Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анна Сафронова считает конфликт вокруг местного литературного журнала «Волга XXI век» политическим


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Андрей Шарый : В Саратове возник конфликт вокруг местного литературного журнала «Волга XXI век», который далеко вышел за рамки о том, кто из писателей, критиков или издателей лучше. О том, что происходит с журналом, расскажет мой коллега Кирилл Кобрин.



Кирилл Кобрин : Об истории журнала - как бы он ни назывался - в последние двадцать лет и о том, что, по мнению его нынешней редакции, лежит в основе нынешнего конфликта, я побеседовал с уволенным главным редактором «Волги XXI век», литературным критиком Анной Сафроновой. Анна работала в журнале в девяностые годы при тогдашнем главном редакторе, писателе Сергее Боровикове.


Россия - страна централизованная не только в политическом, экономическом отношении, но и в культурном. Традиционно журналы в провинции, литературные журналы, выживали с трудом, если вообще выживали, если не брать в расчет советские времена, когда специально существовали региональные литературные журналы, которые поддерживались, соответственно, из бюджета. Вопрос о подписчиках и читателях особенно остро не стоял. "Волга" была среди этих журналов в советское время. Но затем в перестройку и в первые постсоветские годы она сделала рывок вперед и самостоятельно вошла, что называется, в высшую лигу. Трудно это было?



Анна Сафронова: Да, это было очень трудно. Это было трудно материально. Потенциал интеллектуальный у нас был. Это сомнений не вызывало, но материально это был просто кошмар. И наш главный редактор Сергей Боровиков просто совершал подвиги. Деньги мы зарабатывали, но самыми немыслимыми способами. Например, мы пробовали заниматься книготорговлей, книгоизданием. Зарплата у нас была не только маленькая, но еще и крайне нерегулярная. Но, несмотря на это, авторы нас любили.



Кирилл Кобрин: Давайте поговорим об авторах. Кто составил костяк "Волги" конца 80-х и 90-х годов? Какие авторы местные и приглашенные?



Анна Сафронова: Была волна авторов, которые как-то жили в самиздатовской литературе. Я, прежде всего, говорю об Ольге Сидаковой, о ее первой публикации памяти погибшего поколения, которая была посвящена Губанову. Я говорю о питерской поэзии.



Кирилл Кобрин: Таким образом, в журнале был некоторых баланс ораторских авторов, среди них были известные или становящиеся тогда известными. Достаточно вспомнить Лаповского или Романа Арбитмана и авторов, которые пришли из самиздата или еще откуда-то из других городов, даже из столичных.



Анна Сафронова: У нас не было пристрастий ни по географическому принципу, ни по принципу запрещенности или не запрещенности. Мы просто как-то вырабатывали свое отношение к тексту, который к нам поступил.



Кирилл Кобрин: Давайте теперь перейдем к началу нынешнего десятилетия, к началу XXI века - "Волга XXI век". Та "Волга", которая была, которая в 90-е годы стала заметным событием в литературе, просто фактически сама собой исчезла, или что-то произошло? Почему та "Волга" перестала существовать?



Анна Сафронова: Сказать, что она исчезла сама собой, это было бы не точно. Мы, действительно, разошлись сами и закрыли журнал. Но мы делали большую работу. Сергей Григорьевич Боровиков и другие люди обращались к потенциальным спонсорам, к властям с просьбой о материальной помощи. В нашу поддержку писались письма, но, к сожалению, все это никакого действия не имело. И положение наше становилось все хуже и хуже. У каждого из нас было множество функций. Например, я занимаюсь непосредственно редактурой, стояла за станком под названием "листоподборка". Есть такой. У нас была своя мини-типография. Алексей Голицын не только вел отдел поэзии, но еще и сам вручную печатал журнал на печатном станке и сам же его склеивал. У каждого из нас был черный халат, рабочий халат, который висел на гвоздике. И когда наступало время работы, мы эти халаты надевали и приступали к обычному пролетарскому труду.



Кирилл Кобрин: Потом была пауза, и появляется журнал под названием "Волга" в Саратове, но совершенно другой. Что это был за журнал?



Анна Сафронова: Министерство печати и информации Саратовской области и Саратовское отделение Союза писателей России после нашего закрытия (проходит год-два что ли) учреждают журнал "Волга XXI век". Назвать его "Волгой" они не покусились. И всему городу эти люди объявляют, что они возрождают журнал, погибший в 2000 году, что они будут поддерживать его традиции. Но очень быстро становится совершенно очевидно, что это не тот журнал, а журнал прямо противоположный.



Кирилл Кобрин: Противоположный, в чем противоположный?



Анна Сафронова: Во-первых, этот журнал идеологический. Главные его цели - поддерживать социальную политику, то есть критерий художественности, который был для нас всегда главным, для этих людей не существовал вообще. Там все были исключительно правильные тексты - про нравственность, про народность.



Кирилл Кобрин: Журнал пользовался поддержкой областной администрации?



Анна Сафронова: Он финансировался из федерального бюджета.



Кирилл Кобрин: И именно эти люди, которые издавали сначала этот журнал, сейчас пытаются как бы захватить нынешнюю "Волгу XXI век"?



Анна Сафронова: Вчера огласили нам список так называемой редакционной коллегии журнала "Волга", который будет выбирать главного редактора, который проводит конкурс на замещение должности главного редактора. Да, в общем-то, туда входят те люди, которые были в "Волге". Там несколько человек из министерства.



Кирилл Кобрин: И никто из нынешнего редакционного совета не вошел туда?



Анна Сафронова: Никто из нынешнего редакционного совета туда не вошел.



Кирилл Кобрин: Вот этот конфликт эстетический, по вашему мнению, идеологический, может быть, мировоззренческий?



Анна Сафронова: Нет, что вы! Это политический конфликт.



XS
SM
MD
LG