Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кризис международных отношений: «Распад системы очевиден»


"В условиях, когда не срабатывают традиционные институты, но какие-то проблемы нужно решать, причем быстро, приходится создавать ситуационные коалиции для их решения"

"В условиях, когда не срабатывают традиционные институты, но какие-то проблемы нужно решать, причем быстро, приходится создавать ситуационные коалиции для их решения"

В заявлении дипломатов Литвы, Польши, Швеции и Словении говорится, что сторонам удалось найти подходы, которые будут применяться при переговорах с Россией по проблемам поставок энергоносителей, сотрудничеству в правовой области и по некоторым другим вопросам. Некоторые политики и эксперты считают, что сама система международных отношений, сложившаяся после холодной войны, требует не только уточнения, но и коренной перестройки. Прежде всего, это касается главных международных организаций.


Об этой системе говорит редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов:


- Распад институциональной системы, которая существовала в эпоху между окончанием Второй мировой войны и «началом конца истории», то есть началом 90-х годов, совершенно очевиден. Это заметно не только по политическим проявлениям и не только по политическим институтам, но, например, довольно убедительная иллюстрация последнего времени - это растерянность и бессилие Международного валютного фонда перед лицом нарастающего финансового кризиса на мировых рынках. Международный валютный фонд, в общем-то, разводит руками и говорит о том, что ничего не понимает. Это только один из элементов. Любая система, которая более-менее эффективно действовала в предшествующий период, то есть в эти 40 лет холодной войны, сейчас либо не работает вовсе, либо просто борется за выживание. Например, на мой взгляд, именно этим занимается НАТО, поскольку утрата большой миссии времен холодной войны подкосила, так сказать, основы его существования.


Мир сейчас живет по принципу, который был объявлен бывшим министром обороны Соединенных Штатов Дональдом Рамсфелдом: миссия определяет коалицию. Этот принцип был заклеймен всеми и, в конце концов, сами Соединенные Штаты от этого отказались, всеми силами теперь стараются отмежеваться от наследия Рамсфелда и вообще первого срока президентства Буша. Но фактически происходит ровно это. В условиях, когда не срабатывают традиционные институты, но какие-то проблемы нужно решать, причем быстро, приходится создавать ситуационные коалиции для их решения. Наиболее яркий и успешный пример - это шестерка по Северной Корее, которая добилась очень неплохих результатов. Менее успешный, хотя, в общем, не провальный пример - это пятерка по Ирану, которая, по крайней мере, работает и преодолевает бесконечно возникающие трудности. Российская позиция в этом смысле менее формализована, но, скажем, попытки опереться на треугольник Москва-Берлин-Париж, как замену буксующим отношениям с Евросоюзом, или создание ШОС, как организации совершенно новой архитектуры, но не очень понятного назначения, - все это попытки приспособиться к этому хаотическому развитию. Как мне кажется, ни один из этих институтов, вернее, квази-институтов возникающих сегодня, конечно, не имеют шансов на то, чтобы переродиться во что-то более солидное. Это именно ситуационные конструкции, призванные решить конкретные проблемы или не решить, это уж как получится. Возможно возрождение формально базовых структур мироустройства - вопрос, на который сейчас ответа нет. Поскольку прежде чем это станет понятно, прежний порядок мирового управления должен окончательно прекратить существование. Это довольно жутко звучит, но, тем не менее, прежде чем это случится, едва ли можно ожидать появления контуров чего-то нового. Это не означает, что все институты обречены на смерть. В частности, я думаю, что ООН, как такая оболочка, сохранит и, может быть, впоследствии приобретет какую-то новую реальную политическую функцию. Но только это случится не завтра, а вот этот процесс дальнейшей деградации может ускориться в ближайшие годы. Например, если в США победит Джон Маккейн, одной из главных идей которого во внешней политике является создание так называемой лиги демократии то ли рядом, то ли даже, может быть, взамен ООН, то, думаю, что сама эта лига никакой реальной функции по мировому правлению не сможет на себя взять. Просто по объективным причинам, в нее слишком мало стран войдет. Зато ООН она может нанести дополнительный удар и окончательно парализовать работу Совбеза, которая, впрочем, и так уже достаточно неэффективна.


XS
SM
MD
LG