Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ливан, Израиль и Хезболлах. Почему проиранская группировка решила показать силу у себя в стране


Ирина Лагунина: Разрешить ситуацию в Ливане сейчас пытается делегация Лиги арабских государств. Саудовская Аравия заявила, что если будет доказано, что за действиями «Хезболлах» стоял Иран, то арабский мир может заморозить связи с Тегераном. К более жесткой позиции арабского мира призывает и Израиль. Президент страны Шимон Перес:



Шимон Перес: «Хезболлах» просто уничтожает Ливан. И это – проблема, которая беспокоит не только Соединенные Штаты и Израиль. Она касается арабского мира тоже. Для них уничтожение Ливана – это уничтожение многих других государств.



Ирина Лагунина: В столкновениях в Ливане, которые начались 7 мая, погибли более 80 человек. Такого страна не знала со времен гражданской войны 1975-1990 годов. Начало столкновениям положили решения правительства, которые руководство этой шиитской группировки расценило как объявление войны. Бойцы «Хезболлах» захватили в ответ отдельные районы Бейрута, страна оказалась отрезанной от внешнего мира. Мы беседуем по телефону из Бейрута с экспертом Совета по внешней политике США Мохамадом Баззи. Что на самом деле происходит в Ливане? Почему «Хезболлах» решила так открыто продемонстрировать свою силу у себя в стране, чего они раньше никогда не делали? Неужели только из-за того, что правительство решило уволить генерала, отвечающего за безопасность аэропорта, поскольку его подозревали в том, что он работает на «Хезболлах»?



Мохамад Баззи: Отставка офицера безопасности – это только один вопрос. Еще одно решение правительства, которое вызвало гнев «Хезболлах» - это указ, объявляющий нелегальными систему коммуникаций и телефонную систему «Хезболлах». Они были признаны угрозой национальной безопасности страны. «Хезболлах» воспринимает это как нападение на свою собственную военную инфраструктуру. И лидер организации Хассан Насрулла заявил, что это не только вызов против системы коммуникации, это попытка начать разоружение «Хезболлах», потому что система коммуникаций, как он сказал, - это важный элемент всего военного аппарата организации. И конечно, в последние полтора года в Ливане политическая власть парализована. И обе стороны уже начали привыкать к этому параличу. И теперь эти последние события полностью изменили политический ландшафт Ливана.



Ирина Лагунина: Изменили в каком смысле?



Мохамад Баззи: «Хезболлах» впервые применила оружие на внутренней политической сцене после того, как в течение стольких лет обещала никогда не применять оружие дома. И она показала, что, по крайней мере, с военной точки зрения ни одна фракция в стране даже близко не стоит с «Хезболлах».



Ирина Лагунина: «Хезболлах» в отличие от других группировок не была разоружена после гражданской войны, потому что ее представляли как силу, способную оказать отпор внешней агрессии, подразумевалось, агрессии со стороны Израиля. Ее внутренняя политическая платформа очень даже миролюбива. Вот, например, с чем она выступала на парламентских выборах 1996 года:



Достижение справедливости и равенства между ливанцами рассматривается нами как одна из основ установления стабильной и уважаемой процветающей страны, в которой все ливанцы заняты созидательным процессом с энтузиазмом и солидарностью при равных возможностях, равенстве всех - граждан, классов и районов - в своих правах и обязанностях, будь то в политической, экономической или социальной сферах.



Но теперь, как вы, господин Баззи, отметили, группировка применила оружие дома, да еще и против суннитов. Как люди сейчас относятся к Партии Бога?



Мохамад Баззи: «Хезболлах» по-прежнему очень популярна среди своих избирателей, среди шиитского сообщества Ливана, а также среди последователей христианского маронита «генерала» Мишеля Ауна. Среди других слоев населения престиж «Хезболлах» очень сильно пошатнулся. Но этот процесс продолжается уже полтора года, ничего нового в этом нет. К тому же «Хезболлах» и не очень беспокоится о других слоях населения, их волнует, в первую очередь, шиитское сообщество Ливана. Насрулла также в последние два года решил не обращать внимание на отношения с Западом, он больше не хочет идти на диалог с Западом. Похоже, что он ждет, пока администрация Буша закончит свой срок, а потом он, может быть, снова посмотрит на Запад.



Ирина Лагунина: Что это за система коммуникаций, которую правительство распорядилось закрыть?



Мохамад Баззи: Насрулла заявил, что во время войны 2006 года система была очень полезна в конфликте с Израилем. На самом деле она существует уже долгие годы и в последнее время только модифицировалась. Кстати, что касается войны, то она позволила «Хезболлах» пополнить запасы ракет и обновить арсеналы, потому что группировка ожидает нового конфликта с Израилем. Произошло ли это из-за паралича власти? Ну, знаете, паралич власти, конечно, этому способствовал, но в принципе, военная структура «Хезболлах» не зависит от политики. Если бы паралича власти не было, «Хезболлах» все равно продолжала бы вооружаться.



Ирина Лагунина: Прерву разговор с экспертом Совета по внешней политике США Мохамадом Базии, который последние несколько недель находится в Ливане. Ливан сейчас воспользовался региональными рычагами, чтобы наладить диалог между правительством и «Хезболлах». А между тем, все указывает на то, что в какой-то степени за «Хезболлах» стоит тоже регион – Сирия и Иран. Мнение обозревателя арабской газеты «Аль-Хайят» Хазема Сагиеха.



Хазем Сагиех: Есть разница между вооруженной «Хезболлах» и невооруженной «Хезболлах». «Хезболлах» без оружия не представляет проблемы, ее можно сдержать политическими процессами в самом Ливане. А если использовать региональные рычаги давления, то можно оставить «Хезболлах» без источников оружия. Конечно, шииты представляют большинство в стране и должны иметь свое представительство во власти. Но до тех пор, пока у них оружие и пока они оспаривают монополию государства на вооруженные силы, их диктат в политической жизни абсолютно неприемлем. Так что можно сделать, кстати, тоже используя исключительно региональный поход? Во-первых, надавить на Сирию, чтобы она не вмешивалась во внутренние дела Ливана. И во-вторых, чтобы это давление имело смысл, надо исследовать вместе с Сирией возможность, например, получения назад от Израиля Голанских высот. В таком случае Сирия уже не сможет найти повода вмешиваться в дела Ливана.



Ирина Лагунина: Считает обозреватель арабской газеты «Аль-Хайят» Хазем Сагиех. Многие отметили, что демонстрация силы со стороны «Хезболлах» совпала по времени с торжествами в Израиле по поводу 60-летия образования этого государства. Еще одна цитата из выступления президента Израиля Шимона Переса.



Шимон Перес: Мы хотели бы видеть единый, целостный, живущий в мире Ливан. Мы не претендуем ни их воду, ни на их землю, ни на их политику. Мы хотели бы, чтобы палестинцы жили вместе. Они много страдали в своей жизни. Раздел палестинской нации – трагедия и для них, и для всех нас. И сейчас арабский мир должен занять позицию по этому вопросу – не по вопросу о конфликте между ними и нами, а по вопросу об их собственной судьбе.



Ирина Лагунина: В начале мая ливанский министр телекоммуникаций обвинил Иран в том, что он построил для «Хезболлах» систему коммуникаций, с помощью которой «Хезболлах» может прослушивать телефонные переговоры государственной телефонной компании. Параллельно с этим ливанская полиция арестовала в непосредственной близости от штаб-квартиры командования ливанскими вооруженными силами четверых иранцев с камерами. Иранское посольство заявило, что это были туристы, которые любовались окрестностями. А вот как отреагировали на происходящее в Ливане иранские газеты. Приведу только одну выдержку, поскольку она отражает общее настроение подконтрольной правительству прессы. Это газета «Джомхури-е Ислами» за 10 мая (перевод предоставлен институтом изучения ближневосточной прессы):



«Способность Хассана Насруллы принимать мужественные и мудрые решения, несомненно, закрывает дорогу далекоидущим схемам по подрыву ливанской независимости. И в конце концов, он победит. Сейчас США и Израиль находятся в наихудшей ситуации, и все готово для того, чтобы они потерпели еще одно поражение, решающее для региона.


После этого поражения сионистский режим начнет скатываться по наклонной. Влияние США в регионе прекратится, и режимы, связанные с Америкой, будут смещены. Судьбу Ирака и Афганистана будут решать сами люди этих стран, и политический баланс в регионе изменится. Это – решающие дни в Ливане».



Ирина Лагунина: А вот и заявление самого президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада.



Махмуд Ахмадинеджад: Сионистский режим умирает. Они должны знать, что нации в регионе ненавидят этот фальшивый и криминальный режим. И если хоть малейший, хоть очень короткий шанс будет дан странам в регионе, то они уничтожат его.



Ирина Лагунина: Обращусь еще раз в Бейрут с Мохамаду Баззи.


Столкновения последних дней приняли характер столкновений между шиитами и суннитами. Есть ли опасность более широкого межконфессионального конфликта?



Мохамад Баззи: Люди в Бейруте испытывают очень сложные религиозные чувства сейчас. Я в Бейруте уже несколько недель, и могу сказать, что после того, что произошло, в Бейруте может разразиться межконфессиональная катастрофа. Недоверие и враждебное отношение между суннитами и шиитами, отношения очень напряжены. И во многих районах, где люди мирно жили бок о бок годами и годами, это вдруг стало проблемой. А если учесть, что напряжение между шиитами и суннитами провоцируется еще и войной в Ираке… Во время гражданской войны в Ливане с 1975 по 1990 годы особо сильных столкновений между суннитами и шиитами в стране не было. Конфликт шел внутри групп. Были столкновения в шиитском лагере – между различными шиитскими группировками, иногда кровопролитие шло между христианскими группами и мусульманскими группами. Но суннитско-шиитского противостояния в годы той войны не было. Так что это очень тревожное развитие.



Ирина Лагунина: Мы беседовали с экспертом по Ближнему Востоку в Совете по внешней политике США Мохамадом Баззи, который сейчас находится в Бейруте.


XS
SM
MD
LG