Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фактор Хиллари Клинтон в президентской кампании в США


Ирина Лагунина: Во вторник в США прошел очередной этап первичных выборов, в ходе которых определяется кандидат Демократической партии на пост президента. В западной Вирджинии более чем убедительную победу одержала сенатор Хиллари Клинтон. Тем не менее, наверстать разрыв с Бараком Обамой ей уже не удается. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Комментаторы президентской кампании уже без обиняков и оговорок называют Барака Обаму кандидатом Демократической партии на президентских выборах этого года. Хиллари Клинтон сохраняет чисто теоретические шансы на победу, однако упорно не сходит с дистанции. В своих публичных выступлениях она настойчиво подчеркивает, что смогла мобилизовать сегменты электората, потерянные ее предшественниками.



Хиллари Клинтон: Женщины, особенно женщины с низким доходом, не голосовали за Джона Керри. Латиноамериканцы не поддержали сенатора Керри в таких масштабах, на какие надеялись. То же самое относится и к рабочим. Это электоральная база, которую мы потеряли и теперь пытаемся вернуть.



Владимир Абаринов: На обвинения в том, что она раскалывает партию вместо того, чтобы уступить дорогу лидеру, Хиллари Клинтон отвечает, что по прежнему считает себя более сильным соперником в поединке с кандидатом республиканцев Джоном Маккейном.



Хиллари Клинтон: Я просто не верю в это. Я считаю, мы оба установили рекорд явки на первичные выборы, мы возвращаем партии ее избирателей. Данные по активности избирателей невероятно высокие. На этой основе можно строить дальнейшую стратегию – во всяком случае, у меня такое ощущение. Но я также полагаю, что пока еще слишком рано строить планы, все мы поглощены настоящим моментом. Помнится, в 1992 году Билл выиграл номинацию в середине июня. Как правило, сезон первичных выборов у демократов продолжается дольше, чем это было в двух последних избирательных циклах. В призывах как можно раньше сплотиться вокруг единого кандидата кроется проблема. Когда сенатор Керри выиграл номинацию – кажется, это было в марте – он опережал по опросам президента Буша, однако не выиграл выборы. Электоральная ситуация переменчива. Критерий здесь – насколько сильным кандидатом ты будешь на всеобщих выборах, кого привлечешь на свою сторону, каковы твои шансы в ключевых штатах. Если бы мы проводили первичные выборы по правилам республиканцев, я уже стала бы единым кандидатом партии. Если бы республиканцы проводили свои праймериз по нашим правилам, они продолжали бы сегодня бороться за номинацию. Республиканцы смотрят на первичные выборы под углом всеобщих – как получить 270 голосов выборщиков. У нас процедура гораздо сложнее, и она идет полным ходом. Посмотрите на мои результаты за последние пару недель – Техас, Огайо, Пенсильвания, Индиана. За три из этих четырех штатов нам предстоит борьба на всеобщих выборах. И я собираюсь выиграть их. Вот на чем мы должны сосредоточиться – на том, чтобы выставить против сенатора Маккейна сильнейшего кандидата.



Владимир Абаринов: Помимо сложной процедуры первичных выборов, демократы в этом году столкнулись с проблемой, которой у них не было прежде. Партийные организации двух штатов, Мичигана и Флориды, нарушили календарь, утвержденный национальным комитетом партии, и провели у себя праймериз раньше назначенного срока. Это сразу внесло сумятицу в планы организаторов кампании и привело к сбою системы. Руководство партии пригрозило не допустить делегатов этих двух штатов на национальный съезд. Кандидаты согласились не вести там кампанию, а Барак Обама и Джон Эдвардс отозвали свои имена с бюллетеней, которыми голосовали избиратели Мичигана. Зимой, когда происходила эта история, никто не предполагал, что проблема Флориды и Мичигана станет ключевой, однако произошло именно это. В обоих штатах выиграла Хиллари Клинтон. Если учесть поданные за нее там голоса, получится, что она впереди Обамы по общему числу голосов избирателей – ее преимущество составляет около 100 тысяч голосов. Кроме того, если считать делегатов от Флориды и Мичигана, то для победы в борьбе за партийную номинацию требуется уже не 2025 голосов делегатов национального съезда, а 2210. Это и есть ответ на вопрос, на что рассчитывает Хиллари, продолжая борьбу.



Хиллари Клинтон: Я рада, что вы назвали эту цифру - 2210. Я считаю, это правильная цифра, потому что она включает делегатов от Флориды и Мичигана. Я говорю об этом постоянно уже в течение нескольких месяцев – проблема должна быть решена. Оставить ее как есть или каким-то иным способом исключить из подсчета голоса избирателей Мичигана и Флориды – с моей точки зрения, это ослабит нашу позицию на всеобщих выборах осенью.



Владимир Абаринов: Когда говорят, что победа Хиллари Клинтон на первичных выборах «арифметически невозможна», обычно забывают добавить, что победа невозможна и для Барака Обамы. И он, и она способны выиграть соперничество за номинацию только благодаря голосам привилегированных делегатов съезда - партийной верхушки, не связанной мнением избирателей. Поэтому сам сенатор Обама комментирует нынешнюю ситуацию осторожно.



- Вы – наиболее вероятный кандидат Демократической партии?



Барак Обама: Еще нет. Я буду им, если сенатор Клинтон решит остановиться или если после голосования в оставшихся шести штатах мы сохраним преимущество, которое имеем сейчас. Но пока ничего не ясно. Не хочу упрощать ситуацию. Сенатора Клинтон уже списывали со счетов, а она возвращалась и остается грозным соперником. Так что я хочу, знаете, доиграть матч до конца. Сенатор Клинтон намерена продолжать свою кампанию. А я надеюсь, что когда все закончится, все участники убедятся в том, что демократия и процедура работают, и придет время обратиться к проблемам, которые важны для американского народа.



Владимир Абаринов: Барак Обама заранее смирился с поражением в Западной Вирджинии, Кентукки и Пуэрто-Рико. Но в остальных трех штатах намерен выиграть.



- Какого вы мнения о сенаторе Клинтон? Пока мы тут с вами сидим, она ведет кампанию сразу в трех штатах, такой же боец с головы до пят, каким была неделю назад.



Барак Обама: Как я уже сказал, она грозный кандидат. Мы тоже собираемся вести кампанию. Сегодня ночью я вылетаю в Орегон. Вполне понятно ее стремление участвовать в двух следующих праймериз. У нее огромное преимущество в Западной Вирджинии, огромное – в Кентукки. Из шести оставшихся штатов у нее сильные позиции, думаю, в трех, а в остальных трех я, возможно, выиграю небольшим преимуществом.



Владимир Абаринов: Сенатор Клистофер Додд, сам недавний кандидат в президенты, поддержал Барака Обаму.



Клистофер Додд: У меня нет ни малейших сомнений в том, что демократы сплотятся вокруг Барака Обамы. Сегодня не 68-й год, когда в партии царил глубокий раскол, когда в стране бушевали страсти на расовой почве, существовало антивоенное движение, и демократы разделились в своем отношении к этим проблемам. Разногласия между Хиллари Клинтон и Бараком Обамой по существенным вопросам довольно незначительны. И я нисколько не сомневаюсь, что демократы, независимые избиратели, республиканцы, желаюшие обновления не меньше демократов, объединятся вокруг кандидатуры Барака Обамы.



Владимир Абаринов: Но почему, если вопрос предрешен, Хиллари Клинтон не снимает свою кандидатуру?



Клистофер Додд: Я ее понимаю. Знаете, когда ведешь кампанию, мчишься куда-то со скоростью 200 километров в час, всю ночь трясешься по ухабам, а через двое суток должен мчаться в совершенно другом направлении и останавливаться на каждом шагу – это тяжкое испытание, с моей точки зрения. Дайте ей возможность перевести дух, успокоиться, осознать, что происходит вокруг. Она примет правильное решение. Я достаточно хорошо ее знаю. Она любит партию и любит эту страну. И она не допустит еще одного срока Джорджа Буша под именем Джон Маккейн, который, в сущности, одобряет и экономическую политику Буша, и внешнюю. Страна хочет двигаться в совершенно другом направлении.



Владимир Абаринов: И руководитель избирательного комитета сенатора Клинтон Терри Макалифф не согласен признать поражение.



Тим Рассерт: Исходя из фактов, он, Барак Обама, - почти наверняка кандидат партии. Верно?



Терри Макалифф: Прежде всего, никто не кандидат партии. Каждому должно быть ясно: до тех пор, пока кандидат не набрал заветное число делегатов, 2209, он не стал кандидатом Демократической партии. К настоящему моменту проголосовало 35 миллионов человек. Если сосчитать всех, кто подал голос за Хиллари Клинтон или Барака Обаму, получится, что Хиллари поддержали 16 миллионов 600 тыся человек, Обаму – 16 миллионов 700 тысяч. Разница составляет 100 тысяч голосов из 35 миллионов.



Тим Рассерт: Вы считаете Флориду и Мичиган.



Терри Макалифф: Конечно. Они голосовали, тут нет вопроса. Итоги голосования утверждены избирательными комиссиями графств и штатов. Я сейчас не говорю о делегатах, но избиратели проголосовали.



Тим Рассерт: В Мичигане в бюллетенях не было имени Обамы.



Терри Макалифф: Он принял политическое решение снять свое имя. Давайте начистоту: он значился в бюллетене, но решил вычеркнуть себя из тактических соображений. Его право. Но люди проголосовали, два с половиной миллиона человек.



Владимир Абаринов: Тем не менее, Терри Макалифф признает, что помочь Хиллари Клинтон может лишь чудо.



Тим Рассерт: Признайте, что она не в состоянии обогнать Барака Обаму по числу избранных делегатов.



Терри Макалифф: Маловероятно.



Тим Рассерт: Это невозможно.



Терри Макалифф: Нет ничего невозможного. Завтра может что-то случиться. Не думаю, что на свете есть что-то невозможное.



Тим Рассерт: Вам остается уповать на вмешательство Господа или на какую-то катастрофу, которая постигнет кампанию Обамы.



Терри Макалифф: Конечно! Должно произойти нечто грандиозное.



Владимир Абаринов: Раскол электората – угроза вполне реальная. Сторонники Обамы и Клинтон говорят, что они скорее проголосуют за кандидата республиканцев, чем за кандидата своей партии, если им не станет их любимец. Барак Обама воспринимает эту угрозу серьезно.



- В Демократической партии есть избиратели Обамы и есть избиратели Клинтон. Поразительно высокий процент избирателей Клинтон говорят, что не будут голосовать за вас. Многие из них говорят, что предпочтут сенатора Маккейна. Как вы, вероятный кандидат партии, собираетесь наводить мосты над этой пропастью?



Барак Обама: Прежде всего, так всегда бывает после упорного соперничества. В 2000 году избиратели Маккейна тоже говорили, что не будут голосовать за Буша, но, в конечном счете, подавляющее большинство из них все-таки проголосовало. После таких кампаний, как эта, всегда остаются синяки. Это, однако, не значит, что я не должен ничего делать в этом отношении, если стану кандидатом партии. Без сомнения, многие по-прежнему плохо знают меня. Мы порой допускали ошибки в своей кампании. Я считаю важными систематические усилия по привлечению этих людей. Мы должны рассказывать им, во всех возможных подробностях, что будет означать для них президентство Обамы, каким образом оно послужит их благу. Ведь эта кампания ведется не ради меня, не ради Хиллари Клинтон или Джона Маккейна. Она ведется ради американского народа.



Владимир Абаринов: Среди сторонников Хиллари Клинтон избирателей, которые говорят, что ни за что не будут голосовать за Барака Обаму, более 20 процентов.
XS
SM
MD
LG