Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неразгаданная тайна. Недочитанный детектив викторианского Лондона


«Подозрительная личность», 1888 год; «Иллюстрированные новости Лондона»

«Подозрительная личность», 1888 год; «Иллюстрированные новости Лондона»

В этом году исполнилось 120 лет со времени таинственных убийств пяти проституток в лондонском районе Ист-Энд — легендарный преступник тогда получил прозвище Джека-потрошителя (Jack the Ripper). В ознаменование появления в Англии первого всемирно известного серийного убийцы в британской столице 15 мая открылась выставка под названием «Джек-потрошитель и Ист-Энд».


Музей в Докленде — примыкающей к Темзе части лондонского Ист-Энда — впервые решил воссоздать обстоятельства преступлений 120-летней давности, когда с августа по ноябрь 1888 года в Лондоне были убиты пять проституток. Чудовищные обстоятельства этих убийств — преступник перерезал своим жертвам горло и отделял внутренние органы — вселили ужас в население британской столицы.


Убийца, получивший прозвище Джек-потрошитель (одно время так называл себя один из многочисленных авторов анонимных писем, бравших на себя вину за эти преступления) так и не был найден, и эта тайна породила многочисленные версии убийства. Среди кандидатов на роль Джека-потрошителя были лондонский хирург, мясник, немецкий моряк и даже русский врач. Американская писательница Патрисия Корнуэлл написала книгу, в которой доказывает, что Джеком-потрошителем был знаменитый английский художник Уильям Сикерт. Появилась даже версия, что Джек был женщиной.


На лондонской выставке «Джек-потрошитель и Ист-Энд» выставлены подлинные документы из полицейского досье, газетные статьи того времени, фотографии жертв и мест преступления, письма в полицию, вещественные доказательства; значительная часть экспозиции посвящена многочисленным версиям этих загадочных, так и не раскрытых убийств.


Я беседую с куратором выставки Джулией Хоффбренд.


— Был ли Джек-потрошитель жителем Ист-Энда, на что намекает название экспозиции?
— Наша выставка в огромной мере расследует эти убийства; мы пытаемся понять, что же тогда случилось, и увидеть тогдашние события глазами тех, кто жил в то время. Именно поэтому мы экспонируем подлинные документы той эпохи, в частности газеты и полицейские донесения. Никаких выводов мы не делаем, но надеемся, что, исследуя тогдашний мир лондонского Ист-Энда, мы тем самым помогаем понять, кто мог бы совершить все эти убийства. Дело в том, что район Ист-Энда — это своего рода лабиринт, в нем множество темных узких улочек, часто оканчивающихся тупиком. И тот факт, что убийце каждый раз удавалось без следа исчезать с места преступления, говорит о том, что он должен был быть хорошо знаком с этим районом. На выставке мы старались указать не только на возможных подозреваемых, но и на социальные и профессиональные группы, которые могли быть замешаны в этих убийствах, — а это могли быть врачи, моряки, преступники, душевнобольные. Мы надеемся, что это подтолкнет посетителей к собственным выводам.


— Значит ли это, что организаторы выставки не выделяют наиболее правдоподобную версию убийств?
— Мы стараемся представить самые разные версии, и не отдаем предпочтения ни одной из них. Нам бы хотелось, чтобы посетители выставки, познакомившись с выставленными документами и свидетельствами, делали собственные выводы. Экспонаты выставки как бы подталкивают их к выводам о том, кто мог стоять за этими преступлениями, каким человеком для этого нужно было быть, какими возможностями обладать и какие обстоятельства могли этому способствовать. Один из самых интересных моментов выставки — множество представленных на ней версий убийства, удовлетворяющих наше желание понять, кто это сделал.


— Как известно, согласно одной версии, Джеком-потрошителем был живший в Лондоне русский врач...
— Конечно, в то время врачи были главными подозреваемыми. Способ, которым женщины были убиты, и те манипуляции, которые убийца с ними проделывал, заставляли полицию подозревать в убийстве врача-хирурга. В то время в Лондоне была большая колония выходцев из Российской империи — главным образом иммигрантов-евреев. Человеческой природе вообще свойственно подозревать в преступлениях чужаков — людей другой культуры и традиций. Российские евреи в то время также вызывали подозрение. И одним из подозреваемых в то время оказался русский врач. Однако это лишь одна из множества версий, каждая из которых может быть реальной, однако нет никаких неопровержимых доказательств ни одной из них.


— Чем объясняется, что и через 120 лет в мире не снижается интерес к делу Джека-потрошителя?
— Думаю, что в наше время воображение людей возбуждает элемент загадочности, до сих пор не разгаданная тайна 1888 года. Возможно, здесь играет роль человечески инстинкт, требующий, чтобы все в нашей жизни было объяснено и понятно. На наше воображение действуют и мрачные, глухие улочки викторианского Ист-Энда с их газовыми фонарями и уличным смогом. Все это пробуждает ностальгические эмоции, возбуждает воображение и превращает эту историю в таинственный детектив. Немалую роль играют и многочисленные фильмы на эту тему, книги, картины. В этом есть какое-то волшебство. Я бы сказала, что власть этих событий над нами феноменальна.


XS
SM
MD
LG