Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель "Новой газеты" Андрей Солдатов о новом директоре ФСБ


Программу ведет Евгения Назарец.



Евгения Назарец: Накануне председатель российского правительства Владимир Путин огласил новый состав кабинета. Среди назначений руководитель ФСБ Александр Бортников, разнее возглавлявший службу экономической разведки этой организации. Его имя и прежде упоминалось в российских СМИ в связи с громкими политическими убийствами Александра Литвиненко и Анны Политковской. Например, в 2007 году на страницах издания "Нью Таймс" автор расследования об убийстве Александра Литвиненко Илья Барабанов выстроил такую цепочку: "Идея была проста - осуществить демонстративную акцию, направленную на окончательный подрыв авторитета руководства России за рубежом и последующую смену курса со ставкой только на силовиков. Объектом операции выбрали подполковника ФСБ Александра Литвиненко, в 2000 году ушедшего на Запад и считавшегося в ФСБ предателем. Для этого была придумана нехитрая комбинация: связать имя Литвиненко с преступлением, которое вызовет особое раздражение у президента. Так, в плане операции появилась фамилия журналиста "Новой газеты" Анны Политковской. В разработке плана, утверждает источник из ФСБ, участвовали лица из высшего руководства ведомства, якобы о нем знал директор ФСБ Николай Патрушев, а куратором операции, по словам все того же источника, был якобы назначен его заместитель и руководитель департамента экономической безопасности ФСБ генерал-лейтенант Александр Бортников.


Литвиненко умер 23 ноября. Как утверждают источники в ФСБ, 20 декабря 2006 года генерал-лейтенант ФСБ Александр Бортников повышен в звании. По данным источника "Нью Таймс", Бортников стал генералом армии".


Вот такая цитата из публикации в "Нью Таймс". И все процитированное выше само по себе уже повод спросить мнения осведомленных людей о новом директоре ФСБ Александре Бортникове. С нами на связи эксперт по проблемам безопасности, главный редактор сайта "Агентура.ру", обозреватель "Новой газеты" Андрей Солдатов.


Андрей, доброе утро.



Андрей Солдатов: Доброе утро.



Евгения Назарец: Вы наверняка слышали эту цитату и читали эту публикацию. Как вам вообще сама версия, предложенная "Нью Таймс"?



Андрей Солдатов: В тот момент появлялось очень много версий, как и сейчас, по гибели Литвиненко, но боюсь, что это просто одна из версий. Поскольку новых фактов, которые бы свидетельствовали в ту или иную сторону, их очень немного, я не помню, честно говоря, чтобы эта публикация, скажем так, стала бы таким значительным шагом вперед в расследовании этого дела.



Евгения Назарец: "Нью Таймс" предлагает такое знакомство, при таких обстоятельствах с нынешним директором ФСБ. Что вы знаете о нем из его прошлой деятельности, что бы вам, на ваш взгляд, казалось интересным и значительным сегодня?



Андрей Солдатов: Проблема личности Бортникова заключается в том, что это очень непубличный человек, человек, который, возглавив один из самых боевых служб ФСБ, службу экономической безопасности, на самом деле сумел, скажем так, дистанцироваться от самых громких скандалов. Например, Бортникову удалось дистанцироваться даже от борьбы с олигархами и дела ЮКОСа. Потому что ФСБ только на первом этапе участвовала в деле ЮКОСа, непосредственно в аресте Ходорковского, а дальше это такая рискованная игра была полностью передана Генеральной прокуратуре. Сам он человек крайне закрытый, поскольку выдвинулся очень быстро. Он на руководящих фактически пробыл довольно небольшое количество времени. Он служил в питерском управлении, а в 2003 году назначен начальником питерского управления и менее чем через год уже стал начальником департамента в Москве. То есть, скажем так, каких-то следов его деятельности активной в Питере, в общем-то, нет, а сразу же он переехал сюда, где, еще раз повторюсь, постарался дистанцироваться от самых громких скандалов. В результате сведений о нем очень мало и они носят все очень косвенный характер. Точно так же, например, как в упомянутой вами статье было упомянуто о том, что Бортников получил новое звание, точно так же в этот же самый период Бортников, как считается, по очень косвенным данным, из-за конфликта с Патрушевым, из-за того, что он представлял, скажем так, другую группу людей в ФСБ, он потерял первоначальную должность заместителя директора ФСБ и был лишь начальником департамента. То есть эти косвенные данные, они носят очень отрывочный характер и друг другу противоречат. С одной стороны, он получил новое звание, с другой стороны, он потерял должность. Можно ли судить на основании их о том, что участвовал он в каких-то громких и скандальных операциях, как пишет "Нью Таймс", я бы поостерегся так точно говорить.



Евгения Назарец: Исходя из этого, что можно ожидать? Каким он будет начальником, директором ФСБ, на ваш взгляд?



Андрей Солдатов: Я думаю, что сейчас пришло время, и это чувствуется по общему настроению, по последним действиям ФСБ, менять имидж и менять людей в ФСБ, в ФСБ сейчас дистанцируются от самых... от тех тем, которые сформулировали имидж этой спецслужбы в последние годы, а именно от дел по шпионажу, от дел по гостайне и фактически от борьбы с терроризмом. Войну с терроризмом Патрушев закончил, если я не ошибаюсь, в декабре прошлого года официально. Как вы знаете, что касается шпионажа, то ФСБ сама выступила с рядом инициатив по смягчению, скажем так, наказания за разглашение. Фактически на самом деле эта тенденция началась еще раньше, когда в ФСБ даже в оперативной практике стали отказываться от предъявления, например, по делам ученых обвинений по шпионажу и гостайне, что вызывало общественный резонанс, а сосредоточилась на экономических преступлениях. Я думаю, это время менять имидж. Вспомним прекрасные слова, которые сказал Владимир Путин, назначая Фрадкова на должность директора Службы внешней разведки: что сейчас для Службы внешней разведки основная задача - это обеспечивать экономические интересы наших компаний за рубежом. Я думаю, что примерно похожая задача будет поставлена перед ФСБ - обеспечить экономические интересы определенных компаний и корпораций.



Евгения Назарец: Что означает назначение именно Александра Бортникова на пост директора ФСБ в плане его отношений с президентом Медведевым и теперь премьером Путиным? То, что такая интрига в правительстве существует, сегодня активно обсуждает экспертное сообщество. На ваш взгляд, что это означает?



Андрей Солдатов: Опять же, повторю, очень отрывочные сведения о контактах и месте господина Бортникова. Насколько известно, он давно человек Медведева и как раз с этим были связаны его противоречия с Патрушевым, который принадлежал к другой группе силовиков. Поэтому я думаю, что это человек Медведева, поэтому Медведев получает полный контроль над спецслужбой.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG