Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Медленная смерть коммунистической партии Испании, продолжение темы


Ирина Лагунина: Мы начали в пятницу рассказ о кризисе в коммунистической партии Испании. Об отставке заявил генеральный секретарь компартии Франсиско Фрутос. До этого о решении покинуть так называемую Объединенную левую коалицию, парламентскую фракцию компартии, объявил ее координатор, также член высшего руководства партии, Гаспар Льямасарес. О причинах кризиса партии рассказывает наш корреспондент в Мадриде Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: «Наша партия давно потеряла свое собственное лицо и шарахается из стороны в сторону», - сказал генсек испанских коммунистов. И в этом с ним согласны большинство местных наблюдателей. Они напоминают, что «собственное лицо» компартии формировалось в 20-30-е годы прошлого столетия под влиянием Коминтерна и российских большевиков, а временем ее наибольшей активности стала гражданская война в Испании конца 30-х годов. Тогда партия во многом получила известность благодаря своему харизматическому лидеру Долорес Ибаррури – Пасионарии и поддержке, военной и финансовой, Советского Союза. Вот запись выступления Ибаррури времен Гражданской войны:



Долорес Ибаррури: Вставай, народ Испании! Защитим свободу и наших детей! Не пожалеем сил в борьбе с силами прошлого! Все на борьбу с реакцией, на борьбу с фашизмом! Встанем в единый строй для полной победы над врагом! Долой генералов, долой контрреволюционные элементы! Да здравствует народное ополчение! Да здравствуют вооруженные силы, верные трудящимся! Долой фашизм и реакцию!



Виктор Черецкий: Увы, несмотря на громкие лозунги и призывы, гражданскую войну испанские коммунисты проиграли и отправились в иммиграцию. Пока в Испании царствовала диктатура генералиссимуса Франко, коммунисты, как говорится, чувствовали себя на коне и даже были в фаворе у европейской общественности. Их, как жертв тирании, привечали: предоставляли статус политэмигрантов, помогали материально, ведь диктатура Франко, бывшего союзника Гитлера и Муссолини, не нравилась в демократической Европе. Растерялись коммунисты лишь когда диктатор умер, а умеренные деятели его режима сами, без них, решили изменить испанское общество. Первым премьером Испании периода демократизации стал бывший руководитель франкистского Национального движения, партии фашистского типа, Адольфо Суарес. Именно он демонтировал тоталитарный режим и разрешил компартии действовать легально. Звучит отрывок из выступления Суареса перед выборами 1977 года:



Адольфо Суарес: Я обещаю, что действия нашего правительства будут предусматривать ряд рациональных мер для решения насущных проблем испанской действительности. Я обещаю, что мы начнем разрабатывать конституцию страны и привлечем к этой работе представителей всех фракций парламента, независимо от их размера.



Виктор Черецкий: Сантьяго Каррильо, будучи в то время генеральным секретарем Компартии, попытался приспособиться к новым условиям. Ведь врага, ненавистью к которому партия жила 40 лет, более не было. Каррильо отмежевался от советского влияния, от идей мировой революции, сделался сторонником так называемого «еврокоммунизма», то есть отказался от теории классовой борьбы, а вместо диктатуры пролетариата признал в качестве приоритетов демократию, многопартийность и права человека. Одновременно Каррильо фактически отказался от республиканского характера партии и признал испанского монарха главой государства.


Впрочем, многие испанские исследователи подозревают, что Каррильо действовал не столько в интересах партии, сколько в интересах сугубо личных. Дело в том, что н ад ним, как дамоклов меч, висело обвинение в массовых расстрелах гражданских лиц в Мадриде осенью 36-го года во времена гражданской войны. Испанский историк и писатель Сесар Видаль:



Сесар Видаль: Расстрелы начались с приходом во властные структуры Мадрида коммунистов и, в частности, с назначением Каррильо ответственным за безопасность в столице. Любопытно, что Каррильо стал членом Компартии за день до своего назначения на пост главы так называемого Совета общественного порядка. Он примкнул к коммунистам, чтобы занять эту должность в Мадриде.



Виктор Черецкий: Как показали события последних десятилетий, проведенные Каррильо изменения в политике и идеологии партии лишь на время продлили ее агонию. Во-первых, многие ортодоксальные коммунисты их не приняли. Во-вторых, на политическом пространстве умеренной левой силы, на которое попытался перебраться Каррильо, уже давно действовала другая партия – испанские социалисты, которые под каблуком Коминтерна и Советов никогда не находились, денег из Кремля не получали и в перестройке не нуждались, как и в пересмотре своей доктрины. Неудивительно поэтому, что в новых условиях Компартия стала просто лишней. Рамон Тамамес, ветеран Компартии, видный испанских экономист.



Рамон Тамамес: Результаты первых же демократических выборов 1977-го года крайне разочаровали коммунистов. Многие от нас отвернулись, а симпатии новых друзей завоевать так и не удалось.



Виктор Черецкий: Социалисты пришли к власти в Испании в начале 80-х годов. Что же касается коммунистов, то они в последующие годы лишь теряли число мест в парламенте. На падении их популярности сказывалась, в частности, их непоследовательная политика. Так во времена правления социалистов в 80-ые – 90-ые годы Компартия неизменно примыкала к либералам, поддерживая все их нападки на правительство. А когда в результате выборов 96-го года либералы пришли к власти, коммунисты по инерции еще в течение нескольких лет продолжали травить социалистов, своих теоретических союзников по левой политической идее.


Наблюдатели отмечают, что сегодняшние испанские коммунисты, хотя больше и не нападают на вернувшихся в 2004 году к власти социалистов, имеют довольно расплывчатую программу, из которой даже не совсем ясно, чего они хотят. Их требования скорее напоминают пункты из программы профсоюзных организаций. Это повышение зарплаты и пенсий, улучшение условий труда наемных рабочих, системы образования и медицинского обслуживания, удешевление жилья, борьба с коррупцией и так далее. Любопытно, что, к примеру, на предвыборной встрече с телезрителями Льямасаресу вообще не задавали политических вопросов, поскольку испанцы его, похоже, не воспринимают в качестве политика. Зато он с радостью отвечал, к примеру, на вопросы, связанные с болезнью Альзеймера:



Гаспар Льямасарес: Проблема болезни Альзеймера стоит весьма остро. Необходимо начинать бороться с этой болезнью на ее ранней стадии, чтобы останавливать ее эволюцию. Это чрезвычайно важно. Государство обязано уделить данной болезни особое внимание, выделять средства на научные изыскания, чтобы бороться с ней, а также помогать семьям, в которых есть больные Альцгеймером, чтобы повысить их уровень жизни.



Виктор Черецкий: Почему людям, страдающим болезнью Альцгеймера, надо уделять больше внимания, чем, к примеру, лицам, страдающим болезнью Паркинсона, участники телешоу так и не поняли. Кстати, в последние годы большинству испанцев непонятны многие демарши руководства Компартии. К примеру, в столь сложной для Испании проблеме, как баскский сепаратизм, коммунисты поддержали баскских националистов, вступили с ними в правительственную коалицию, а также подписали документ, открывающий дорогу к отделению баскских провинций от Испании. Свою позицию Льямасарес обосновал... заботой о поддержании благосостояния басков:



Гаспар Льямасарес: Мы участвуем в правительстве Страны басков, поскольку там социальная политика и политика в сфере жилья – самые передовые в стране. Мы вплотную занимаемся этими вопросами, и я считаю, что все, что мы там делаем, может являться примером для всей Испании. С другой стороны, мы полагаем, что в стране нет никакой угрозы сепаратизма и конфронтации. Испания всегда будет единым государством, основанным на положениях об автономии ее регионов.



Виктор Черецкий: Последнее, по мнению наблюдателей, весьма спорно. В Стране басков продолжают звучать взрывы, устраиваемые сепаратистами, по-прежнему в терактах гибнут люди. Впрочем, это не единственный пример особого видения испанской действительности руководством Компартии. Одна из парламентских инициатив Льямасареса – требование наградить Папу Римского Иоанна Павла Второго испанским орденом за миролюбие. Инициативу не поддержали даже испанские епископы, заявив, что миролюбие папы диктуется его верой в Христа, а посему не может быть отмечено орденом. Теперь КПИ ратует за более либеральную политику в отношении эмигрантов, каждый раз возмущаясь, что власти высылают нелегалов на родину. Наблюдатели отмечают, что, не имея какой-либо реальной альтернативы существующему в Испании обществу, коммунисты используют любой повод, чтобы обратить на себя внимание и вызвать симпатии, хотя бы у эмигрантов.


Беда Компартии в том, считают наблюдатели, что она так и не смогла найти себя на политической сцене современной Испании. И произошло это, по мнению местных историков, из-за того, что для партии, рожденной для претворения в жизнь утопических идей, просто нет места в реальной жизни.


XS
SM
MD
LG