут просто поддержать новый кабинет при голосовании в парламенте. Что касается Коштуницы, его разногласия с Тадичем, особенно по косовской проблеме, кажутся слишком большими. Он заявил, что не видит себя в альянсе с победителями. Правда, и лидер радикалов Томислав Николич выразил готовность сформировать правительство. Однако я не верю, что такой опытный политик, как Борис Тадич, не сможет конвертировать убедительный успех на выборах в реальный политический капитал.



Андрей Шарый: Вы считаете, что националисты потерпели серьезное поражение?



Драган Штавлянин: С одной стороны, они получили примерно столько же голосов, сколько на предыдущих выборах, то есть свое взяли. Однако психологический аспект неудачи очень важен. Выяснилось, что косовская и русская карты - не козырные, теперь Николичу нужно срочно искать новую политическую платформу. Понимаете, в Сербии, в общем-то, живется не очень хорошо, и если при этом, притом, что рана Косова еще свежа, притом, что демократов критикуют за неспособность справиться с коррупцией, люди все-таки не голосуют за националистов, значит, они верят - скоро придут европейские инвестиции и положение обычных людей улучшится.



XS
SM
MD
LG